Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

ЛЕКЦИЯ - 2022 О феноменологии Проекта новой (дополнительной) Gh/ck-физики «снару-жи» светового конуса, который сближает ОТО и квантовую теорию поля

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Левин Борис Михайлович
Рубрика: Физико-математические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2022»  (апрель, 2022)
Количество просмотров статьи: 234
Показать PDF версию ЛЕКЦИЯ - 2022 О феноменологии Проекта новой (дополнительной) Gh/ck-физики «снару-жи» светового конуса, который сближает ОТО и квантовую теорию поля

Б.М. Левин
ИХФ им. Н.Н. Семёнова РАН, Москва (1964-1987);
Договор о творческом сотрудничестве с ЛИЯФ
им. Б.П. Константинова РАН, Гатчина (1984-1987);
ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН, Санкт-Петербург (2005-2007).
E-mail: bormikhlev@yandex.ru

Вавилонское Столпотворение.

Слушаешь сегодня информацию с Запада (НАТО) и противостоящего Востока – вспоминается библейская притча о Вавилонском Столпотворении ‒ отсутствие общего языка (‘смешение языков’). На общезначимые призывы Востока «ДА/НЕТ» ‒ ответы Запада «НЕТ/ДА», и наоборот: ЗАПАД провоцирует животный инстинкт доминирования Homo sapiens ‒ обострение на грани глобальной катастрофы.

Человечество (ЧЕЛОВЕК), в принципе, вышло из библейского тупика, создав универсальный язык ‒ МАТЕМАТИКА. Математика в ФИЗИКЕ, обосновывают главное в глобальной ЦИВИЛИЗАЦИИ – высокие технологии современности и грядущие технологии.

Обоснована феноменология Проекта новой (дополнительной) -физики «снаружи» светового конуса.

Впервые в структуру фундаментальной теории включён ФИЗИЧЕСКИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ.

Проект открывает горизонты дополнения существующих высоких технологий принципиально новыми, неразрушающими технологиями на базе взаимодействия тёмной материи с веществом (материей).

 

Идея и её реализация начались с едва заметного факта и сегодня (18.02.2022, а по факту, с 2008-го) могут быть сформулированы, как феноменология Проекта новой (дополнительной) -физики «снаружи» светового конуса/СК.

 

Как аспирант профессора В.И. Гольданского, в группе Химии новых атомов/ХНА (рук. В.П. Шантарович) Сектора строения вещества/ССВ (рук. В.И. Гольданский) Института химической физики/ИХФ (директор акад. Н.Н.Семёнов) АН СССР (Москва), я за год (1965-66) собрал из стандартных и специальных (преобразователь промежутков времени в цифровой код/ППВ-1 и др.) блоков электронной аппаратуры временнóй спектрометр для изучения процессов аннигиляции -распадных позитронов (22Na) в веществе с большим свободным объёмом (газы, силикагели и др.) во временнóм диапазоне 0 200 нс, по методике задержанные совпадения; («старт») ‒ ядерный гамма-квант (~1,28 МэВ), («стоп») ‒ один из аннигиляционных гамма-квантов (0,34 0,51МэВ).

Встал вопрос о первых измерениях временных спектров.

В библиотеке ИХФ, в очередном номере была опубликована статья по теме, которая оказалась близка моей цели:

 

P.E. Osmon. Positron lifetime spectra in noble gases. Phys. Rev., v. B 138, p. 216, 1965.

 

Взглянув на представленные в статье диаграммы временных спектров аннигиляции квазисвободных позитронов всех инертных газов при комнатной температуре (гелий, неон, аргон, криптон и ксенон; показаны ниже ‒ без долгоживущей компоненты ортопозитрония), я обратил внимание на то, что временные спектры в неоне для разных давлений отличаются визуально от других газов отсутствием излома (“shoulder”/«плечо»).

 

Физическая природа плеча, была уже осознана экспериментаторами и теоретиками, но на отмеченную особенность временных спектров в неоне, на отсутствие, точнее на ‘сглаживание’ плеча в неоне, никто не обратил специального внимания.

Было принято решение проверить эту особенность экспериментальных данных в неоне, т.е. провести измерения временных спектров в ряду гелий-неон-аргон.

Созданная установка для газовых измерений включала измерительную камеру из нержавеющей стали цилиндрической формы, диаметром 40 мм, толщиной стенки 3 мм, высотой 80 мм, с возможностью заполнения газами до давления 150 атм.

В центре камеры на слюдяной подложке помещался источник позитронов активностью ~ 10 mCu.

Два датчика сигналов «старт» и «стоп» со стильбеновыми сцинтилляторами и фотоумножителями ФЭУ-36 располагались диаметрально противоположно (180о); между ними помещалась измерительная камера.

Разрешение временнóго спектрометра по регистрации пика ‘мгновенных’ совпадений двух гамма-квантов от -распада 60Co было около 3 нс.

В измерениях использовались инертные газы квалификации особой чистоты из баллонов при давлениях до 150 атм.

 Результаты измерений опубликованы

 /Б.М. Левин, Е.И. Рехин, В.М. Панкратов, В.И. Гольданский. Исследование временных спектров аннигиляции позитронов в инертных газах (гелий, неон, аргон). ИнформационныйБюллетеньСНИИПГКАЭ, №6, с. 31-41, М., 1967;

 Goldanskii & Levin. Institute of Chemical Physics, Moscow (1967),

in Table of positron annihilation data: Helium, Neon, Argon.

Ed. By B.G. Hogg and C.M. Laidlaw and V.I. Goldanskii and V.P. Shantarovich. Atomic Energy Review, IAEA, VIENNA, 1968, 6, p.p. 153, 171, 183/

 и представлены здесь на рисунках:

 

 

Временные спектры аннигиляции позитронов (22Na) в неоне.

Сверху (давление газа р = 16 атм) − аннигиляция квазисвободных позитронов (без компоненты ортопозитрония/o-Ps): плечо размыто, едва просматривается, его длительность tS =57 нс, цена канала временнóго спектрометра h =1, 49 нс;

Снизу (давление газа р = 139 атм) − полный временнóй спектр:

t1 = 8 нс (парапозитроний/p-Ps), t2 (о-Ps) = 31, 3 нс, h = 1, 88 нс.

 

 

Временные спектры аннигиляции в гелии.

Сверху (р = 16 атм) tS = 90,4 нс;

t1 = 70, 0 нс; h = 1,88 нс/канал.

