Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Специфика исполнения родительских обязанностей отдельно проживающим родителем, недееспособными и несовершеннолетними родителями.

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Хакимова Олесья Аркадьевна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №12 2016»  (декабрь)
Количество просмотров статьи: 3085
Показать PDF версию Специфика исполнения родительских обязанностей отдельно проживающим родителем, недееспособными и несовершеннолетними родителями.

Хакимова О.А.
магистрант 2-го курса
Тюменского государственного университета
г. Сургут
E-mail: olesya03061983ha@mail.ru

Аннотация: в статье рассматриваются актуальные проблемы правового регулирования отношений родительских обязанностей, отдельно проживающим родителем в России, предложены пути решения обозначенных проблем.

Ключевые слова: зрелость родителя, родительские права, недееспособные и несовершеннолетние родители, ограничение родительских прав.

Объем прав родителей не зависит и от того, проживают они с ребенком или нет. Если родители проживают раздельно, с кем из них будет проживать ребенок, определяется соглашением между ними. Если родители не могут прийти к соглашению, вопрос о том, с кем будут проживать несовершеннолетние дети, решается судом с учетом того, кто из родителей может создать более благоприятные условия для их воспитания. Суд выясняет мнение ребенка на этот счет. В необходимых случаях органы опеки и попечительства обследуют ус­ловия жизни у каждого из родителей.

Разрешение этого вопроса всегда представляет собой значитель­ную сложность, поскольку большое значение здесь имеют не матери­альные обстоятельства, а чувства и эмоции родителей и детей. Поэтому невозможно вынести решение чисто механически, сопоставив размеры жилища и заработную плату родителей. Во внимание прежде всего принимаются отношения, складывающиеся между каждым из родите­лей и ребенком, привязанность ребенка к каждому из родителей, бра­тьям и сестрам, дедушке и бабушке, если они проживают с одним из родителей.

Большое значение придается личным и нравственным качествам каждого из родителей. Под личными качествами прежде всего понима­ются их качества как воспитателей: образование, состояние физичес­кого и психического здоровья. Нравственными качествами, которые могут оказать отрицательное влияние на решение суда, являются зло­употребление спиртными напитками или наркотическими вещества­ми, занятие запрещенными видами деятельности (проституцией, свод­ничеством), привлечение родителя к судебной или административной ответственности, пренебрежение родительскими обязанностями, со­вершение в отношении ребенка действий, которые могут послужить основанием для лишения родительских прав, и т.д. Не могут прини­маться во внимание такие обстоятельства, как оставление одним из родителей семьи или супружеская измена.

Важную роль играет и возраст ребенка. Малолетние дети, как пра­вило, более нуждаются в материнской заботе, а передача отцу ребенка, вскармливаемого грудным молоком, просто невозможна. В отношении подростков большее значение придается их желанию. Только в исключительных случаях и при наличии серьезных основании суд может передать такого ребенка одному из родителей против воли подростка.

Условиям, которые каждый из родителей может создать для воспитания и развития ребенка, также уделяется внимание. Уровень до­хода родителя не является определяющим, поскольку ребенок имеет право на получение содержания от второго родителя. Гораздо более существенно количество времени, которое каждый из родителей может уделить ребенку, что чаще всего обусловлено профессией, мес­том и режимом работы.

Законодательство долгое время было неспособно обеспечить за­щиту интересов отдельно проживающего родителя. Для того чтобы побудить совместно проживающего родителя не нарушать права дру­гого родителя, предлагались различные меры. Прежде всего речь шла о прекращении выплаты алиментов родителем, которому не дают воз­можность осуществлять свои родительские права, Но прекращение уплаты алиментов нарушит в первую очередь интересы ребенка, кото­рый и так всегда оказывается жертвой конфликтов между родителями. Поэтому применение такой меры, на наш взгляд, совершенно недопус­тимо.

