Евразийский
научный
журнал

Социальная обусловленность правовой регламентации ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования и участие в нем

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Бидова Бэла Бертовна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №7 2016»  (июль)
Количество просмотров статьи: 1657
Показать PDF версию Социальная обусловленность правовой регламентации ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования и участие в нем

Бидова Бэла Бертовна
доктор юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"

В последнее десятилетие двадцатого века в России получили значительное распространение незаконные вооруженные формирования, известные истории еще с античных времен и средневековья. Незаконные вооруженные формирования проявили особую активность в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, на территории Чеченской республики и ряде других республик бывшего СССР.

Общественная опасность организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем очень высока. Она определяется тем, что это деяние посягает на общественную безопасность, общественный порядок и, в конечном итоге, на основы конституционного строя Российской Федерации, как и любого другого государства.

Наличие незаконных вооруженных преступных объединений, отрядов, дружин, частей и других групп, а также их деятельность, создающая реальную угрозу личности, обществу, государству, обусловили необходимость выработки уголовно-правовых средств борьбы с этими преступными проявлениями. В 1995 г. УК РСФСР 1960 г.[1] был дополнен статьей 77.2 (организация или участие в незаконных вооруженных формированиях). В Уголовный кодекс РФ[2] в разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» в главу 24 «Преступления против общественной безопасности» включена ст. 208 «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем». Статья 3 Федерального закона «О противодействии терроризму» [3] относит организацию незаконного формирования для совершения террористической акции к террористической деятельности, а преступление, предусмотренное статьей 208 УК РФ к преступлениям террористического характера. Возникающие в различных регионах страны незаконные вооруженные формирования совершают террористические акты, нападения на сотрудников правоохранительных органов, объекты жизнеобеспечения городов, поселков, подвергая опасности жизнь, здоровье граждан.

Сам факт существования незаконных вооруженных формирований дискредитирует государство, поскольку ставит под сомнение его способность устранять угрозу жизни, здоровью, собственности граждан, обществу в целом. А если учесть, что названное явление имеет тенденцию к расширению, то, естественно, возрастает и степень недоверия граждан к государству, что само по себе существенно осложняет развитие демократии в России, совершенствование экономических и социальных отношений.

В уголовном законодательстве Российской империи, Советского государства не существовало отдельной нормы, предусматривающей ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем, что объяснялось отсутствием объективной потребности в ней и необходимых технико-юридических средств ее выражения. Организованные вооруженные группы в своей преступной деятельности чаще всего преследовали корыстные цели и охватывались понятием «бандитизм». При политической направленности деятельности незаконных вооруженных групп ответственность наступала как за преступление против государства.

Анализ законодательства, научных позиций и современной правоприменительной практики позволяет выделить следующие характерные признаки незаконного вооруженного формирования:

  • большая численность участников;

  • наличие в его структуре обладающих относительной самостоятельностью подразделений;

  • относительная устойчивость, проявляющая, в первую очередь, в более или менее длительном сроке существования, и сплоченность их членов;

  • специальная военная и идеологическая подготовка участников;

  • наличие пригодного для использования огнестрельного оружия и взрывных устройств у большинства участников незаконного вооруженного формирования и готовность его применения для решения поставленных перед ним задач;

  • осуществление террористической деятельности, включая захват заложников, нападения на населенные пункты, воинские гарнизоны, экономические и военные объекты, государственные учреждения, посягательства на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и высокопоставленных должностных лиц.

Общественная опасность незаконных вооруженных формирований предопределяется самим фактом функционирования соответствующих структур в качестве альтернативы вооруженным силам и другим воинским формированиям государства, опасностью использования их в сепаратистских, религиозных и других экстремистских целях, осуществления вооруженного насилия в отношении отдельных этнических групп или социальных слоев населения, причинения крупного имущественного ущерба государственным или коммерческим организациям, предприятиям и отдельным лицам. Создание вооруженных формирований, не предусмотренных федеральным законодательством, фактически является потенциальным источником экстремизма, терроризма, массовых убийств и др. Этим и обусловливается весьма высокая общественная опасность организации незаконного вооруженного формирования и участия в нем.[4,с57]

Действующее уголовное законодательство относит организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем к преступлениям, посягающим на общественную безопасность. Общественная безопасность – это не только состояние защищенности общества и его основных благ от угроз и источников опасности, но и снижение, ослабление, устранение и предупреждение опасности и угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям, окружающей среде и деятельности различных институтов общества и государства от общественно опасных форм поведения человека, а также поддержание достаточного для нормального функционирования общества уровня их защищенности.

Относительно определения объекта преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ, более взвешенной представляется научная позиция исследователей, которые обращают внимание на то, что данное преступление в большей степени посягает не на общественную безопасность, а на основы конституционного строя, что делает актуальным вопрос о возможности перенесения нормы, предусмотренной ст. 208 УК РФ в главу 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства».

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ образуют действия в форме:

  1. создания вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом (ч. 1 ст. 208 УК РФ);

  2. руководство незаконным вооруженным формированием (ч. 1 ст. 208 УК РФ);

  3. финансирования незаконного вооруженного формирования (ч.1 ст. 208 УК РФ);

  4. участия в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК РФ).

Создание незаконного вооруженного формирования могут образовывать такие действия, как разработка структуры, системы подчиненности и управления членами соответствующего объединения, отряда, дружины или иной группы. Оконченным создание незаконного вооруженного формирования следует признать с момента фактического организационного оформления объединения или иной группы людей как вооруженной структуры.

Руководство – это выработка направлений деятельности уже созданного формирования. Это может выражаться в форме издания приказов, распоряжений по текущим вопросам и осуществления контроля за их исполнением, поддержания дисциплины. Руководство незаконным вооруженным формированием можно считать оконченным преступлением с того момента, как признанное и поддерживаемое в качестве лидера большинством участников данного формирования лицо начнет отдавать остальным обязательные для исполнения властно-управленческие приказы.

Под финансированием незаконного вооруженного формирования следует понимать предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для создания незаконного вооруженного формирования и его деятельности. Финансирование может выражаться в таких действиях, как оплата расходов на пропаганду соответствующих радикальных учений, включая финансирование учебных заведений, содержание тренировочных лагерей.

Участие в вооруженном формировании, не предусмотренным федеральным законом, может выражаться, например, в прохождении обучения воинскому ремеслу в специализированных лагерях; выполнении агитационной работы, подготовка и осуществление боевых операций.

В соответствии с действующим уголовным законодательством уголовной ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем подлежит вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

По смыслу ст. 208 УК РФ Совершение любой из предусмотренных законом форм организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем возможно лишь с прямым умыслом.

Примечание к ст. 208 УК РФ устанавливает специальный вид освобождения от уголовной ответственности: «Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Литература:

  1. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. №40. Ст. 591 (утратил силу).

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ (в актуальной редакции) //Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

  3. Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. №35-ФЗ (в актуальной редакции) //Собрание законодательства РФ. 2006. №11. Ст. 1146.

  4. Бидова Б.Б. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм и пути его преодоления (http://haa.su/Gtv/) //В сборнике: Государство и право: теория и практика (http://haa.su/Gtw/) Материалы II Международной научной конференции. 2013. - С. 55-59.