Снизу (р = 141 атм) t1 (p-Ps) = 11 нс;

t2 (о-Ps) =50,0 нс, h = 1, 88 нс/канал.

 

Временные спектры аннигиляции в аргоне.

Сверху (р = 4,8 атм) tS = 52,4 нс;

t= 48,7 нс, h = 0, 98 нс/канал.

Снизу (р = 135 атм) t(о-Ps) = 48,7 нс,

h = 1,88 нс/ канал.


Последующее за этим сообщение В.И. Гольданским на Международной конференции ICPA (International Conference of Positron Annihilation) этих результатов экспериментальной проверки, подтвердивших наше особое внимание к особенности временных спектров в неоне по статье P.E. Osmon’a, привело позже к дополнительной проверке отмеченной аномалии временньiх спектров в неоне с источником позитронов 22Na в нескольких лабораториях (США, Англия, Канада). Результаты этих проверок опубликованы и представлены ниже:

 

По данным работы K.F. Canter and L.O. Roellig Positron annihilation

in low-temperature rare gases. II. Argon and neon. Phys Rev. A, v. 12 (2),

p. 386, 1975. Плечо в неоне отсутствует.

 

По данным работы P.G. Coleman, T.C. Griffith, G.R. Heyland and T.L. Killen.

Positron lifetime spectra in noble gases. J. Phys. B, v.8, p.1734, 1975.

Плечо в неоне при температуре 297 К и давлении газа 25, 6 амага (~ атм);

цена канала временнóго спектрометра 1, 92 нс.

 

 

По данным работы A.C. Mao and D.A.L. Paul Positron scattering and

annihilate on in neon gas. Can. J. Phys., v.53, p.2406, 1975.

Определение длительности плеча в неоне (b) путем исключения

вклада o-Ps (d).

 

Как видно, экспериментальное сравнение временных спектров в ряду инертных газов (Россия/1967, США/1975, Англия/1975, Канада/1975) подтвердило предположение о сглаживании, размытии временнóго спектра в области плеча в неоне по сравнению с гелием и аргоном (факт устанавливается визуально, как и по диаграммам из основополагающей статьи P.E. Osmon’a).

Все попытки объяснить ‘химически’ особенность временных спектров аннигиляции -распадных позитронов (22Na) в неоне, т.е. на основе каких-то особенностей структуры внешних электронных оболочек неона (заполненная электронная оболочка – 8 электронов) по сравнению с гелием (2 электрона) и аргоном (заполненная электронная оболочка – 8 электронов), не дали ответа.

 

Надежда на ответ возникла неожиданно в начале 1970-х в виде парадоксальной гипотезы о возможности реализации в газообразном (?!) неоне при комнатной температуре ‘условий резонанса’, поскольку источником -позитронов во всех обсуждаемых экспериментах был -изотоп 22Na, схема распада которого содержит возбуждённое состояние 22*Ne(~ 1,28 МэВ):

.

Гипотеза была опубликована значительно позже:

 

Б.М. Левин, В.П. Шантарович. Об аннигиляции позитронов в газообразном неоне. ХВЭ, т.11(4), с.322, 1977.

 

В этой статье неявно сформулирована гипотеза о парадоксальной реализации в ‘условиях резонанса’ эффекта Мёссбауэра – о коллективизации ядерного возбуждения 22*Ne (2+) по ядрам 22Ne (0+) атомов неона в газе (?!).

Поскольку энергия отдачи ядра 22*Ne (2+) при испускании гамма-кванта с энергией ~ 1,28 МэВ равна

то компенсировать энергию отдачи при образовании коллективного (резонансного) состояния может только ядерное (сильное) взаимодействие. Это означает, что в ‘узлахрешёткитвёрдого тела’, на которой гипотетически конденсируются ядра атомовнеона из газовой фазы (‘эффект Мёссбауэра’), должны присутствовать стабильные носители ядерного взаимодействия – протоны, квантовомеханическое обменное взаимодействие с которыми должно обеспечить связывание ядер атомов неона из газовой фазы на время реализации ‘условии резонанса’.

Возникает главный вопрос: как в газообразном неоне может реализоваться ‘решётка твёрдого тела’?

Это можно представить, если рассмотреть пространственноподобную структуру «снаружи» светового конуса ‒ ‘абсолютно твёрдое тело’ ‒ вместо контрпродуктивной концепции «тахион».

Хотя экспериментаторы эпизодически заявляют о наблюдении тахионов, но всегда это, как потом оказывается, связано с какими-то ошибками, неадекватными аппаратурными ‘эффектами’. Последний такой случай произошёл в 2011-ом, но быстро завершился признанием такой ошибки.

Иначе быть не может быть, если исследователь понимает и принимает природу общепринятой на сегодня концепции 4-мерного пространства-времени А. Эйнштейна-Г. Минковского.

Больше того, согласно теории относительности, наблюдение тахионов невозможно, поскольку тахионы, как бы существуют «снаружи» светового конуса, а физический наблюдатель с аппаратурой действует «внутри» светового конуса. Эти факты до сих пор в публикациях не обсуждались.

Тем не менее, существует понятие ‘абсолютно твёрдое тело’ ‒ «…второй опорный объект механики наряду с материальной точкой» (Википедия).

 

Представленные экспериментальные наблюдения временных спектров аннигиляции -распадных позитронов/ -позитрония в инертных газах с особенностью неона и обсуждённые выше элементы феноменологии возможного объяснения этого явления – всё это создаёт основания, как здесь уже сказано ранее, для обращения к концепции ‘абсолютно твёрдое тело’ вместо контрпродуктивной феноменологии «тахион».

Эта аргументация обрела статус абсолютного императива после реализации нами (ДОГОВОР о творческом содружестве между Институтом химической физики АН СССР и Ленинградским институтом ядерной физики им. Б.П. Константинова АН СССР) через десятилетие одного из вариантов критического эксперимента, рассмотренного при формулировке упомянутой ранее (ХВЭ, 1977) парадоксальной гипотезы о реализации ‘эффекта Мёссбауэра’ в ‘условиях резонанса’ в газообразном неоне: Левин Б.М., Коченда Л.М., Марков А.А., Шантарович В.П. Временные спектры аннигиляции позитронов (22Na) в газообразном неоне различного изотопного состава. ЯФ, т.45(6), с.1806, 1987.

