Евразийский
научный
журнал

Принцип обеспечения права лица на разумный срок уголовного судопроизводства: понятие и содержание

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Юсупов Сайд-Ахмед Сайд-Магомедович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2017»  (апрель, 2017)
Количество просмотров статьи: 833
Показать PDF версию Принцип обеспечения права лица на разумный срок уголовного судопроизводства: понятие и содержание

Юсупов Сайд-Ахмед Сайд-Магомедович
Магистрант направления 40.04.01 "Юриспруденция"
ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет»

По поводу нового принципа в системе принципов уголовного процесса в науке уголовно-процессуального права существуют позиции: 1) не признание в качестве принципа; 2) признание его как части другого принципа; 3) признание в качестве самостоятельного принципа.

Чтобы признать, что нормы о разумном сроке уголовного судопроизводства формируют новый принцип, необходимо выявить его содержание. Это позволит, во-первых, соотнести его с признаками понятия «принцип уголовного процесса»; во-вторых, определится с названием нового принципа, так как оно должно быть обусловлено его содержанием, указывающим на заложенную в нем основную идею. В целях выявления содержания нового принципа соискатель исходил из того, что право на разумный срок судопроизводства — компонент многогранного права лица на справедливое судебное разбирательство. Именно оно, включая правовое понятие «разумный срок», дало толчок к развитию национального уголовно-процессуального законодательства. Однако в формулируемых учеными определениях нового принципа подчеркивается, в первую очередь, не право лица на разумный срок, а институциональный момент — установление требования ведения уголовного судопроизводства в разумный срок, что отражено и в предлагаемом ими названии нового принципа.

Действительно в ч. 1 ст. 6.1 УПК РФ отражен институциональный аспект: «Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок». В законе не воспроизводятся слова «право на разумный срок судопроизводства», как это предусмотрено в ч. 1 ст. 6 Европейской Конвенции. Однако содержание нового принципа должно определяться положениями норм, которыми законодатель признает право лица на разумный срок и обязывает публичных субъектов уголовного процесса его обеспечивать.[1] Именно право лица на разумный срок, пусть даже закрепленное в законе в виде того, что представлено в ч. 1 ст. 6.1 УПК РФ, — основная и генерирующая идея «скорого, правого суда». Нормативные предписания остальных частей ст. 6.1 УПК РФ, — положения меньшей степени обобщения и в силу этого носящие прикладной характер правовых средств и условий их реализации. Они дополняются положениями о разумном сроке, содержащимися в ч. 2 ст. 123, ч. 2.1 ст. 124, ч. 1 ст. 144, ч. 3 ст. 389.2 УПК РФ. Кроме того, действие всех перечисленных положений связано с нормами Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на разумный срок судопроизводства или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и с нормами главы 22.1 ГПК РФ. Таким образом, система уголовно-процессуальных норм о разумном сроке дополняется нормами межотраслевого института компенсации за нарушение рассматриваемого субъективного права. Поэтому законодателем выстраивается система процессуальных средств обеспечения именно этого субъективного права. По мнению соискателя, содержание нового принципа включает: 1) собственно субъективное право частных лиц — участников дела на разумный срок судопроизводства; 2) обязанность субъектов, ведущих уголовный процесс, обеспечивать реализацию этого права; 3) гарантии — процессуальные средства, реализуемые частными лицами — участниками процесса в виде заявления об ускорении расследования и рассмотрения уголовного дела; 3) полномочия и средства, реализуемые председателем суда, прокурором, руководителем следственного органа для своевременного восстановления нарушенного права лица или в случае угрозы его нарушения; 4) наступление компенсационной ответственности государства за нарушение права лица на разумный срок и связанные с установлением еѐ оснований оценочные критерии таких нарушений.[2]

Эти положения говорят об ярко выраженном правозащитном характере нового принципа, ядром которого выступает признание самого субъективного права лица на разумный срок и необходимость его последовательного обеспечения и зашиты.

Литература:

  1. Некенова, С. Б. Разумный срок как элемент процессуального режима сокращенного производства по уголовному делу [Текст] / С. Б. Некенова // Вестник Волгоградской академии МВД России. — 2012. —  4 (23). — С. 116-122.
  2. Некенова, С. Б. Содержание принципа обеспечения права на разумный срок уголовного судопроизводства [Текст] / С. Б. Некенова // Закон и право. — 2013. —  9. — С. 83-85.