Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Между верой и сомнением: Толстовский поиск духовности в эпоху научного пробуждения

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Проскуряков Максим Русланович
Рубрика: Филологические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №10 2023»  (октябрь, 2023)
Количество просмотров статьи: 100
Показать PDF версию Между верой и сомнением: Толстовский поиск духовности в эпоху научного пробуждения

Проскуряков Максим Русланович
Доктор филологических наук,
профессор,
Шаньдунский университет,
Шаньдун, Китай

Аннотация

Современный мир испытывает необходимость в переосмыслении духовных и нравственных ценностей. Настоящая статья посвящена философским и религиозным взглядам Льва Толстого, которые остаются актуальными на протяжении десятилетий. Основной акцент сделан на интерпретации роли религии в его философии. Исследование охватывает взаимосвязь религии и нравственности в Толстовских концепциях. Также рассматривается, как эти идеи коррелируют с индивидуализмом и социокультурными факторами. Статья демонстрирует, что Толстой предлагает глубокий и многогранный взгляд на религию. Его идеи выходят за рамки простого религиозного догматизма и предлагают свежий взгляд на духовные аспекты жизни. Эти исследования не только актуализируют тему, но и открывают новые горизонты для дальнейшего анализа. Статья предназначена для широкого круга читателей, интересующихся философией, религией и культурой.

Abstract

The modern world is experiencing a need for reevaluating spiritual and moral values. This article is dedicated to the philosophical and religious views of Leo Tolstoy, which have remained relevant for decades. The main focus is on the interpretation of the role of religion in his philosophy. The research covers the interrelation of religion and morality in Tolstoy’s concepts. It also examines how these ideas correlate with individualism and sociocultural factors. The article demonstrates that Tolstoy offers a deep and multifaceted view of religion. His ideas go beyond simple religious dogmatism and offer a fresh perspective on the spiritual aspects of life. This research not only makes the topic current but also opens new horizons for further analysis. The article is intended for a broad audience interested in philosophy, religion, and culture

Ключевые слова

Лев Толстой, философия, религия, нравственность, индивидуализм, социокультурный контекст, духовность, актуальность, интерпретация, анализ.

Keywords

Leo Tolstoy, philosophy, religion, morality, individualism, sociocultural context, spirituality, relevance, interpretation, analysis.

1. Фундаментальные основы религиозной философии Льва Толстого

В ходе своего творческого пути Лев Николаевич Толстой прошел заметную эволюцию в своем восприятии религии как инструмента управления. В ранних работах, таких как «Война и мир», религиозные мотивы служат скорее фоном для осмысления человеческой природы и судьбы. Однако с годами, особенно после глубокого духовного кризиса, описанного в «Исповеди» [1], Толстой становится критиком церкви, видя в ней соучастника социальной несправедливости и коррупции, что нашло отражение в «Воскресении» и работе «Что такое религия и в чем сущность ее?» [2]. В поздних работах, в частности в «Царстве Божие внутри нас» [3], писатель выдвигает концепцию истинного христианства, основанного на принципах ненасилия и любви, в противовес догматическому и институциональному характеру официальной религии.

Толстой критически относился к национализму, патриотизму и войнам, считая их несовместимыми с истинным христианским учением.

В своих работах он рассматривает патриотизм как форму идолопоклонства, которое противоречит основным принципам христианства, таким как любовь к ближнему и отказ от насилия. Он утверждает, что патриотизм часто используется властью как инструмент манипуляции массами, ведущий к войнам и страданиям [4]. В своих философских размышлениях он представляет религию не просто как систему верований, но как живой компас, направляющий человека к нравственному совершенству. Отходя от традиционных догм, он акцентировал внимание на глубоком духовном опыте, видя в религии путь к осознанию своего единства с божественным. Этот подход созвучен пантеистическим и мистическим традициям, в которых границы между Богом и миром становятся проницаемыми.

В целом, религиозные взгляды Толстого представляют собой глубокий и многогранный материал для изучения, исследования и обсуждения в различных дисциплинарных контекстах.

Писатель увидел неразрывную связь между религией и нравственностью, рассматривая их как две стороны одной медали в человеческом опыте. В то время как многие этические системы, такие как кантианская этика или утилитаризм, ставят акцент на внешние принципы или результаты, Толстой утверждал, что истинное понимание нравственности исходит из глубокого религиозного осознания. Его взгляды на религию и нравственность эхом отзываются в экзистенциальной философии, где личный выбор и ответственность приобретают первостепенное значение.