 

Эксперимент подтвердил гипотезу: наблюдалась «изотопная аномалия» ортопозитрония – возрастание интенсивности ортопозитрониевой компоненты временных спектров I2 (фактор ) при уменьшении содержания изотопа 22Ne до 4,91% («неон-20») по сравнению с естественным неоном (8,86%) и, соответственно, визуализация плеча (см. рисунки):

 

 

 

 

Сравнение временных спектров аннигиляции позитронов в образцах неона различного изотопного состава: область пика «мгновенных» совпадений (t ~ 0) и «плеча» (tS). Цена канала временнóго спектрометра 0,5 нс. Точки: ○ – неон естественный, · – «неон-20».

 

Очевидный результат визуализация плеча (см. рисунок выше) не может быть объяснён в рамках СМ, поскольку «изотопический сдвиг» при обеднении образца изотопом 22Ne(от 8,86% до 4,91%) исчезающе мал (10−7- 10−6).

 

Наблюдаемый эффект превышения почти вдвое ( ) ортопозитрониевой/o-Ps компоненты I2 в образце «неон-20» усиливает подчёркнутое заключение. К сожалению, низкая статистика в этой области потребовала суммирования отсчётов в каналах временнóго спектрометра (см. следующий рисунок):

 

 

Сравнение временных спектров образцов неона на участке «хвоста» (область ортопозитрониевой компоненты). Под осями абсцисс условно показаны значения отсчетов гамма-гамма-совпадений в тех каналах, которые имеют отрицательные значения после вычитания случайных совпадений.

Точки: ○ – естественный неон, · – «неон-20».

 

Практически одновременно с наблюдением «изотопной аномалии» (ЯФ, 1987), в результате абсолютных прецизионных временных измерений -o-Ps группой университета шт. Мичиган (Анн Арбор, США) с использованием набора буферных газов и экстраполяции к нулевому давлению было надежно установлено на уровне 10s превышение на %, т.е. на ~ скорости самоаннигиляции -o-Ps (по сравнению с вычисленной в КЭД с точностью 0,0005%):

 

C.I. Westbrook, D.W. Gidley, R.S. Conti, and A. Rich. Precision measurements of the orthopositronium vacuum rate using the gas technique. Phys. Rev., v. A 40 (10), p.5489, 1989.

Это наблюдение позже было подтверждено в эксперименте с вакуумной методикой: J.S. Nico, D.W. Gidley, and A. Rich, P.W. Zitzewits. Precision Measurements of the Orthopositronium Decay Rate Using the Vacuum Technique. Phys. Rev. Lett., v. 65 (11), p. 1344, 1990.

Позже мичиганская группа в новом составе, без основателя группы профессора A.Richa (1938-1990), после новых измерений с частично изменённой методикой, отказалась, к сожалению, под давлением результатов других, не вполне обоснованных измерений от своих результатов прецизионных измерений и выводов (R.S. Vallery, P.W. Zitzewits, andD.W. Gidley. Resolution of the Orthopositronium-Lifetime Puzzle. Phys. Rev. Lett., v. 90 (20), p. 203402, 2003).

 

После наблюдения «изотопной аномалии» -o-Ps в «условиях резонанса» стало ясно, что феноменологию новой структуры, вместо контрпродуктивной феноменологии «тахион», реализует гамильтонов цикл «дополнительной -физики» – в виде «атома дальнодействия/АДД» (‘абсолютно твёрдое тело’) планковской массы (2Rm ~ 1 км, N(3)~ 1019 ячеек/«узлов») с «ядром атома дальнодействия» ( см, ), взаимодействующего с веществом в конечном состоянии -распадов типа (топологический квантовый переход) ‒ B.M. LevinAtomofLong-RangeActionInsteadofCounter-ProductiveTachyonPhenomenology. Decisive Experiment of the New (Additional) Phenomenology Outside of the Light Cone. PROGRESSINPHYSICS, v. 13 (1), p. 11, 2017, см. рисунок:

 

 

«Микроструктура» вакуумоподобных состояний вещества:

Взаимно компенсированные подрешётки

вакуумоподобного состояния веществазазеркалье».

hG – вертикальное смещение подрешёток в гравитационном поле.

 

Сформулированная феноменология Проекта новой (дополнительной) -физики «снаружи» светового конуса, расширяющая современную Стандартную Модель/СМ (в стагнации с середины 1970-х) всё же может быть представлена в терминах СМ.

 

Фундаментальным основанием такого представления стала планковская масса .

Такое представление массы Планка в физической теории размерностей, как выясняется, отвечает более глубокой природе этого открытия на заре ХХ столетия: в итоге выходит, что в этом открытии М. Планка в скрытой форме уже содержалась Теория Всего.

 

Разберёмся подробнее, как это достигается.

 

1.      Двузначность ( ) корня квадратного – арифметический факт, которым в СМ пренебрегают (рассматривается только планковская масса MPl, а двузначность фундаментальных констант ‒ наше нововведение, основанное на необходимости для объяснения экспериментальных фактов и нашем наблюдении того факта, что совместное вхождение констант    в физические фундаментальные константы всегда происходит с нечётными степенями этих констант .

 

Двузначность планковской массы означает, что её присутствие «снаружи» светового конуса принципиально меняет (дополняет!) представления СМ о 4-мерном пространстве-времени:

 

вместо принятой на сегодня 2-мерной диаграммы

 

из 10-томной ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ФИЗИКИ Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшица. Т. II, ТЕОРИЯ ПОЛЯ, с. 21. Изд. восьмое, 2006.

 

Двузначные области «снаружи» светового конуса должны быть представлены так

 

ВСВ – вакуумоподобные состояния вещества

 

Как станет ясно в последующем изложении, те области пространства-времени, которые сегодня квалифицированы, как «абсолютно удалённое» (см. Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшиц, т. 2, ТЕОРИЯ ПОЛЯ), обретают качество «абсолютно близкого», поскольку физика впервые формализует статус физического наблюдателя/ФН путём аналогового (не цифрового!) сопоставления с суперсимметричным (P. FayetandM. MezardSearchingforanewlightbosoniny, Yandpositroniumdecays. Phys. Lett. B, v.104 (3), p.226, 1981), полностью вырожденным (P. Di Vecchia and V. Schuchhardt N = 1 and N = 2 supersymmetric positronium. Phys. Lett., v.B155, №5/6, p.427, 1985) -позитронием ФН (женщина/ и мужчина/ ).

2.    Двузначность, двуединство АДД() требует пояснения.