Осуществление родительских прав невозможно без обладания све­дениями, касающимися ребенка. Родитель, проживающий отдельно от ребенка, также имеет право на информацию о своем ребенке. Он вправе требовать представления такой информации от должностных лиц вос­питательных, учебных, лечебных и других учреждений. Эти учрежде­ния не вправе отказать в предоставлении информации. Согласия вто­рого родителя или самого ребенка на раскрытие такой информации не требуется.

Единственный случай, когда должностные лица вправе отказать в предоставлении информации, сформулирован в Семейном кодексе таким образом, что трудно себе представить, что он когда-нибудь встретится на практике. В окончательном варианте п. 4 ст. 66 СК гово­рится об отказе от предоставления информации при «наличии угрозы для жизни или здоровья ребенка со стороны родителя». И даже при наличии такой угрозы отказ может быть оспорен в судебном порядке. В реальной же действительности раскрытие информации о ребенке против его воли, например медицинскими или правоохранительными органами, могут причинить ребенку существенный моральный вред. Поэтому следовало бы предоставить право самому ребенку, достигше­му 14 лет, и тому из родителей, с которым он проживает, ходатайство­вать перед органами опеки и попечительства о сохранении той или иной информации в тайне от другого родителя.

Осуществление родительских прав предполагает совершение во­левых действий, в том числе связанных с представительством в инте­ресах детей и восполнением их недостающей дееспособности. Осу­ществление права на воспитание ребенка предполагает достаточную зрелость самого родителя. В связи с этим возникает проблема осущест­вления родительских прав недееспособными и несовершеннолетними родителями.

Само по себе признание родителя недееспособным не влечет за собой автоматического ограничения родительских прав. Однако, есте­ственно, что такое лицо самостоятельно осуществлять их не может. Анализ содержания родительских прав (в частности, права на воспи­тание, представительство в интересах детей, на защиту детей) показы­вает, что для их осуществления необходима дееспособность. Воспита­ние ребенка в таких случаях осуществляется вторым родителем или ребенку назначается опекун.

Формальное ограничение родительских прав недееспособного ро­дителя имеет место, только если в силу его душевного заболевания возникает необходимость отобрания ребенка у такого родителя в целях защиты интересов ребенка.

Ограничение дееспособности родителя, злоупотребляющего нар­котическими веществами или спиртными напитками, также не приво­дит к формальному ограничению родительских прав. Однако сопоста­вительный анализ норм семейного и гражданского законодательства показывает, что в действительности такое ограничение происходит. Например, согласно ст. 61 СК, при осуществлении прав по управлению имуществом детей на родителей распространяются правила граждан­ского законодательства, регулирующие права опекунов по распоряже­нию имуществом подопечного, а в соответствии со ст. 35 ГК опекунами могут быть только полностью дееспособные граждане.

Сложная с правовой точки зрения ситуация возникает при рожде­нии ребенка несовершеннолетними родителями, не состоящими между собой в браке. Поскольку брак между ними не был заключен, они не приобретают полную дееспособность, необходимую для осу­ществления их родительских прав. Б данном случае возникает трудно разрешимое противоречие. С одной стороны, права несовершеннолет­них родителей должны быть защищены, с другой стороны, интересы ребенка требуют того, чтобы его воспитание осуществлялось достаточ­но зрелым лицом.

Несовершеннолетняя мать может родить ребенка в возрасте 14, а в редких случаях даже 12–13 лет. При этом она сама по сути еще ребе­нок, не обладающий даже частичной дееспособностью. Наделить ее полной дееспособностью для того, чтобы она могла осуществлять ро­дительские права в полном объеме, представляется совершенно невоз­можным. В то же время нельзя совершенно лишить ее возможности воспитывать своего ребенка. Поэтому при разработке ст. 62 СК было найдено компромиссное решение этой весьма сложной проблемы. Не­совершеннолетним родителям независимо от возраста предоставлено право проживать совместно с ребенком и участвовать в его воспита­нии. Это прежде всего означает, что ребенок не может быть отобран у несовершеннолетних родителей помимо их воли. Степень и формы участия родителей в воспитании ребенка зависят от возраста родите­лей и решаются по согласованию между ними и опекуном ребенка.

