Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Структура системы наказаний

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Хатуев Ибрагим Русланович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: « Евразийский Научный Журнал №9 2019»  (сентябрь, 2019)
Количество просмотров статьи: 1578
Показать PDF версию Структура системы наказаний

Хатуев Ибрагим Русланович
Студент 2 курса магистратуры
Чеченского государственного университета
Юридический факультет

Рассмотрение системы наказаний как целостного образования предпола­гает изучение, главным образом, ее структурной организации, на основе кото­рой она способна проявлять свойства целостного образования. Это объяснятся тем, что система возникает как некоторое целое, определенное в своей целост­ности новым качеством, и становится достаточно обособленным объектом, структурируя одним и тем же образом составляющие ее подсистемы и элемен­ты.

Любая система может быть описана различными способами. В связи с этим В. Н. Садовский указывает на существование принципа множественности описания любой системы. Поэтому описание системы наказаний через ее ста­тическую и динамическую характеристики представляется обоснованным.

Статическая характеристика системы наказаний в обобщенном виде на­ходит отражение в уголовном законе. Так, в уголовном законодательстве нака­зание рассматривается не как расчлененное на элементы уголовно-правовое яв­ление, а как понятие, находящееся в статическом состоянии. Уголовный закон только лишь указывает на основные объективные свойства наказания и в этом своем качестве выполняет задачу устрашения. Это относительно понятия на­казания Статическое отражение системы наказаний содержится в ст. 44 УК РФ.

Статическая характеристика системы наказаний определяет принципы соотношения и зависимости отдельных видов наказаний друг от друга, без уче­та иных зависимостей, возникающих в процессе непосредственного функцио­нирования системы наказаний, которые составляют суть динамической харак­теристики системы наказаний.

Система наказаний — это система, в которой, пожалуй, наиболее важным является порядок расположения и способ взаимодействия ее элементов. Это от­ражается в структуре системы наказаний, а также определяет степень согласо­ванности элементов в системе.

Структура системы наказаний формируется на основе содержания от­дельных видов наказаний. Но, для того, чтобы определить содержание наказа­ния, необходимо отграничить его от сущности наказания.

На подобном разграничении настаивает, в частности, Л. Л. Крутиков. Суть наказания автором сводится к каре, заключающейся в лишении или огра­ничении прав и свобод осужденного, которые причиняют ему страдания. При этом в содержание наказания помимо кары входят также такие элементы, как режим, труд, воспитательное воздействие на лицо, в отношении которого выне­сен обвинительный приговор с определением ему такой меры государственного принуждения, как уголовное наказание.

Обращает на себя внимание тот факт, что в данном разграничении сущность наказания пересекается с его содержанием. Кара, заключающаяся в лишении или ограничении прав и свобод осужденного, по мнению автора, входит и в сущность, и в содержание наказания. Представляется, что такой подход нельзя признать удовлетворительным с точки зрения логики.

Сущность наказания, по нашему мнению, представляет собой отрица­тельную оценку деяния и лица, признанного виновным в его совершении, кото­рая выражается в признании необходимости применения предусмотренных уголовным законом лишении или ограничении прав и свобод этого лица в це­лях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления этого лица и предупреждения совершения новых преступлений. То есть сущ­ность наказания заключается не просто в отрицательной оценке, а именно та­кой, на основании которой, руководствуясь законом, суд приходит к выводу, что лицо должно претерпевать лишения или ограничения.

Занимателен тот факт, что «и преступление, и уголовное наказание имеют качественно одинаковые, в определенном отношении однородные при­знаки, которые могут служить основанием связи между наказанием и преступ­лением Связь между преступлением и наказанием основывается на том, что преступление есть причинение материального, морального и физического вреда обществу, гражданину, государству, а наказание есть причинение материально­го и морального вреда личности, виновной в совершении преступления». На­личие однородных признаков преступления и наказания еще раз подтверждает наличие многоуровневых связей в системе уголовного права.

Далее возникает вопрос, какие именно лишения или ограничения дол­жен претерпевать осужденный? Совокупный набор лишений и ограничений уголовно-правового характера, относящихся к институту наказания, исчерпы­вающим образом должен быть закреплен в УК РФ, поскольку именно УК РФ устанавливает преступность и наказуемость деяний. Именно эта совокупность лишений и ограничений уголовно-правового характера образует содержание наказания. Выделяя признаки, характеризующие содержание уголовного наказания, А. П. Козлов указывает, что наказание представляет собой лишение или огра­ничение наиболее существенных (в том числе конституционных) прав и свобод человека.

Отсюда следует, что автор содержание наказания соотносит с кон­кретными лишениями или ограничениями прав и свобод осужденного.

Рассматривая признаки уголовного наказания, А. Ф. Мицкевич относит лишение и ограничение прав н свобод виновного лица к характеристике «внут­реннего устройства» уголовного наказания. Поэтому автор считает, что этот признак является содержательным признаком наказания. Мы придерживаемся такого же понимания содержания наказания, позиция авторов полностью со­гласуется с нашими рассуждениями.