В линейной динамике массы противоположных знаков отталкиваются и мгновенно разлетаются. Сосуществование АДД(+) и АДД(‒) в единой структуре «снаружи» СК возможно, если их ‘твердотельная структура’ формируется в процессе пошагового взимностохастического вращения.

Так в Проекте новой (дополнительной) - физики определяется физический статус 3-мерного гамильтонова цикла, который не имеет завершения в математике.

3. Следовательно, число «узлов»/ячеек в структуре может быть оценено

.

4.    Ядро АДД() в кинематике гамильтонова цикла формируется в процессе взаимностохастического пошагового вращения. Число «узлов»/ячеек в составе ядра АДД() определяется условием компенсации энергии отдачи при излучении ядром 22*Ne(2+) гамма-кванта /«старт» и равно

 

.

 

5.    ‘Постоянная решёткиАДД() («шаг» гамильтонова цикла) определяется временем одноквантовой аннигиляции (виртуальной!) ортопозитрония

 

см,

 

что было использовано в статье S.L. Glashow. Positroniumversus the mirror Universe. Phys. Lett., v. B167(2), p. 35, 1986, но не дало решения проблемы зазеркалья по причине невнимания экспериментаторов к работе П.Е. Осмона (1965).

 

6.            В заключении приведу полностью текст Препринта-1795 ФТИ им. А.Ф.Иоффе (2008), которым была завершена феноменология Проекта новой (дополнительной) -физики «снаружи» СК:

 

Б.М. Левин, В.И. Соколов

 

О ФИЗИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ «УСЛОВИЙ РЕЗОНАНСА» ВРЕМЕННЫХ СПЕКТРОВ АННИГИЛЯЦИИ ПОЗИТРОНОВ (ОРТОПОЗИТРОНИЯ ОТ -распада 22Na В ГАЗООБРАЗНОМ НЕОНЕ

 

Аннотация

 

Близость разницы масс нейтрона и протона и энергии ядерного гамма-кванта, излучаемого в переходе , по которому отмечается момент появления позитрона в веществе при регистрации временных спектров аннигиляции позитронов (ортопозитрония), позволяет представить физическую природу «условий резонанса» в газообразном неоне при комнатной температуре (1990), ранее установленных экспериментально (1987), как сдвоенный резонанс. Ожидается регистрация резонанса в результате измерения температурной зависимости временных параметров квазисвободных (в области «плеча») и ортопозитрония (I2) в диапазоне температур ( эВ).

 

«Условия резонанса» временных спектров аннигиляции позитронов (ортопозитрония) в неоне сформулированы путём описания физических условий эксперимента [1,2]. Здесь на основе факта, ранее не рассматривавшегося в этом контексте, обоснована модель этого явления – сдвоенный задержанный резонанс.

В работе [3] были получены экспериментальные диаграммы «плеча» - неэкспоненциальной особенности временных спектров аннигиляции позитронов (22Na) для всех инертных газов при комнатной температуре. Неон выделялся в ряду инертных газов визуально, т.е. явным отсутствием плеча (или его «размытием») на диаграмма х. Это явление вскоре было подтверждено в широком диапазоне давлений [4] и в последующем надёжно установлено по совокупности измерений четырёх групп экспериментаторов 1

______________________________________

1 В отличие от гелия и аргона наблюдался чрезвычайно большой разброс экспериментальных значений константы, характеризующей длительность плеча в неоне: tsp = 500-900 нс атм [4] (ts – длительность плеча, pдавление газа; см. также комментарий в работе [5], в которой параметр tsp в неоне не измерялся, поскольку плечо не наблюдалось), 1700±200 нс атм [6], 2200±6% нс атм [7]. На диаграммах работы [3] плечо в неоне отсутствует, хотя в таблице сравнительных данных в ряду инертных газов приведено значение tsp = 488 нс атм. Во всех этих работах использовался неон высокой чистоты.

Во второй половине 70-х было обращено внимание на связку «источник позитронов 22Na - газообразный неон» и сформулирована гипотеза о парадоксальной реализации ядерного гамма-резонанса (ЯГР в газе!) реперного -кванта [8] 2,

 

,

 

с коллективом ядер 22Ne в макроскопическом объёме измерительной камеры (~ 9% в неоне естественного изотопного состава).

________________________

2 В методе задержанных совпадений квант отмечает «старт», а «стоп» отмечается по одному из аннигиляционных -квантов; в описаниях экспериментального метода энергия -кванта огрубляется: .

 

Прямой эксперимент подтвердил гипотезу: наблюдалась «изотопная аномалия» ортопозитрония (o-Ps, TPs) – возрастание интенсивности ортопозитрониевой компоненты временных спектров I2 (фактор ) при уменьшении содержания изотопа 22Ne до 4,91% по сравнению с естественным неоном (8,86%) и, соответственно, визуализация плеча [1]. Дополнительная версия зеркальной вселенной (Б.Холдом-Ш.Глэшоу, 1986 3) и учёт осцилляций TPs TPs/ (вследствие присутствия в динамике o-Ps одного виртуального фотона ; штрих означает принадлежность зеркальной вселенной) допускает снижение наблюдаемого значения I2 до 2 раз [9].

________________________________

3 см. литературу в ссылках.

 

В последующем на этой основе было получено также количественное описание независимых наблюдений мичиганской группы превышения ( ) скорости самоаннигиляции o-Ps ( ) по абсолютным измерениям его времени жизни в нерезонансных условиях в измерениях с буферными газами [10] и в вакууме [11] (« -аномалия») [12]. Этот эффект удалось согласовать количественно на базе вычислений вероятности аннигиляции o-Ps на один -квант и нейтральный суперсимметричный бозон U спина 1 (P.Fayet, M.Mezard, 19813):

,

где x = mU/me → 0, и фактора усиления вследствие осцилляций o-Ps по «узлам» пространственно-подобной структуры, образующейся в конечном состоянии позитронного распада ядер-источников позитронов [9,12]

 

.

 

Это успех модели, поскольку значительные усилия экспериментаторов и теоретиков в течение двух десятилетий (1987-2003) не дали обоснования « -аномалии»4. В основе модели представление о -переходах ядер и ( ), использованных в работах [1,3-7,10,11] в качестве источника позитронов , как о топологическом квантовом переходе [9].

_____________________________

4 Расширение Стандартной Модели (СМ) оправдано тем, что в -распаде участвуют все физические взаимодействия: электрослабое, сильное и гравитационное (в наземной лаборатории).

