Евразийский
научный
журнал

Органы дознания как субъекты расследования преступлений: их задачи и полномочия

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Алиомаров Магомедсаид Запирович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №12 2017»  (декабрь, 2017)
Количество просмотров статьи: 5250
Показать PDF версию Органы дознания как субъекты расследования преступлений: их задачи и полномочия

Алиомаров М.З.
магистрант 2 курса
юридического института ДГУ (Махачкала)
(программа «Правовое государство»)

Аннотация: В данной статье проанализирована роль органов дознания по выявлению и начальному этапу расследования преступлений. Рассматриваются полномочия органов дознания по производству неотложных следственных действий.

Ключевые слова: органы дознания, расследование преступлений, следственные действия, судебное решение.

В настоящее время в условиях сохраняющейся тенденции в нашей стране значительного уровня преступности, к сотрудникам органов внутренних дел, которые реализуют досудебное производство по уголовным делам в форме дознания, предъявляются достаточно серьезные требования. С целью весьма эффективного производства по уголовному делу дознаватель органа внутренних дел должен отличаться существенным перечнем знаний как в сфере уголовно-процессуального законодательства, так и в сфере новых достижений криминалистики, логики и теории доказательств.

Раскрытие и расследование преступлений представляет собой одну из важнейших задач органов внутренних дел. Своевременная и оперативная реакция на совершенное правонарушение дает возможность раскрыть преступление, а также выявить лицо, которое его совершило.

Под дознанием понимается совокупность оперативно-розыскных и процессуальных действий, которые осуществляются соответствующими на то административными органами и должностными лицами с целью своевременного обнаружения и закрепления необходимых следов преступления, а также определение лиц, которые его совершили, и одновременно для пресечения общественно опасного деяния.

Орган дознания, при возбуждении уголовного дела, как при наличии признаков преступления, которое не является тяжким, так и по тяжкому преступлению осуществляет оперативно-розыскные и следственные действия.

Органу дознания присуще огромные полномочия в оперативно-розыскной и административной сферах. Помимо этого, законодатель возложил на орган дознания полномочия по производству неотложных следственных действий в целях скорейшего исследования обстоятельств совершенного преступления.

В соответствии с п.24 ст.5 УПК РФ, органами дознания признаются государственные органы и должностные лица, которые уполномочены осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия.

В УПК РФ понятие «дознание» (п.7 и 8 ст.5) применяется лишь в одном значении — как форма предварительного расследования.

Статья 40 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень органов дознания, которые правомочны осуществлять предварительное расследование в форме дознания (ч. 1), а также органов и должностных лиц, на которые возлагается возбуждение уголовного дела и реализация неотложных следственных действий (ч. 3).

К данным органам относятся:

1) органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения, пункты) полиции, а также иные органы исполнительной власти, которые наделены полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности в соответствии с федеральным законом;

2) органы Федеральной службы судебных приставов;

3) начальники органов военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации, командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов;

4) органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы.

Полномочия органа дознания возлагаются, как правило, на дознавателя начальником органа дознания. Не допустимо возложение полномочий по осуществлению дознания на то лицо, которое уже производило или осуществляет по данному делу оперативно-розыскные мероприятия. Дознаватель вправе самостоятельно осуществлять следственные действия и принимать решения, за исключением тех случаев, когда на это необходимо согласие начальника органа дознания или санкция прокурора.

На органы дознания возлагаются:

1) дознание по уголовным делам (производство предварительного следствия необязательно);

2) выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам (производство предварительного следствия обязательно);

3) осуществление иных предусмотренных настоящим Кодексом полномочий.

3 Дознаватель уполномочен:

1) самостоятельно проводить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, помимо случаев, когда в соответствии с Кодексом на это требуются согласие начальника органа дознания;

1.1) давать органу дознания, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

1.2) обжаловать с согласия начальника органа дознания решения прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта или обвинительного постановления, о направлении уголовного дела дознавателю для производства дознания в общем порядке;

2) осуществлять иные полномочия, предусмотренные Кодексом.

Пункт 19 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации характеризует неотложные следственные действия как действия, которые осуществляются органом дознания после того как возбужденно уголовное дело, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования.

Как отмечает В.Ю. Стельмах, неотложные следственные действия являются процессуальной деятельностью органов дознания, которая состоит в том, что при определении признаков преступления, по которому требуется производство предварительного следствия, и при отсутствии возможности незамедлительного возбуждения дела тем следственным органом, который правомочен производить по нему расследование, орган дознания возбуждает уголовное дело, производит в срок, который не превышает 10 суток, следственные действия, которые направленны на фиксацию следов преступления, после чего передает уголовное дело следователю«[5].

Статья 157 УПК РФ уточняет процесс производства неотложных следственных действий, а также дает характеристику субъектам их проведения. Часть 2 ст. 157 сосредоточила в себе категории субъектов, которые имеют право на производство неотложных следственных действий, отмечая в пункте 1, что неотложные следственные действия осуществляют органы дознания, которые отмечены в пунктах 1 — 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ, а именно дознаватели органов внутренних дел. УПК РФ не дает уточненное определение лица, которое как правило осуществляет неотложные следственные действия, невзирая на то, что одним из признаков допустимости данных доказательств является их приобретение надлежащим субъектом.

Теоретически производство неотложных следственных действий допускает поручение любому сотруднику органа дознания, но на практике гораздо чаще это осуществляет либо штатный дознаватель подразделения дознания, либо оперуполномоченный, который временно с резолюции начальника органа дознания приобретает статус дознавателя [3].