Если ребенок рожден от несовершеннолетних родителей, не до­стигших 16 лет, ребенку назначается опекун, который осуществляет его воспитание совместно с несовершеннолетним родителем до дости­жения последним 16 лет. Опекун совершает все юридические акты и представляет интересы ребенка как его законный представитель.

Согласно ст. 62 СК, назначение ребенку опекуна не обязательно. На практике чаще всего родители несовершеннолетней матери помо­гают ей воспитывать ребенка, не будучи официально назначенными опекунами. Формальное назначение требуется, как правило, в тех слу­чаях, когда между родителем ребенка и совершеннолетним Лицом, оказывающим помощь в его воспитании, возникает конфликт или когда необходимо совершение юридических актов от имени или в интересах ребенка (ведение судебного дела о наследстве, лишение ро­дителя родительских прав и т.д.).

Степень участия опекуна в воспитании ребенка прежде всего опре­деляется отношениями между ним и несовершеннолетним родителем. В подавляющем большинстве случаев опекуном несовершеннолетнего ребенка становятся его бабушка или дедушка. Таким образом, ребенок воспитывается совместно несовершеннолетней матерью и ее родите­лями. Обычно серьезных конфликтов между ними не возникает. В тех же случаях, когда они не могут прийти к соглашению относительно способов воспитания ребенка и участия несовершеннолетнего родите­ля в этом процессе, спор разрешается органами опеки и попечитель­ства.

Согласно п. 2 ст. 62 СК, несовершеннолетние родители вправе самостоятельно осуществлять свои родительские права по достиже­нии 16 лет. Однако здесь имеет место определенное противоречие между семейным и гражданским законодательством. Семейное зако­нодательство совершенно правильно наделяет несовершеннолетних родителей, достигших 16 лет, возможностью осуществлять свои роди­тельские права в полном объеме. В этом возрасте они уже обладают достаточной для этого зрелостью. С 16 лет возможна их эмансипация или снижение брачного возраста и приобретение полной дееспособ­ности после вступления в брак. Вполне логично было бы наделить несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, полной дееспособностью и в случае рождения внебрачного ребенка. Но гражданское законодатель­ство не содержит на этот счет никаких указаний. Наличие ребенка не влияет на объем гражданской дееспособности несовершеннолетнего. Это лицо по-прежнему остается под попечительством и до достижения совершеннолетия обладает лишь частичной дееспособностью. Поэто­му при осуществлении несовершеннолетним его родительских прав могут возникнуть проблемы, связанные с отсутствием у него самого полной гражданской дееспособности.

Ситуация поистине парадоксальна. Несовершеннолетний не впра­ве совершать от своего имени определенные сделки (например, по распоряжению имуществом) без согласия попечителя, но может само­стоятельно совершать сделки такого же рода от имени ребенка как его законный представитель. Наилучшим способом разрешения указанно­го противоречия было бы изменение гражданского законодательства и наделение несовершеннолетнего родителя полной дееспособностью с 16 лет или по крайней мере включение рождения несовершеннолетним ребенка в число обстоятельств, при которых несовершеннолетний может быть эмансипирован.

Несовершеннолетним родителям независимо от возраста предо­ставлено право признавать и оспаривать свое материнство и отцовство на общих основаниях (п. 3 ст. 62 СК). Несовершеннолетняя мать, достигшая 14-летнего возраста, вправе требовать установления отцов­ства в судебном порядке в отношении своего ребенка. Ни согласия опекуна ребенка, ни согласия опекуна или попечителя несовершеннолетних родителей на совершение действий, направленных на призна­ние, оспаривание или установление отцовства или материнства не требуется.