 

Следует подчеркнуть, что основополагающий для этой модели эксперимент, в котором наблюдалась «изотопная аномалия» временных спектров аннигиляции ортопозитрония, образованными -распадными позитронами (22Na) в неоне [1], вовсе не привлёк внимания.

 

Мичиганская группа экспериментаторов (в её нынешнем составе) в новой работе с изменённой методикой эксперимента [13] отказалась от прежних результатов своих прецизионных измерений [10,11], в которых наблюдалась « -аномалия» [12].

Альтернатива этому неоднозначному решению представлена в препринте [14].

Фундаментальные основания новой физики («дополнительнойGħ/c-физики») и полученные результаты сводятся к следующему [9,12,14]:

 

1.    В конечном состоянии -распада типа реализуется «дефект» ограниченного макроскопического «объёма» пространства-времени, который рассматривается как матрица для формирования отклика в переходном процессе (топологический квантовый переход) с участием всех физических взаимодействий (обобщённый ток смещения5).

 

________________________________

5 Постулированный Дж.К. Максвеллом ток смещения согласовал динамику электромагнитного поля и сохранение электрического заряда. Здесь имеет место сохранение всех типов зарядов – электрического, лептонного, барионного и «гравитационного заряда» (т.е. масс частиц, участвующих в процессе).

 

2.    В современной СМ чрезмерно расширительно трактуется слабое энергетическое условие теории тяготения/ОТО, как абсолютный запрет проявления отрицательного знака энергии (массы). Однако, отрицательная плотность энергии (массы) компенсирующего поля не ведёт к каким-либо принципиальным трудностям (А.Д. Линде, 19883).

3.    Энергия основного состояния o-Ps превышает энергию парапозитрония (p-Ps, SPs) на величину (сверхтонкое расщепление, - энергия связи Ps). сдвига обусловлена тем, что в течение времени триплетная квантовая система существует в форме одного (это существенно!) виртуального фотона, т.е. в «состоянии» без электрических зарядов («новая сила аннигиляции» по Р.Фейнману, 19613).

Этот факт в «дополнительнойGħ/c-физике» интерпретируется как невозможность локализовать центр масс TPs TPs/ (SPs/) в пределах объёма, меньшего , где динамическая фундаментальная длина сдвиг») [12,14]:

                     (1)6

_______________________________

6 Следует подчеркнуть, что термин «зеркальная Вселенная» в контексте «дополнительнойGħ/c-физики» [9,12,14] предполагает «локальную реализацию» глобальной версии зеркальной вселенной Холдома-Глэшоу. Концепция дискретного скалярного «С-поля» с отрицательной плотностью массы (Ф. Хойл-Дж. Нарликар, 19643), дополненная концепцией антиподной симметрии действия и энергии в зеркальной вселенной (А.Д. Линде, 19883), использованы в [9,12,14] для обоснования компенсации энергии и «зарядов» всех физических взаимодействий «дефекта» пространства-времени ОТО в конечном состоянии -распада типа . Представление о «дефекте» пространства-времени ОТО развивает концепцию вакуумоподобного состояния вещества (Э.Б. Глинер, 19653: ВСВ, « »), определяя «микроструктуру» ВСВ. Во избежание недоразумений в последующем термин «зеркальная Вселенная» заменяется термином «зеркало».

 

4.    Слабое энергетическое условие ОТО заменяется «граничным условием» на поверхности кристаллоподобного «дефекта» пространства-времени (см. п.1): суперсимметричное вырождение орто- и парапозитрония ( , П.Д. Веччиа/P.Di Vecchia и В. Шуххардт/V. Schuchhardt, 19853) реализуется в n-ом состоянии при достаточно большом n = N:

 

    ,                                                     (2)

где WN – энергия связи N-го состояния Ps.

«Принцип взаимности» (М. Борн, 19383) позволяет сформулировать граничное условие полностью вырожденного Ферми-газа с граничной энергией (уровень Ферми) в дискретном х-пространстве в виде

                     (3)

 

поскольку N(3) – число ячеек в р-пространстве, отображаемое в х-пространство в объём V фундаментальной пространственно-подобной структуры. Условие (3) унифицирует стандартное квантование состояний атома и постулируемое здесь квантование х-пространства (ограниченного его объёма в «дефекте» пространства-времени). Этот постулат – переход от линейной последовательности главного квантового числа в атоме (n = 1,2,3,…N) 3-мерной пространственно-подобной структуры («атома дальнодействия») N3 – обозначен в формулах индексом N(3). Из (2) и (3) получаем величины:

·      число ячеек 3-мерной фундаментальной пространственно-подобной структуры

 

                                (4)

 

·      линейную протяжённость, 2Rm фундаментальной пространственно-подобной структуры в течение времени tm = Rm/c, где Rm ‒ боровский радиус N-го состояния позитрония,

 

                    (5)

Если каждую ячейку «заселить» квазичастицами естественной структурной единицы стабильного вещества электрон ( )/протон ( ) для Mm > 0 и электронная дырка ( )/протонная дырка ( ) для Mm < 0, то получим фундаментальную двузначную массу:

 

(6)

 

Сопоставление полученного значения Mm с планковской массой очевидно (точность ~ 0,1%)7:

 

 

_________________________________

7 Последовательное решение предполагает четырёхмерное обобщение (пространство-время) «трёхмерной» граничной энергии Ферми eF (вырожденный электронный газ). Корректность этого ожидания оправдана недавним выдающимся достижением – гипотезы Пуанкаре (Г.Перельман, 2002-2003).