Необходимо обратить внимание на то, что производство неотложных следственных действий представляет собой деятельность процессуальную в связи с тем, что она реализуется процессуальными методами и средствами, осуществляется в процессуальных формах, предполагает содержание у участвующих в нем лиц самостоятельного процессуального статуса, характеризуется уголовно-процессуальными отношениями, которые складываются между данными лицами. Но тем не менее в силу своей специфики данный процессуальный институт весьма плотно переплетен с деятельностью оперативно-розыскной, которая также осуществляется органами дознания.

Характеризуя комментарий к Федеральному закону Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности», можно согласиться с мнением авторов о тесной связи деятельности оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной. «Оперативно-розыскные мероприятия, как и следственные действия, нацелены на борьбу с преступностью и носят, прежде всего, правовой характер. Разница состоит лишь в том, что они реализуются в различных правовых режимах и проявляются в следующем.

В первую очередь, различна правовая природа их производства, так как следователь (дознаватель) руководствуется уголовно-процессуальным законом, а оперативно-розыскная деятельность основана на комментируемом Законе.

Во-вторых, различаются пределы производства отмеченных действий: для производства следственных действий требуется наличие возбужденного уголовного дела, в то время как оперативно-розыскные мероприятия способны реализоваться до возбуждения уголовного дела.

В-третьих, существенно отличаются итоги данных действий: результатом следственных действий принято считать доказательства; результатом оперативно-розыскных, являются сведения об источниках тех фактов, которые как правило могут являться доказательствами лишь в случае их утверждения процессуальным путем [2].

Отсюда следует, что орган дознания помимо процессуальных реализует иные присущие ему функции, то есть в одном органе сосредоточенны и процессуальные, и не процессуальные полномочия. Тем не менее разграничение двух видов деятельности можно отследить в самом Законе об «Оперативно — розыскной деятельности» [1]. К примеру, в соответствии с частью 3 ст. 7 данного Закона основанием реализации оперативно-розыскных мероприятий признается поручение органа дознания.

Учитывая изложенное, можно обозначить вывод, что либо органы, которые реализуют оперативно-розыскную деятельность, к органам дознания себя, как правило, не относят, либо они сами себе дают поручение. Тем не менее, в случае реализации неотложных следственных действий субъектами, которые не имеют таких полномочий, доказательства, которые получены в ходе их проведения, будут считаться недопустимыми. Поэтому основополагающий вопрос заключается в том, что могут ли реализовывать неотложные следственные действия лица, которые проводят по делу оперативно-розыскные мероприятия. В соответствии с частью 2 ст. 41 УПК РФ на данное лицо возложение полномочий по осуществлению дознания не допустимо.

П.В. Вдовцев говорил, что деятельность по производству неотложных следственных действий носит сугубо процессуальный характер, и представляет собой частью расследования. Надлежащим субъектом расследования будет являться то лицо, которое ни коем образом не было связано с реализацией по данному делу оперативно — розыскных мероприятий. Именно поэтому, лицо, которое проводило оперативно — розыскные мероприятия по уголовному делу, не уполномочено осуществлять неотложные следственные действия по делу. Но прямого запрета УПК РФ не содержит, так как неотложные следственные действия к дознанию, как правило, не относит, характеризуя его весьма четко: дознание представляет собой форму предварительного расследования (п. 8 ст. 5) [4].

Как отмечает П.В. Вдовцев, статус должностного лица — органов дознания, которые производят неотложные следственные действия, не определен. Понятно, что данное лицо должно обладать процессуальным статусом дознавателя[4].

Выход из ситуации заключается в следующем: нужно внести изменения в часть 1 ст. 41 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации и включение в его содержание кроме поручения начальником органа дознания или его заместителем дознавателю не только производство дознания, но также и производство неотложных следственных действий.

Данные изменения, непременно, будут способствовать: повышению качества реализации неотложных следственных действий ввиду процессуальной грамотности дознавателя; исключению споров о необходимости осуществления неотложных следственных действий лицом, проводящим по делу оперативно-розыскные мероприятия, так как дознаватель подобными полномочиями не обладает. Одновременно это будет способствовать сужению круга субъектов их производства, так как дознаватели представляют собой часть органа дознания в целом, и не разрешит органу дознания применять при расследовании весь существующий у него потенциал полномочий, которыми иные органы дознания не располагают.

Нужно ясно определить субъекта органа дознания в таком многоуровневом органе, как орган внутренних дел в общей системе МВД России, на которое как правило и возлагается производство неотложных следственных действий, — дознавателя, параллельно определив систему делегирования данных полномочий.

В связи с этим предлагаем часть 1 ст. 41 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации изложить в следующей редакции:

«Полномочия органа дознания, предусмотренные пунктами 1, 2 части второй статьи 40 настоящего Кодекса, возлагаются на дознавателя начальником органа дознания или его заместителем».

Пункт 1 ч. 2 ст. 157 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«Неотложные следственные действия производят:

1) дознаватель органов дознания, указанных в пунктах 1 и 8 части третьей статьи 151 настоящего Кодекса, — по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в пунктах 2 — 6 части второй настоящей статьи».

Список использованной литературы

  1. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) //
  2. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Науч.-практ. комментарий / Под ред. В.В. Николюка. 4-е изд. перераб. и доп. М., 2017.
  3. Гуткин И.М. Некоторые вопросы теории и практики применения законодательства об органах дознания // Формы досудебного производства и их совершенствование. Волгоград, 2016.
  4. Вдовцев П.В. Следственные действия в схемах и определениях: Учеб.-нагляд. пособ. Ижевск: Ижевский филиал Нижегородской академии МВД России, 2017.
  5. Стельмах В.Ю. Неотложные следственные действия: процессуальные проблемы назначения и производства // Стельмах В.Ю. Неотложные следственные действия: процессуальные проблемы назначения и производства // Академический юридический журнал. 2017. N 1 (55). С. 15.