Евразийский
научный
журнал

Развитие норм отечественного законодательства о применении психического насилия при совершении преступлений про¬тив собственности

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Идилов Шарани Кожахмедович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: « Евразийский Научный Журнал №10 2016»  (октябрь)
Количество просмотров статьи: 1196
Показать PDF версию Развитие норм отечественного законодательства о применении психического насилия при совершении преступлений про¬тив собственности

Идилов Шарани Кожахмедович
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: bela_007@bk.ru

Обращается внимание на то, что в настоящее время продолжается дис­куссия по поводу толкования термина «психическое насилие» как среди рос­сийских специалистов, так и среди правоведов в странах, имеющих значи­тельный опыт исследования психического насилия как способа совершения преступлений против собственности. Анализ взглядов отдельных российских и зарубежных исследователей на понятие психического насилия позволяет автору прийти к собственному пониманию феномена психического насилия как способа совершения преступлений.

Под психическим насилием понимает умышленное противо­правное общественно опасное воздействие на психику человека, осущест­вляемое помимо его воли либо вопреки ей, а также использование эффекта от ранее совершенного в отношении потерпевшего насильственного посяга­тельства. Видами психического насилия являются обман в активной форме, угроза, издевательство на глазах у потерпевшего над его родными или близки­ми, жестокое обращение с животными, управляемое воздействие на психику.

Регулирования ответственности за имущественные преступления и за применение психического насилия в про­цессе их совершения в различные исторические периоды развития Россий­ского государства разнятся. Нами рассматривались нормы об ответственности за насильственные имущественные преступления, содержавшиеся в различных источниках права в России со времен Древней Руси до наших дней. Наблю­дая за становлением уголовной ответственности за разбой и грабеж, соис­катель резюмирует, что изначально именно грабеж являлся насильственным хищением, а разбой относился к преступлениям против личности. Об этом свидетельствуют договоры с греками, заключенные еще князьями Олегом и Игорем в 911 и 945 гг. соответственно.

Сделан вывод о том, что впервые на законодательном уровне психическое насилие как возможный способ совершения преступлений было закреплено в нормах Уложения 1845 г., тем не менее понятие психического насилия не предлагалось. Источники русского права, следующие за Уложением 1845 г., вплоть до Уголовного кодекса 1996 г., включают нормы о психическом наси­лии, но также не предлагают его определения и, основываясь на историче­ском опыте, выделяют как основной вид психического насилия только угрозу, что, по мнению автора, неверно. Ошибочность точки зрения на угрозу как на единственный вид психического насилия подтверждается и взглядами ведущих ученых в данной области.

Поэтому автор приходит к выводу, что отечественное законодательство характеризуется несколькими тенденциями: стремлением законодателя учесть все возможные виды психического наси­лия в отдельных разделах, главах и статьях Уголовного кодекса; выделением в самостоятельные составы деяний, сущностью которых является примене­ние психического насилия к потерпевшему (угроза, оскорбление); использо­ванием преимущественно интеллектуальных способов воздействия на чело­века для совершения имущественных преступлений и отражением указанных способов в нормах закона (например, вымогательство); поглощением грабе­жа разбоем на начальном этапе развития уголовного законодательства, пере­ходом разбоя из категории преступлений против личности в посягательства на имущество и последующим выделением из состава разбоя самостоятель­ного состава грабежа.

Нами проанализированы источники пра­ва как романо-германской, так и англосаксонской правовых систем. Особое внимание уделено видам психического насилия, выделяемым законодателем в зарубежных нормативно-правовых актах. В результате сделан вывод, что уголовные законы государств СНГ по форме и содержанию во многом подоб­ны российскому, о чем свидетельствуют Уголовные кодексы Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана, Республики Беларусь.

Зарубежное законодательство характеризуется детализацией видов пси­хического насилия и указанием их в диспозициях статей в качестве средств и способов совершения преступлений, в том числе и имущественных. Зарубежный опыт позволяет рекомендовать законодателю обратить внимание на возможность отражения в законе такого способа совершения преступления, как гипноз (по примеру УК Аргентины), а также на то, что в уголовных кодексах некоторых государств (УК КНР и др.) не предусмотрен такой состав, как разбой, а соответствующее деяние охватывается нормой, предусматривающей ответственность за грабеж, что подкрепляет сделанный ранее вывод о нецелесообразности присутствия ст. 162 в УК РФ.

Литература:

  1. Бидова Б.Б. Соотношение принципов уголовного законодательства и уголовно-правовой политики //Молодой ученый. 2013. № 10. - С. 423-425.
  2. Бидова Б.Б., Ганаева Е.Э., Муцалов Ш.Ш. Уголовное право: особенная часть Учебник. В 2-х томах. – Кисловодск: Магистр, 2016. – 399с.