 

5.    Экспериментальные ограничения, полученные за два десятилетия интенсивного изучения проблемы ортопозитрония, позволяют предположить, что в дополнительной одноквантовой моде аннигиляции ортопозитрония участвует не фотон, а нотоф (go – безмассовая частица нулевой спиральности, дополнительная по своим свойствам фотону, В.И. Огиевецкий, И.В. Полубаринов, 19663) и 2 ‒ зеркальные фотоны с полной энергией (отрицательного знака) [9,12]:

 

В этом состоит расширение рамок рассмотрения природы аномалий o-Ps (от КЭД к суперсимметричной КЭД/СКЭД) и феноменология компенсации дефицита энергии и импульса в одноквантовой моде его аннигиляции, что впервые было сформулировано в работе [12]. Дело в том, что с точки зрения СМ детектирование кванта энергии 1,022 МэВ в канале «стоп» временного спектрометра невозможно. Но при детектировании однофотонной моды аннигиляции o-Ps должен также проявиться дефицит энергии в канале «стоп» временного спектрометра (суперсимметрия): действительно, однофотонная мода детектируется в сцинтилляторе по комптоновскому электрону ( ), который связан в «оболочке» “атома дальнодействия” в «паре» с «электронной дыркой» ( ) отрицательной массы в структуре С-поля. Половина энергии нотофа ~ 0,51 МэВ передаётся -дырке

( ) и, таким образом, «исчезает» («антикомптоновское рассеяние» по Дж. Сингу/J. Synge, 1974 – см. в [16]). В результате однофотонная мода детектируется временным спектрометром в пике «мгновенных» совпадений [1,15,16] – эффект, который прослеживается по экспериментальным данным [4].

В результате получено обоснование «изотопной аномалии», « -аномалии» и рассмотрена альтернатива выводам мичиганской группы с предложением решающего эксперимента [14].

Перейдём непосредственно к обоснованию «условий резонанса» связки « -газообразный неон» в динамике «дополнительнойGħ/c-физики» [8,9,12,14].

В элементарном представлении распад протона в ядре в ядре (b+-распад) возможен путём заимствования энергии из ядерной среды:

 

энергия +

Ранее получено ограничение сверху числа ядер (атомов) 22Ne , участвующих в макроскопическом коллективном ядерном состоянии « ».

Совпадение величин энергии реперного gn-кванта и разницы масс нейтрона и протона Dmnp8, кажущееся случайным в СМ, в «дополнительнойGħ/c-физике» допускает постановку вопроса о физической природе «условий резонанса».

 

__________________________________

8 Обычно также приводится огрубленное значение Dmnpc2 = mnc2 – mpc2 1,28 МэВ (ср. со сноской 2).

 

Однако, использовать теперь огрубленные значения Dmnp 1,28 МэВ уже недостаточно. По табличным данным (W.-M.Yao et al., J. Phys. G 2006, v.33, p.1)

 

Dmnpc2 = mnc2 – mpc2 = 1,2933317 ± 0,0000005 МэВ,

 

(Nuclear Data Sheets, 2005, v.106, №1, p.12),

т.е. имеет место существенная разница Dmnpc2 = 18,7547 кэВ.

 

Возникает вопрос о ширине сдвоенного резонанса. Появление (квазичастицы) в каждом из узлов пространственной решётки ВСВ и связывание ими ядер 22Ne атомов из газовой среды9 является откликом на b+-переход на фоне «зеркала» по типу тока смещения в электродинамике [14]10 (см. сноску 4), но пространственно-подобной структур ы. При связывании за счёт обменного протон-протонного взаимодействия (это возможно, см. Э.Б. Глинер, 19653) на узлах пространственной решётки ВСВ числа ядер 22Ne атомов неона из газа при комнатной температуре на время жизни o-Ps «замораживается» ( )энергия

 

____________________________________

9 При этом образуется квазиядро [22Ne - , в котором уровень 22*Ne(2+) сохраняется, но в течение времени жизни o-Ps [9,15] может измениться его энергия вследствие взаимодействия с квазипротоном ( ) решётки ВСВ. Сравнение дефектов массы ядер 23Na (‒9,5296 МэВ), 22Na (‒5,1840 МэВ), 21Na (‒2,1858 МэВ) показывает, что ВСВ, скорее всего, включает только квазиядра 23 [14]. К тому же натрий имеет единственный стабильный изотоп 23Na (100%).

 

10 Поскольку определено в [9] осцилляцией TPs\ и вкладом спин-спинового магнитного расщепления в сверхтонкую структуру Ps, ,то отклик задержан на время образования Ps в газе. Следует подчеркнуть, что участие в отклике пространственно-подобного сектора («тахион») не создаёт причинных аномалий, поскольку ВСВ не может быть системой отсчёта (Э.Б. Глинер, 19653). Общий анализ показывает, что «…тахион в нестабильной системене переносит информацию со сверхсветовой скоростью, атолько такой перенос и служит основанием для запрещения движений со скоростью, большей скорости света.Поэтому участие тахиона в реальном физическом процессе перестройки системы не противоречит никаким общим принципам. <…> Независимо от того, будут ли тахионы когда-нибудь обнаружены в природе как самостоятельные частицы, они уже сегодня составляют важнейший элемент систем, обнаруживающих неустойчивость по отношению к фазовому переходу в стабильное состояние» [18].

 

   (температура газа Т 300 К)              (7)

На создание обобщённого тока смещения «затрачивается» ( ) энергия. Возникает перспектива связать разницу Dmnpc2 с резонансом энергии отклика, поскольку нейтрино в конечном состоянии перехода

,

как и в o-Ps также участвует в осцилляциях в течение времени жизни o-Ps [9,16]. Такие осцилляции электронного нейтрино отличаются от обнаруженных в последнее десятилетие осцилляций между ароматами нейтрино (для солнечных и атмосферных нейтрино). В осцилляциях нейтрино на фоне «зеркала» сохраняется его аромат, но нейтрино обретает дополнительную эффективную (топологическую) массу , как это присуще превращениям «левые правые частицы» при осцилляциях в топологических квантовых переходах [17]. Тогда превышение разницы масс Dmnpc2 над можно представить в виде

  Dmnpc2 = + кэВ.                (8)

Из (7) и (8) находим

 

Интересно, что эффективная топологическая масса нейтрино близка к значению массы тяжёлого 17 кэВ-ного нейтрино как возможного результата смешивания различных собственных массовых изучение этого вопроса, вначале весьма обнадёживающее (1985-91), было прервано после ряда работ с альтернативными методиками и отрицательным результатом (1991-93). Драматическая история экспериментального изучения 17 кэВ-ного нейтрино [19] похожа на историю проблемы ортопозитрония [12,14].

Возможна и другая интерпретация избытка энергии Dmnpc2 кэВ – как сдвига уровня , обусловленного связью с решёткой ВСВ (см. сноску 9).

