Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

О роли общения в научной деятельности

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Кусанова Угилой Мадияровна
Рубрика: Философские науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №3 2016»  (март)
Количество просмотров статьи: 2396
Показать PDF версию О роли общения в научной деятельности

Ташкентский Государственный Педагогический Университет им. Низами, город Ташкент, Узбекистан

 д.ф.н. К.Ж.Туленовамагистрант I курса У.М.КусановаE-mail:ugikusanova@gmail.com

Кусанова Угилой МадияровнаМагистрант  1 курса , Узбекистан, город Ташкент, Бектемирский район, Массив Водник, 17а дом – 17 кв., индекс- 100213,+998909079321 Charming_13_92@mail.ru      



В современной науке определяющей тенденцией становятся коллективная деятельность, и результаты познания во многих случаях связаны с общением ученых между собой. Такого рода деятельность определяется целым рядом обстоятельств как углубление специализации, разделение научной деятельности. Отсюда кооперация исследователей и организация совместной научной деятельности. Это не исключает того, что научная деятельность остается и индивидуальной. «Отдельный исследователь в составе «совокупного субъекта» всегда остается полноправным и полноценным, относительно самостоятельным субъектом познания, выполняющим в рамках целостности свойственные ему определенные функции. В этой связи исключительно важен учет творческого потенциала индивидуального субъекта, его личный вклад в решение научной проблемы…» [1;110]

Сегодня научная деятельность это, в первую очередь совместная работа творческих групп, коллективов, это специализация по отдельным направлениям, отдельным проблемам, это распределение различных функций в научной деятельности. Имеет место известное положение: любого ученого воспитывает, во-первых, включенность его в научное сообщество и, во-вторых,  пример других. Научная деятельность влияет на нравственный облик ученого, на выработку системы ценностей. Коллективная научная деятельность вырабатывает свои вполне определенные примеры общения, «образцы» кооперации ученых в решении тех или иных задач. И уже научное сообщество в ходе своего функционирования производит отбор из подобных образцов, отдавая предпочтение тем из них, которые наиболее соответствуют его базисным структурам.

Феномен  общения в науке многие специалисты рассматривают как определенную закономерность, когда ученый «…просто обязан серьёзно обсуждать все идеи, имеющие отношение к исследуемой им проблеме, какими бы далекими от его собственной они ни были. Он может  их критиковать  или, наоборот, соглашаться с ними, но игнорировать – отказываться в общении - не имеет права».[4;48] Общение есть условие формирования человека как специалиста в научной области. Принято различать  прямое общение (непосредственный контакт) и косвенное общение. Конечно, личный контакт обладает большей силой эмоционального воздействия, внушения, заражает «механизмом» подражания. В процессе познания принято различать следующие функции научного общения как информационную, интегрирующую и нормативно-регулирующую.

Известный химик и философ М.Полани убедительно показал в конце 50-х годов ХХ века, что предпосылки, на которые ученый опирается в своей работе, невозможно полностью вербализовать, т.е. выразить в языке. "То большое количество учебного времени, - писал он, - которое студенты-химики, биологи и медики посвящают практическим занятиям, свидетельствует о важной роли, которую в этих дисциплинах играет передача практических знаний и умений от учителя к ученику. Из сказанного можно сделать вывод, что в самом сердце науки существуют области практического знания,  которые через формулировки передать невозможно".[5;126] Знания такого типа М.Полани назвал неявными знаниями. Ценностные ориентации можно смело причислить к их числу.

Итак, традиции могут быть как вербализованными, существующими в виде текстов, так и невербализованными, существующими в форме неявного знания. Последние передаются от учителя к ученику или от поколения к поколению на уровне непосредственной демонстрации образцов деятельности или, как иногда говорят, на уровне социальных эстафет. А сейчас важно то, что признание неявного знания очень сильно усложняет и обогащает нашу картину традиционности науки. Учитывать надо не только ценности, как это делает Т.Кун, но и многое, многое другое. Что бы ни делал ученый, ставя эксперимент или излагая свои результаты, читая лекции или участвуя в научной дискуссии, он, часто сам того не желая, демонстрирует образцы, которые, как невидимый вирус, "заражают" окружающих.

Но в науке имеет место попытки заставить , «убедить» научное сообщество в истинности тех или иных исследований, посредством административного ресурса или иными словами воспользоваться иерархической позицией в условиях дефицита общения.

Здоровый климат в науке определяется в первую очередь через наличие мнений, которые является гарантом наличия здорового критицизма и возможности реализации здорового плюрализма. Общение, а через это обмен мнений  является наиболее предпочтительной формой реализации личностью своих потенций и мотивов и как фактор здорового состояния науки. Коллективный характер деятельности в науке является не противоположностью индивидуальной деятельности ученого, а одним из существенных факторов ее формирования. Разделение труда и взаимообмен мнений в научном сообществе создают предпосылки для всестороннего развития личности ученого, в соответствии с его индивидуальными потребностями.


Список литературы

1.Ким В.В., Блажевич Н.В. Язык науки. Екатеринбург. 1998. С.110-113

2.Абдуллаева М., Покачалов Г. Философские проблемы методологии науки. Т. 2006. С.10-12;

3.Каган М.С.   Мир общения. М.1988, С.126-127.

4.Олейник А.Н. Дефицит общения  в науке: институциональное объяснение.

// Общественные науки и современность. - М.2004.- №1- С. 45-48.

5.Полани М. Личностное знание. М.1985. С. 126.