Толстой утверждает, что искренняя религиозная убежденность автоматически порождает нравственную жизнь, что делает его подход уникальным. Эта идея связывает личную веру с общественной ответственностью, предлагая модель, в которой религия становится основой для создания справедливого общества: "Если религия есть установленное отношение человека к миру, определяющее смысл его жизни, то нравственность есть указание и разъяснение той деятельности человека, которая сама собой вытекает из того или другого отношения человека к миру"[5].

Толстой критикует формализированные религиозные практики за их способность отвлекать людей от глубокого и искреннего духовного поиска. Вместо активного участия в жизни и глубокого понимания вселенной, люди становятся пассивными наблюдателями, потеряв свою способность к критическому мышлению и истинному духовному пробуждению.

В этой связи, Толстой ставит вопрос о том, как вера и религиозные практики могут служить не только инструментами понимания мира, но и препятствиями на пути к истинной духовной связи с ним. Он призывает к более осознанному и личному подходу к религиозности, подчеркивая важность личного опыта и искреннего стремления к пониманию.

Толстой подчеркивает важность личного духовного опыта в понимании религии. Вместо того чтобы рассматривать веру как просто систему убеждений или ритуалов, он видит ее как интимный процесс, в котором человек интегрирует свою духовность в повседневную жизнь. Этот акцент на внутренний опыт предоставляет индивиду компас, который может направлять его через трудности и неясности современного мира.

2. Духовные и этические принципы в работах Толстого

Для Толстого, направляющая сила мира — это не абстрактный принцип или догматическая установка, но скорее некий внутренний моральный компас, который синхронизируется с глубоким осознанием своего места во Вселенной. Эта направляющая сила не просто предписывает правила или нормы поведения; она стимулирует индивида к активному и осознанному участию в жизни, наполняя её смыслом и целью.

В контексте этой направляющей силы, отказ от индивидуальной ответственности и следование лишь внешним религиозным авторитетам становится препятствием на пути к истинному религиозному опыту. Именно через активное и осознанное участие в жизни, через принятие этой направляющей силы, человек может действительно установить связь с бесконечным миром, ощутить его необъятность и найти своё место в нём. Толстой утверждает, что именно такое понимание и признание этой направляющей силы могут дать жизни истинный религиозный смысл.

Для Толстого религия не просто интеллектуальное упражнение или набор верований, которые нужно принять на веру. Он смотрит на религию как на живой процесс, который требует активного и осознанного участия каждого человека. Эта позиция разрывает с западной традицией, в которой религия часто рассматривается в рамках догм и верований, и подходит к религии как к практической деятельности, нацеленной на гармонизацию отношения индивида с окружающим миром. Таким образом, для Толстого ключевым является не то, во что человек верит, а как он живет и какие решения принимает, испытывая ответственность за свою жизнь и свои поступки.

В ряду произведений, посвященных религиозной философии, книга "Учение Христа, изложенное для детей «занимает особое место, представляя собой вершину его духовных размышлений [6]. Этот труд не просто адаптация христианских принципов для младшего поколения, но и глубокий анализ основ веры, пропущенных через призму личного опыта и философских убеждений автора. Толстой, отвергая догматические и ритуальные аспекты официальной религии, стремится к чистосердечному пониманию учения Христа. Он выделяет универсальные моральные ценности, актуальные для людей всех возрастов, и особенно подчеркивает их важность для формирования духовного мировоззрения с самого раннего возраста. Таким образом, «Учение Христа, изложенное для детей» можно рассматривать не только как педагогический текст, но и как кульминацию религиозной философии Толстого, в которой он выражает свое видение истинного христианства.

Во многом, религиозные взгляды Толстого сводятся к пониманию религии как основного инструмента морального преобразования личности. Толстой подчеркивает, что истинное духовное пробуждение происходит через личный опыт и глубокое самопознание. В этом контексте, религия выходит за рамки простого вероисповедания и становится живым процессом, в котором человек постоянно стремится к лучшему пониманию себя, мира и своего места в нем. Для Толстого, вера в Бога и следование Его воле — это не столько вопрос ритуалов или обрядов, сколько внутренний путь, на котором человек переосмысливает свои желания, страхи и поступки, стараясь жить в соответствии с высшими нравственными принципами. Этот процесс морального преобразования делает религию действительно «живой» и актуальной для каждого человека, так как она затрагивает самые глубокие аспекты его сущности: "Не в том дело, чтобы верить в то или иное, а в том, чтобы изменить свою жизнь в ответ на эту веру«[1]. Таким образом, для Толстого религия становится не просто системой верований, но путем к глубокому внутреннему преобразованию, ведущему к истинной духовности и нравственности.

