Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Правовая природа ограничения родительских прав в семейном законодательстве

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Макаревич Александра Николаевна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №10 2018»  (октябрь, 2018)
Количество просмотров статьи: 2352
Показать PDF версию Правовая природа ограничения родительских прав в семейном законодательстве

Спириденко Полина Львовна
магистрант ФГБОУ ВО «Кубанский государственный
аграрный университет имени И.Т. Трубилина»
направление подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»

Ключевые слова: ограничение родительских прав, родительские обязанности, злоупотребление родительскими правами, противоправное поведение родителей

Конституцией Российской Федерации установлены основные принципы, цели и пределы ограничения прав и свобод человека и гражданина, что является законодательной основой для ограничения прав в различных отраслях права, в том числе и семейного.

Так, ст. 73 Семейного кодекса РФ допускает ограничение родительских прав. Ограничение родительских прав, представляет собой отобрание ребенка у родителей без лишения их родительских прав.

В зависимости от наличия вины родителя в его поведении, данная мера может выступать и как мера защиты прав ребенка, и как мера ответственности.

Исходя из смысла ст. 73 СК РФ, правовые основания ограничения родительских прав можно условно разделить на две группы.

К первой группе относятся случаи, когда опасность в семье для ребенка возникает в результате невиновного поведения родителей либо одного из них) — их действия или бездействие, согласно перечню ч. 1 п. 2 ст. 73 СК РФ: речь идет о психических расстройствах или хронических заболеваниях родителей, стечении тяжелых обстоятельств и т.п.

Другая группа подразумевает случаи виновного — противоправного поведения родителей (одного из них), в результате которого пребывание ребенка в семье несет для него опасность.

П.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 N 44 разъясняет, что с учетом того, что статьей 73 СК РФ не установлен срок, на который родители (один из них) могут быть ограничены в родительских правах (независимо от причин, послуживших основанием для ограничения родительских прав), суд выносит решение об ограничении родительских прав без указания срока ограничения родительских прав.

Вместе с тем, удовлетворяя иск об ограничении родительских прав в связи с виновным поведением родителей (одного из них), суду следует разъяснить родителям (одному из них), что в случае если они не изменят своего поведения, к ним может быть предъявлен иск о лишении их родительских прав в порядке и в сроки, предусмотренные абзацем вторым пункта 2 статьи 73 СК РФ [1], т.е. в течение шести месяцев. Таким образом, ограничение родительский прав является и мерой предупредительного характера.

Однако, как справедливо отмечает С. И. Смирновская, «шести месяцев мало для изменения поведения родителей (одного из них). Поэтому целесообразно внести изменения в п. 2 ст., 73 Семейного кодекса, увеличив этот срок до одного года. Испытательный срок не применим к лицам, страдающим хроническим заболеванием, которое не подлежит коррекции. Поэтому предлагается дополнить п. 2 ст. 73 Семейного кодекса положением о том, что «органы опеки и попечительства, по общему правилу, обязаны предъявить иск о лишении родительских прав лиц, ограниченных в родительских правах, по истечении указанного срока [2]».

Л.И. Пергамент, анализируя природу родительских прав, указывала, что в силу органической связи родительских прав с обязанностями по воспитанию детей родительские права представляют собой не только меру возможного поведения, но и меру должного поведения, которое определяется теми требованиями, которые государство ставит перед родителями [3].

Поэтому самая первая обязанность родителей в этой связи — определить истинные интересы ребенка с учетом его возрастных и иных изменений чтобы обеспечить осуществление родительских прав в интересах ребенка. А охраняемые законом интересы ребенка заключаются в предоставляемой семейным законодательством возможности пользоваться предоставляемыми ему конкретными социальными благами и обращаться в необходимых случаях за защитой к компетентным органам государства . Именно с таких позиций рассматривается ограничение родительских прав, связанное с интересами ребенка [4].

Анализируя ст. 73 СК РФ «Ограничение родительских прав», мы видим, что законодатель употребляет как тождественные термины «ограничение» и «отобрание», что представляется спорным. Отобрать означает "взять у кого-то принудительно, насильно« [5].

Таким образом, отобрание по семейному праву понимается как принудительное изъятие ребенка из семьи.

В литературе по семейному праву при отсутствии единства мнений относительно понятия «ограничение родительских прав», всегда отмечается общее, что термины «ограничение» и «отобрание» не синонимичны.

В частности Н.Н. Тарусина указывает, что за виновное поведение родителей (если пока нет оснований к лишению родительских прав), и суд надеется на исправление родителей, ограничение родительских прав применяется как мера ответственности с последующей возможностью лишения родительских прав. За невиновное поведение, т.е. "если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим, следует ограничение как мера защиты интересов ребенка [6].

Существует мнение, что ограничение родительских является и способом защиты прав ребенка мерой семейно-правовой ответственности, направленное на восстановление прав ребенка, поскольку родители нарушают прежде всего личные права ребенка [7].

Ограничение родительских прав называют «другой мерой, связанной с отобранием ребенка у родителей, но уже без лишения родительских прав [8].

Такие разные взгляды ученых свидетельствует об отсутствии четкого понимания ограничения родительских прав, постольку имеет место смешение понятий «отобрание» ребенка и «ограничение родительских прав». Отсутствуют разъяснения и в Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г, № 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" [9].

Мы полагаем, что ограничение родительских прав, представляет собой лишь невозможность пользоваться родительскими правами в полном объеме, необходимое для защиты прав ребенка, находящегося в опасной обстановке, а отобрание ребенка является следствием ограничения родительских прав.

В свете изложенного правомерным будет изменение редакции п. 1 ст. 73 СК РФ следующего содержания: "С учетом интересов ребенка суд вправе принять решение об ограничении родительских прав«. Термин «отобрание», означает исполнения решения суда, которым ограничены родительские права.

Ссылки

  1. О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 N 44 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2018.- N 1. —С 8.
  2. Смирновская С.И. Ограничение родительских прав по семейному законодательству Российской Федерации: Дис. ...к.ю.н. —М., 2007 -С.11..
  3. Пергамент А,И, Родительские права и обязанности // Ленинские идеи и новое законодательство о браке и семье. — Саратов, 1969. —С.65.
  4. Смирновская С.И . Указ соч. С.72
  5. Толковый словарь русского языка /Под ред. Д.H. Ушакова. М., 1938. Т. 2. С. 955.
  6. Тарусина Н.Н. Семейное право.- М,2001. — С 119.
  7. Беспалов Ю.ф. Семейно правовое положение ребенка в Российской Федерации. Владимир, 2000. — С.186.
  8. Рузакова О А. Семейное право. — М, 2003. — С. 134.
  9. Бюллетень Верховного Суда РФ. — N 7. −1998. — С.4-12.