В любом случае, близость величин и Dmnpc2 привела к новому предложению эксперимента, который призван подтвердить (или опровергнуть) предполагаемую физическую природу «условий резонанса» как сдвоенного задержанного резонанса. Дело в том, в энергии отклика (8) есть слагаемое, зависящее от температуры газа. Следовательно, неопределённость температуры измерительной камеры порядка DT 10o, вполне возможная в лабораторных условиях, может свидетельствовать о разной степени близости в работах [3-7] температуры газообразного неона вокруг источника позитронов в радиусе

к температурному пику сдвоенного резонанса. Это может быть причиной неопределённости визуализации плеча (его «размытия» [8]) и чрезвычайно большого разброса его количественной характеристики tsp нс атм (см. сноску 1). Таким образом, предполагаемая ширина сдвоенного резонанса dT 10‒3 эВ.

Постановка поискового эксперимента очевидна: необходимо сравнить временные спектры аннигиляции позитронов от 22Na в газообразном неоне высокой чистоты в достаточно широком интервале температур при термостатировании измерительной камеры с точностью 1о.

Предполагается наблюдать в диапазоне методом задержанных совпадений высокую интенсивность ортопозитрониевой компоненты временного спектра (I2) и (после её вычитания) всё более чёткую визуализацию плеча при удалении от «пиковой» температуры на «хвостах» температурного диапазона, т.е. нормализацию по этому критерию положения неона в ряду инертных газов (см. [3]). По мере приближения к пику температурного резонанса предполагается снижениеI2 (до 2 раз, см. [1]) и, соответственно, размытие плеча, как это имеет место по данным работ [3-7], в которых комнатная температура измерительной камеры не фиксировалась. Особенно показательным должны быть эти проявления параметров временных спектров в измерениях на положительной ветви температурного резонанса, поскольку при снижении температуры возрастает концентрация ван-дер-ваальсовых молекул Ne…Ne и меняется механизм формирования плеча вследствие роли неупругого рассеяния [8]. Это, в первую очередь, относится к проведённым ранее измерениям при криогенных температурах вплоть до 30 К [5], результат которых по этой причине нельзя обсуждать в рассматриваемом контексте. Таким образом, получает обоснование введённый ранее термин «атом дальнодействия» ( узлов) [14] для обозначения ограниченного макроскопического, «объёма» пространства-времени (ВСВ), поскольку задержанный сдвоенный резонанс определяет «ядро атома дальнодействия» ( узлов) [9,12,14].

Ожидаемый результат означал бы существование дополнительной моды аннигиляции ортопозитрония, образованного b+-распадными позитронами

 

,

где «атом дальнодействия» вместе с компенсирующей структурой «зеркала» ( ) мог бы претендовать на роль девятого безмассового псевдоголдстоуновского бозона спина 1 со всеми вытекающими из этого следствиями восстановления киральности в ограниченном объёме пространства-времени конечного состояния b+-распада типа 11.

__________________________________                                              

11 «Если бы группой симметрии была группа SU(3)L х SU(3)R х U(1)L х U(1)R , то должен был бы существовать девятый псевголдстоуновский бозон. Его отсутствие – прямое экспериментальное доказательство несохранения киральности (отсутствия инвариантности относительно U(1)LR в квантовой хромодинамике)» [20].

 

Как давно заметил Р. Фейнман по предложению Гелл-Манна: «…теория Янга-Миллса явно не занимается безмассовым полем, которое должно было бы уходить из ядра и быть заметным. Поэтому теоретики не исследовали внимательно безмассовый случай» [21].

 

Разумеется, такое уточнение КХД не нарушает конфайнмент «цвета», однако сохраняет фундаментальный статус сильного ядерного взаимодействия, когда его носителем является квазичастица протон в узлах .

 

Дополнение феноменологии Проекта линейной гамильтоновой динамики’ («внутри» СК) стохастической ‘структурной’ динамикой гамильтонова цикла’ («снаружи» СК) ликвидирует основу идейного противостояния А.Эйнштейна и Н.Бора ‒ включает ОТО в квантовую теорию поля.


На фото показана установка для измерения временных спектров аннигиляции позитронов в газах (группа ХНА ССВ ИХФ АН СССР, 1966-1986) с последним вариантом измерительной камеры:

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 1.      Б.М. Левин, Л.М. Коченда, А.А. Марков, В.П. Шантарович. Временные спектры аннигиляции позитронов (22Na) в газообразном неоне различного изотопного состава. ЯФ, т.45(6), с.1806, 1987.

2.      Б.М. Левин. Ортопозитроний: программа критических экспериментов. ЯФ, т.52(2/8), с.535, 1990.

3.      P.E. Osmon Positron lifetime spectra in noble gases. Phys. Rev., v. B138(1), p.216, 1965.

4.      Б.М. Левин, Е.И. Рехин, В.М. Панкратов, В.И. Гольданский. Исследование временных спектров аннигиляции позитронов в инертных газах (гелий, неон, аргон). Информационный Бюллетень СНИИП ГКАЭ, №6, с.с.31-41, М., 1967. Goldanskii & Levin. Institute of Chemical Physics, Moscow (1967); in Table of positron annihilation data: Helium, Neon, Argon. Ed. By B.G.Hogg and C.M.Laidlaw and V.I.Goldanskii and V.P.Shantarovich. Atomic Energy Review, IAEA, VIENNA, 1968, 6, p.p. 153, 171, 183.

5.      K.F. Canter, L.O. Roellig. Positron annihilation in low-temperature rare gases. II. Argon and neon. Phys. Rev., v.A12(2), p.386, 1975.

6.      P.G. Coleman, T.C. Griffith, G.R. Heyland, T.L. Killen. Positron lifetime spectra for the noble gases. J. Phys., v.B8(10), p.1734, 1975.

7.      A.C. Mao, D.A.L. Paul. Positron scattering and annihilation in neon gas. Canad. J. Phys., v.53(21), p.2406, 1975.

8.      Б.М. Левин. К вопросу о временных спектрах аннигиляции позитронов в неоне. ЯФ, т.34(6/12), с.1653, 1981.

9.      Б.М. Левин. К вопросу о кинематике однофотонной аннигиляции ортопозитрония. ЯФ, т.58(2), с.380, 1995.

10. C.I. Westbrook, D.W. Gidley, R.S. Conti, and A. Rich. Precision measurements of the orthopositroniumvacuum decay rate using the gas technique. Phys. Rev., v.A40, p.5489, 1989.

11. J.S. Nico, D.W. Gidley, and A. Rich, P.W. Zitzewitz. Precision Measurements of the Orthopositronium Decay Rate Using the Vacuum Technique. Phys. Rev. Lett., v.65, p.1344, 1990.