Лев Толстой привносит уникальное понимание религии, рассматривая её через призму трех основных компонентов: божественное откровение, совокупность суеверий и средство социального контроля. В центре его философии религии находится идея о том, что истинная религиозность направлена на духовное и нравственное преобразование человека. Отсюда, религия не просто учение или догма, но глубокий путь к самопознанию и самосовершенствованию.

Толстой выдвигает глубокие размышления о дихотомии между принципами ненасилия и любви в человеческом обществе. Особое внимание заслуживает его критика социального устройства, которое, по его мнению, использует мир в собственных интересах, опираясь на принцип насилия [7]. Такое использование мира включает в себя эксплуатацию ресурсов, угнетение слабых и манипуляцию массами ради узкоспецифических интересов. Толстой утверждает, что истинное христианство предлагает альтернативный путь, основанный на «законе любви», который призывает к гармонии, сотрудничеству и взаимопомощи.

Для Толстого, использование мира в собственных целях не отделено от его религиозного понимания жизни. Он видит этот аспект как неотъемлемую часть активного и сознательного отношения к миру. В его понимании, каждый индивид имеет свою уникальную роль в большой картине жизни, и использование мира для собственного развития или для блага других является выражением этой религиозной идеи.

Такое практическое отношение к миру подразумевает, что индивид не является пассивным зрителем, а активно участвует в событиях, стараясь сделать мир лучше или по крайней мере не ухудшить его. Это включает в себя все, от моральных решений до социального взаимодействия и даже экономической активности.

В этом контексте, «использование мира в собственных целях» не является эгоистичным или бесчувственным актом, но скорее, образом взаимодействия с миром, который соответствует глубокому пониманию своей роли и ответственности. Это также подчеркивает, что религиозность, по мнению Толстого, не обязательно связана с отказом от мирских занятий или интересов, но с осознанным и ответственным отношением к ним.

3. Социальная критика и религиозная ответственность

Для Толстого религия олицетворяет собой двойственный инструмент. С одной стороны, она может служить источником духовного просвещения и морального руководства. С другой стороны, когда религия становится институционализированной, она может быть использована как инструмент социального контроля и угнетения.

Это двойственное видение религии отражает глубокое понимание Толстым социокультурных процессов. Он осознает, что религиозные институты, такие как церковь, могут усилить свою власть и авторитет, эксплуатируя вероучения и суеверия для поддержания определенного социального порядка. В то же время, он утверждает, что истинная религиозная вера может освободить человека от цепей догматизма и предвзятости.

Толстой представляет собой уникальное сочетание религиозного мыслителя и социокультурного критика. Его осуждение религиозного догматизма и социокультурного контроля находит эхо в работах многих современных мыслителей, однако его решительное стремление к духовной истине и моральной чистоте делает его взгляды особенно значимыми и актуальными в современном мире.

Толстой противопоставляет два типа религиозных подходов: «языческий» и «христианский». Под «язычеством» Толстой понимает религиозные традиции, в которых люди пытаются угодить или обрести благосклонность идолов, используя ритуалы, жертвоприношения и другие формы поклонения. Эти практики, по его мнению, основаны на страхе перед неизвестным и желании усмирить силы природы, а не на искреннем понимании и глубоком духовном соединении.

С другой стороны, христианская традиция, как видит её Толстой, акцентирует внимание на активной роли человека в мире и его долге перед ближними и всей Вселенной. Этот подход не требует простого поклонения или созерцания, но активного служения и участия в духовной жизни. Христианство, по мнению Толстого, предоставляет человеку инструменты для глубокого духовного просвещения и дает возможность не просто смотреть на мир со стороны, но и принимать активное участие в его преображении.

Таким образом, Толстой видит ключевое различие между «языческим» и «христианским» подходами к религии в их отношении к миру и роли человека в нем. Для него христианство стоит выше, так как оно предлагает не просто путь к религиозности, но и к глубокому духовному преображению.

В работе «Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении» [8] раскрывается глубокий анализ социокультурных и религиозных аспектов кризиса, охватившего христианский мир конца XIX века. Толстой, с его характерной проницательностью, выдвигает тезис о том, что корни кризиса лежат в утрате истинных христианских ценностей и их замещении формальными религиозными обрядами и догмами. Особое внимание уделяется роли русского народа в этом процессе. Автор критикует союз церкви и государства, утверждая, что именно этот союз привел к деградации религиозной мысли и отчуждению верующих от истинного духовного пути. Эта работа не только представляет собой глубокий анализ социальных и религиозных проблем того времени, но и служит мощным призывом к духовному пробуждению и возвращению к истинным христианским ценностям как основе для обновления общества.