Каждое наказание имеет свое собственное содержание, которое пред­ставляет собой строго определенное лишение или ограничение прав либо сво­бод осужденного, либо их сочетание. Не рассматривая конкретные лишения н ограничения каждого вида наказания в отдельности, укажем только, что большинство наказаний сочетают лишение прав н свобод с ограничением. Так, лишение свободы сочетается с ограничением трудовых, имущественных, жи­лищных, семейных прав осужденного. Исправительные работы ограничивают трудовые и имущественные права. Поэтому расположение определенного ви­да наказания в системе определяется основным карательным элементом, к ко­торому вынужденно присоединяются второстепенные карательные элементы.

Так, основным карательным элементом наказания в виде штрафа являет­ся лишение имущественных прав. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в своем названии формулирует основные карательные элементы. Наказание в виде лишения спе­циального, воинского или почетного звания, классного чина н государственных наград аннулирует все права, имеющиеся у лица в связи с наличием этих зва­ний, чинов н наград. Таким образом, для каждого вида наказания можно выде­лить основной карательный элемент. Другого мнения придерживается А. И. Сакаев, который одним из основ­ных карательных элементов наказания в виде лишения свободы считает его срок.

Однако, с утверждением автора, по нашему мнению, сложно согласиться. Карательными элементами признаются ограничения н лишения, предусмотрен­ные уголовным законом в рамках института наказания. Срок (или размер) нака­зания относится к его мере, которая определяется судом при назначении нака­зания. Исключением являются два вида наказания, которые имеют основное разграничение именно по срокам: лишение свободы на определенный срок н пожизненное лишение свободы. Это одна из причин необходимости объедине­ния этих, имеющих одинаковое содержание, видов наказаний.

Относительно определения содержания каждого вида наказания А. И. Сакаев считает, что в УК практически невозможно применительно к ка­ждому виду наказания четко определить все ограничения и лишения прав и свобод осужденного. Они определяются также в Уголовно-исполнительном ко­дексе РФ. Вышеприведенное утверждение нуждается в конкретизации. Во-первых, все карательные элементы, то есть все конкретные ограничения и ли­шения прав и свобод осужденного, должны быть предусмотрены только в УК РФ, так как только он устанавливает наказание за совершение преступления. Во-вторых, ограничения и лишения прав н свобод осужденного, предусмотрен­ные в УИК РФ, не относятся ни к основным, ни к дополнительным каратель­ным элементам. Их следует отнести к сопутствующим лишениям и ограниче­ниям, так как без этих ограничений и лишений невозможно реализовать содержание определенного вида наказания. Например, лишение свободы как вид на­казания сопровождается установлением режима, который, безусловно, включа­ет в себя массу сопутствующих ограничений и лишений. Основные и дополни­тельные карательные элементы предусмотрены в УК РФ. Основные определя­ют главное содержание наказания, дополнительные повышают степень строго­сти данного вида наказания. Другую позицию относительно сущности и содержания наказания зани­мает А. П. Козлов. По его мнению, «все виды наказания отличаются друг от друга, главным образом, по их сущности, своими качественными характеристи­ками.

А качественные характеристики, в свою очередь, зависят от совокупности тех карательно-воспитательных мер, которые свойственны каждому виду нака­зания. Таким образом, сущность вида наказания — это качественная характери­стика вида наказания, определяемая объемом карательно-воспитательных мер, свойственных виду наказания. Как видно из вышеприведенной точки зрения, сущность наказания представлена его содержанием — объемом карательных элементов.

Далее А. П. Козлов пытается разграничить наказания по их количест­венным характеристикам, которые, следуя логике изложения автора, должны соответствовать содержанию наказания. Но в действительности автор не пере­ходит от сущности наказания в его терминологии к содержанию наказания.

Рассуждения автора строятся следующим образом «не только сущ­ностью различаются виды наказания. Довольно часто мы говорим о видах нака­зания более или менее тяжких. И в этих случаях выходим уже на количествен­ные характеристики, на степень тяжести вида наказания, которую можно опре­делить как „вес“ всей совокупности карательно-воспитательных мер, свойст­венных данному виду наказания (степень тяжести лишения свободы — одна, степень тяжести исправительных работ-другая и т.д.). Следовательно, степень тяжести вида наказания теснейшим образом связана с сущностью вида наказания и зависит от нее». То есть речь все также идет о содержании наказания в нашем его понимании, или о его сущности, в терминологии А. П. Козлова.

Усматривая это противоречие, автор констатирует, что «наука уголовно­го права пока не вышла на уровень изучения количественных характеристик видов наказания, исследует лишь их качественную сторону». Думается, что этот вывод недостаточно обоснован. На наш взгляд, данное утверждение автора закономерно вытекает из принятой им терминологии. Сущность наказания в терминологии А. П. Козлова в действительности представляет собой его со­держание.

Подводя итог рассмотрению содержания наказания, следует отметить, что вне зависимости от принятой терминологии вид наказания определяется объемом карательных элементов.