12. B.M. Levin. Orthopositronium: ‘Annihilation of positron in gaseous neon’, http://arXiv.org/abs/quant-ph/0303166

13. R.S. Vallery, P.W. Zitzewitz, and D.W. Gidley. Resolutionof theorthopositronium-Lifetime Puzzle. Phys. Rev. Lett., v.90, p.203402, 2003.

14. Б.А.Котов, Б.М.Левин, В.И.Соколов. Ортопозитроний: «О возможности связи между тяготением и электричеством». Препринт №1784 ФТИ им. А.Ф.Иоффе РАН, 2005. B.A.Kotov, B.M.Levin, V.I.Sokolov. Orthopositronium: “On the possible relation of gravity to electricity”. Preprint №1784 A.F. Ioffe PhTI RAS, 2005. http://arXiv.org/abs/quant-ph/0604171

15. Б.М.Левин, В.П.Шантарович. Об аномалиях временных спектров аннигиляции позитронов в газообразном неоне. ЯФ, т.39(6), с.1353, 1984.

16. B.M. Levin, V.I. Sokolov. On an additional realization of supersymmetry in orthopositronium lifetime anomalies. http://arXiv.org/abs/quant-ph/0702063

17. Я.Б. Зельдович. Тяготение, заряды, космология и когерентность. УФН, т.123(3), с.502-503, 1977.

18. А.Ю. Андреев, Д.А. Киржниц. Тахионы и неустойчивость физических систем. Методические заметки. УФН, т.166(10), с.с.1135, 1137, 1140, 1996.

19. Г.В. Клапдор-Клайнгротхаус, А. Штаудт. Неускорительная физика элементарных частиц. М., «Наука», 1997.

20. В.А. Рубаков. Классические калибровочные поля. Теории с фермионами. Изд. 2е. М., «URSS» 2005, с.89-90.

21. R. Feynman. Quantum theory of gravitation. Acta Phys. Pol., v.24(2), p.697, 1963.

 

 Б.М. Левин

                  

Новую физику, непротиворечивые фундаментальные основания которой стали ясны к 2008 г., «не видят» и эксперты РАН.

 Вот, к примеру, взятые из Интернета суждения экспертов РАН о работе А. Росси ‘E-Cat’ и его последователей ‒ от полного неприятия до сдержанного одобрения:


Александр Скринский, доктор физико-математических наук, академик РАН, научный руководитель Института ядерной физики им. Г.И. Будкера:

 «Холодный синтезэто лженаука. То, что происходило до сих пор, можно называть по-разному: мошенничеством, ошибками или просто рассуждениями. Это старая-старая история, связанная с использованием словахолодный”, вместо того чтобы объяснять, что за явления наблюдаются».

 

Владимир Андреев, старший научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева:

 «Это все надо очень аккуратно проверять. У физиков отношение к холодному синтезу, как правило, негативное. Есть люди, которые думают, что это возможно. Я думаю, что это невозможно. Раньше, как правило, все эксперименты по холодному синтезу с положительным результатом просто были ошибочно поставлены. Но в Институте общей физики более серьезная команда. В такого рода вещах торопиться нельзя, все нужно проверять неоднократно».

 

Валерий Рубаков, физик-теоретик, специалист в области квантовой теории поля, физики элементарных частиц и космологии, академик РАН, доктор физико-математических наук:

 «Скажем так: сейчас отношение к холодному ядерному синтезу без энтузиазма, но вполне терпимое. Если говорить о работе Корниловой, я не экспериментатор, я теоретик, и то, что говорят экспериментаторы, я должен принимать на веру. Должен быть экспериментатор, который посмотрит их установку, который разберется в деталях эксперимента и скажет, что все достаточно чисто, аккуратно и квалифицированно сделано».

 

Степан Андреев, ученый секретарь Института общей физики РАН:

 «Холодный синтез ‒ это неправильная формулировка. Она ошибочная. Холодного синтеза нет. Правильно сказать: это ядерные реакции, которые происходят при комнатных температурах. Есть множество различных теоретических объяснений этих процессов. В книге, которую написали Высоцкий и Корнилова, предложено одно из объяснений. На мой взгляд, до определенного уровня оно очень даже неплохое. Но мне кажется, что это составная часть будущей общей теории. Их теория объясняет начальную стадию этого процесса. Как ядра могут вступить в реакцию, но как, собственно, эта реакция происходит, чем это отличается от обычных ядерных реакций, нет. Мне работа Корниловой нравится прежде всего тем подходом, который Алла Александровна решила применить. Она решила, что природа знает сама, как это делать, нужно только помочь ей».

<…>

Общей проблемой этих и подобных исследований на данном этапе является отсутствие удовлетворительной теории, объясняющей весь круг описанных явлений (выделено и комментарийБ.Л.: на экспериментальной основе феноменология такой теории – Теория Всего – уже сформулирована). А без подобной теории нельзя поставить целенаправленные эксперименты и добиться существенного прогресса в понимании, а главное, применении, низкоэнергетических (низкоэнергопороговых) ядерных реакций. Необходима консолидация усилий разных ученых и специалистовфизиков, химиков, биологов, энергетиков. Только тогда мы сможем приблизить будущее. Только тогда иная картина мира превратится из фантазии в реальность

 В последнем комментарии (С.Н. Андреев) видится надежда на реальность.

 Реальность представляется в осмыслении результатов эксперимента П.Е. Осмона (1965), в подтверждении этих аномалий («условия резонанса» в системе b+- распад 22Na-газообразный неон: Россия/1967-1987, США/1975, Англия/1975, Канада/1975), в феноменологии Проекта новой (дополнительной) Għ/ck-физики «снаружи» светового конуса (Россия/2008).

Универсальный язык – МАТЕМАТИКА в ФИЗИКЕ (гамильтонова динамика «внутри» светового конуса и ‘структурная’ динамика гамильтонова цикла «снаружи» светового конуса) – дополнит существующие высокие технологии принципиально новыми, неразрушающими технологиями на базе взаимодействия тёмной материи с веществом (материей).

 Ниже показан ответ В.И. Гольданского (1923-2001) на поздравление, которое адресовано мною из Санкт-Петербурга своему бывшему руководителю к его 70-летию, см. также Б.М. Левин. Почему эксперты «не видят» новую физику в пространстве-времени «снаружи» светового конуса? ЕВРАЗИЙСКИЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ, №9, с.16, 2021 www.JournalPro.ru