Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Проблема определения понятия модальности в лингвистике

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Коновалов Кирилл Александрович
Рубрика: Филологические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №5 2016»  (май)
Количество просмотров статьи: 7165
Показать PDF версию Проблема определения понятия модальности в лингвистике

Коновалов Кирилл Александрович, Учитель английского языкаМОУ СОШ №41, г. Вологда, Россия

Аннотация:

Данная статья посвящена проблеме определения понятия модальность. Эта проблема вызывала и вызывает определенные дискуссии среди исследователей.


Abstract:

This article is devoted to the problem of defining the meaning of modality.

Ключевые слова:

Модальность


Keywords:

Modality


Одним из наиболее первостепенных, важных и значимых направлений современной лингвистики является изучение вопроса модальности. Однако относительно определения понятия данной категории языкознания до сих пор не существует единого мнения. Именно поэтому существует такое многообразие описаний и определений модальности.

Даже несмотря на наличие достаточно длительной традиции исследования модальности и огромного количества литературы, посвященной этой категории, она «по-прежнему остается в известном смысле terra incognita современной лингвистики, так как и поныне не определена однозначна ее природа, не выявлены ее подтипы <…> да и объем этой категории не является твердо установленным» [Худяков, 2005, с.56].

И. Б. Хлебникова и Е. И. Беляева считают, что категория модальности все еще остается дискуссионной в науке и требует дополнения и уточнения [Хлебникова, 1958, с. 8-9; Беляева, 1988, с. 4].

По мнению З.Я. Тураевой, языковая модальность, являясь одной из ключевых семантических категорий, традиционно входит в число наиболее исследуемых. И хотя за достаточно большой период (более 60 лет) в этой области учеными сделано весьма много, она до сих пор представляет собой феномен, интерес к которому можно сравнить с “бумом” изучения метафоры, и на протяжении многих десятилетий устойчиво сохраняется как признанный предмет дискуссий [Тураева, 1994, с.114, с.59].

Согласно А.В. Бондарко, категория модальности все еще остается предметом дискуссий. Он утверждает, что понимание модальности весьма неопределенно. [Бондарко, 1990, с.59].

Е.А. Зверева пишет, что «Трудность определения категории модальности заключается в том, что именно вследствие сложности этого понятия ему трудно дать достаточно “емкое” определение, которое отражало бы по крайней мере основные из заключенных в нем значений». [Зверева, 1983, с.12].

Впервые термин «модальность» был введен Аристотелем и трактовался как способ существования какого-либо объекта или реализации какого-либо явления.

Средневековые схоласты также высказывали различные суждения по поводу модальности.

И. Кант также изучал модальность и описывал такие ее признаки, как: по суждению действительности; по суждению необходимости и возможности. Уже в классической логике модальность рассматривается как определение видов суждения, для которых используются следующие термины: ассерторический вид суждения, отражающий реальность; аподиктический вид суждения, выражающий необходимость; проблематический вид суждения, определяющий возможность. Позднее в XIX - XX вв., модальность, как одна из важнейших характеристик системы языка, не переставала привлекать внимание лингвистов.

Ф. Брюно выделял три группы модальности: модальность суждения, чувства и воли. Он отмечал, что в каждом из этих случаев различаются две категории: действительное и возможное. Однако можно заметить, что выделенные Брюно группы интерпретируют понятие модальности, предложенные классической логикой.

Разрабатывая теорию высказывания, швейцарский лингвист Шарль Балли отметил, что в высказывании можно выделить два элемента: основное содержание (диктум) и индивидуальную оценку излагаемых фактов (модус). Балли позаимствовал термины диктум (лат. dictum — слово, выражение) и модус (лат. modus — способ) из схоластики и использовал их для обозначения объективной и субъективной части суждения. Также он различает три общие разновидности модальности: интеллектуальное суждение, аффективная оценка и пожелание.

Э. Бенвенист также разделяет модальность на три типа: возможность, невозможность и необходимость.

Большой интерес представляют современные точки зрения касательно модальности.

Определение модальности в «Грамматике русского языка» описывает категорию как отношение говорящего к содержанию его высказывания: «То, что сообщается, может мыслиться говорящим как реальное, наличное в прошлом или настоящем, как реализующееся в будущем, как желательное, требуемое от кого-нибудь, как потенциальное, как недействительное и т.п.» [Грамматика русского языка, 1960, с.80].

Большой энциклопедический словарь «Языкознание» дает следующую формулировку: «Модальность – (от ср. лат. modalis – модальный; лат. modus – мера, способ) – категория, выражающая разные виды отношения высказывания к действительности, а также разные виды субъективной квалификации сообщаемого. Модальность является языковой универсалией, она принадлежит к числу основных категорий естественного языка» [ЯБЭС, 1998, c. 303].

Всестороннюю характеристику модальности можно найти в трудах академика В.В. Виноградова. Он считает, что каждое предложение содержит в себе указание на отношение к действительности. Такого же мнения и другой отечественный языковед И.Р. Гальперин, рассматривающий модальность как категорию, присущую языку в действительности, т.е. речи, и поэтому являющуюся самой сущностью коммуникативного процесса [Виноградов, 1975, с. 53-60; Гальперин, 2007, с. 113].