4. Актуальность и применение религиозной философии Толстого в современном контексте

Для Толстого религия играет ключевую роль в человеческом опыте, настолько же важную, как сердце для тела. Он утверждает, что религия не просто добавляет духовное измерение к жизни, но и преображает наше восприятие повседневности, придавая ей глубокий, трансцендентный смысл.

В своём "Христианском катехизисе«[9], Толстой предлагает собственное понимание христианства, очищенное от догм и ритуалов. Он ставит в центр учение о любви, ненасилии и следовании божественной воле, указывая на внутренние моральные законы, которыми человек руководствуется инстинктивно.

Этот взгляд на религию как на фундаментальное основание человеческой жизни и взаимоотношений может предложить ответы на вызовы современного мира. Толстой утверждает, что религиозное восприятие мира может служить мостом между людьми, помогая нам находить общий язык в эпоху глобальных преобразований.

Толстой утверждает, что духовное отношение к жизни не зависит от конкретной религиозной доктрины или культурного контекста. Он считает, что каждый человек, независимо от его вероисповедания, обладает врожденным духовным взглядом на мир, который можно назвать его «религией». Согласно Толстому, даже те, кто не следует определенной религиозной традиции, продолжают искать духовный смысл в жизни. Этот интимный поиск духовного смысла объединяет людей разных культур и верований, предоставляя платформу для взаимопонимания и сотрудничества.

В идеях Толстого религия и наука не являются взаимоисключающими категориями, а скорее двумя способами осмысления реальности. Если наука стремится понять мир через наблюдение, анализ и логическое рассуждение, то религия предоставляет глубокое внутреннее понимание, основанное на духовном опыте и интуиции [10]. Толстой, признавая ценность научных открытий, также подчеркивает важность духовных истин, которые не могут быть измерены или объяснены только с помощью научного метода. Для него истина может быть обнаружена через сочетание веры и разума, интуиции и логики. Этот интегративный подход к пониманию религии и науки делает философию Толстого актуальной и сегодня. В эпоху, когда религиозные и научные мировоззрения часто сталкиваются, идеи Толстого могут служить мостом, соединяющим эти две области знания, и указывать путь к гармоничному сосуществованию веры и разума.

Заключение

В ходе исследования было продемонстрировано, что философские и религиозные взгляды Льва Толстого не утратили своей актуальности и продолжают быть предметом активных дискуссий в научном сообществе. В его работах находит отражение не просто религиозный догматизм, но глубокий, многогранный подход к пониманию религии и её влияния на человеческую жизнь и общество. Это исследование позволяет лучше понять, как Толстой взаимодействует с ключевыми концепциями нравственности, индивидуализма и социокультурного контекста.

Работа не только обогащает текущее академическое понимание темы, но и открывает новые направления для дальнейших исследований. Статья может служить отправной точкой для различных дисциплин — от философии и культурологии до социологии и психологии. Таким образом, материал представляет интерес не только для ученых, но и для широкой интеллектуальной аудитории, интересующейся проблемами духовности, нравственности и культуры.

В заключение следует отметить, что духовные и философские идеи Льва Толстого остаются весьма актуальными и могут предложить ценные уроки для современного общества в эпоху информационного шума и культурных разногласий.

Литература:

1. Толстой Л.Н. Исповедь // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1906-1910. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. — Т. 23.

2. Толстой Л.Н. Что такое религия и в чем сущность ее? // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Статьи 1893-1898. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 35. — C. 157-198.

3. Толстой Л.Н. Царство Божие внутри вас // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1906-1910. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. — Т. 28.

4. Толстой Л.Н. Христианство и патриотизм // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Статьи 1893-1898. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 39.

5. Толстой Л.Н. Религия и нравственность // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Статьи 1893-1898. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 39.

6. Толстой Л.Н. Учение Христа, изложенное для детей // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1906-1910. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 37. — C. 97-148.

7. Толстой Л.Н. Закон насилия и закон любви // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1906-1910. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 37. — C. 149-222.

8. Толстой Л.Н. Почему христианские народы вообще и в особенности русский находится теперь в бедственном положении (1907) // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1906-1910. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 37. — C. 348-360.

9. Толстой Л.Н. Христианский катехизис // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1863, 1870, 1872-1879, 1884. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1936. — Т. 17. — C. 730-731.

10. Толстой Л.Н. Религия и наука // Полное собрание сочинений. В 90 томах. Произведения 1906-1910. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. — Т. 37. — C. 360-363.