Англоязычные лингвистические издания дают лишь философское описание модальности и не определяют ее как грамматическую категорию. «Modality: … Logic. The classification of propositions according to whether they are contigently true or false, possible, impossible, or necessary» [Random House Webster’s, 2001, p.1235].

Английские грамматисты, такие как Д. Лайонз, Р. Кверк, не дают определения категории и рассматривают ее как данность, ограничиваясь указанием форм, в которых заложена модальность [Гальперин, 2007, c.113].

Принимая во внимание точки зрения различных ученых, которые изучали понятие модальности, все-таки можно дать общее определение данной грамматической категории, полагаясь на философию. С этой точки зрения модальность есть «способ существования какого-либо объекта или протекания какого-либо явления или же способ понимания суждения об объекте, явлении или событии» [Философский энциклопедический словарь, 1989, с.373].

В лингвистике образовались два основных подхода к описанию категории модальности – широкий и узкий. В.В. Виноградов является основоположником широкого подхода к проблеме категории модальности. Исходя из его концепции, модальность – это семантическая категория, которая выражает отношение содержания высказывания к внеязыковой действительности с точки зрения говорящего. В содержательный объем этой категории включаются значение действительности и недействительности, достоверности, утверждения и отрицания, необходимости, возможности, желательности, побуждения, вероятности, эмотивности и так далее. В дальнейшем концепция В.В. Виноградова и ее положения развивались благодаря его ученикам и последователям (Т.П. Ломтев, Г.А. Золотова, Е.Н. Клобуков и т.д.). В своих исследованиях они пытаются учесть множество разноплановых модальных уровней, что иногда приводит к чрезмерно широкому пониманию категории модальности.

С точки зрения узкого подхода, языковая модальность понимается как прямой аналог одноименной логической модальности. Изъявительное наклонение отождествляется с модальностью действительности, повелительное наклонение – с модальностью необходимости, а сослагательное наклонение – с модальностью возможности. Г.В. Колшанский, В.З. Панфилов, В.Н. Бондаренко и другие лингвисты использовали и поддерживают в своих работах именно этот подход.

Итак, в конечном итоге можно констатировать следующие факты:

1. Сущность категории модальности в лингвистике достаточно полно рассмотрена во многих научных трудах в рамках различных подходов к ее трактовке.

2. Из-за размытости категориальных границ данной категории в языкознании появились и выделились два «традиционных» подхода: широкий и узкий.

3. С точки зрения широкого подхода, опирающегося прежде всего на учение В.В. Виноградова и Ш. Балли, модальность понимается как отношения высказывания к действительности с точки зрения говорящего и включает разные виды “эмоционального”, “экспрессивного”, “оценки”, значения утверждения и отрицания, предикативность, коммуникативную цель высказывания.

4. При узком подходе языковая модальность понимается как прямая аналогия модальности суждения и данная точка зрения не имеет широкого распространения, так как она прямо сводит языковую модальность к логическому понятию модальности суждения.

5. В общем, можно сказать, что модальность представляет собой многоаспектное явление, понятийную категорию, характеризующуюся отношением говорящего к содержанию высказывания или соотнесенностью высказывания с действительностью.














СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Ш. Балли; пер-си третьего француз. изд. Е. В. и Т. В. Ветцель. – М.: УРСС, 2001. – 416 с.

2. Беляева, Е.И. Модальность и прагматические аспекты директивных речевых актов в современном английском языке: автореф. дис… канд. филолог. наук / Е.И. Беляева. – М., 1988. – 4 с.

3. Бондарко, А. В. Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. / А. В. Бондарко. – Л.: Наука, 1990. – 80 с.

4. Виноградов, В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке. – В кн.: Виноградов В. В. Исследования по русской грамматике – М.: Наука, 1975. – С. 53 – 87.

5. Гальперин, И. Р. Текст как объект лингвистического исследования / И.Р. Гальперин. – М.: УРСС, 2007. – 113 с.

6. Грамматика русского языка. Том 1. Фонетика и морфология/ Редакционная коллегия: В.В. Виноградов, Е.С. Истрина, С.Г. Бархударов. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1960. – 80 с.

7. Зверева, Е. А. Научная речь и модальность / Е. А. Зверева. – Л.: Наука, 1983. – 12 с.

8. Кант И. Сочинения в шести томах / И. Кант. – Т.3 – М.: Мысль, 1964. – 799 с.

9. Тураева, З. Я. Лингвистика текста и категория модальности / З.Я. Тураева // Вопросы языкознания. – 1994. - №3 – 59, 114 с.

10. Философский энциклопедический словарь / редкол.: С. С. Аверинцев, Э. А. Араб-Оглы, Л. Ф. Ильичев и др. – 2-е изд. – М.: Сов. Энциклопедия, 1989. – 373 с.

11. Хлебникова, И. Б. Сослагательное наклонение в современном английском языке. М., 1958. – С. 8-9.

12. Худяков, А. А. Теоретическая грамматика английского языка: учеб. Пособие для студ. филол. фак. и фак. ин. яз. Высш. учеб. заведений / А.А. Худяков. – М.: Академия, 2005. – С. 56 – 67.

13. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. – 2-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. –303 с.

14. Random House Webster’s, 2001, p.1235.