Евразийский
научный
журнал

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

К вопросу о месте политкорректной лексики в современной теории коммуникации

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Дегтярева Оксана Анатольевна
Рубрика: Филологические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2021»  (апрель, 2021)
Количество просмотров статьи: 331
Показать PDF версию К вопросу о месте политкорректной лексики в современной теории коммуникации

Дегтярёва О.А.
Старший преподаватель
кафедры теории и практики английского языка
Факультет иностранных языков
Учреждение образования
«Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины»

Английский язык, как один из наиболее динамично развивающихся языков мира, претерпел за последние десятилетия значительные изменения, которые во многом определены изменениями в общественной сфере. Неслучайно, что именно в мире английского языка возникла мощная культурно-поведенческая и языковая тенденция, получившая название «политической корректности» (political correctness). Как отмечает С.Г. Тер-Минасова в монографии «Язык и межкультурная коммуникация», эта тенденция родилась более 20 лет назад в связи с «восстанием» африканцев, возмущенных «расизмом английского языка» и потребовавших его «дерасиализации» (deracialization) [1, c. 215].

Исходя из основных дифференцирующих признаков семантики можно классифицировать политкорректную лексику на определенные виды.

Расовая политкорректность. Семантическое развитие этого вида политической корректности идет в направлении от признака расового (например, цвет кожи) к признаку государственной принадлежности: negroes / non-whites / colored / blacks / minority (group) / African Americans / Afroamericans, Indian / Native American / American Indian / Amerindian / first nation.

Этническая политкорректность. С одной стороны, создание новых имен в этой смысловой сфере осуществляется в направлении отказа от употребления слова, называющего народ, и разделения народа в языке на отдельные племена, его составляющие. Это происходит путем использования самоназваний племен: вместо «индейцы» — «чироки», «ирокезы», «навахи» и т. д., хотя все индейцы продолжают называть себя индейцами, осознавая себя одним народом.

Культурная политкорректность. В этой смысловой сфере направление семантического развития определяется переходом от указания на культурную принадлежность к указанию на географическое происхождение.

Гражданская политкорректность. В отношении гражданства политическая корректность действует в нескольких направлениях. Во-первых, упоминание об иностранцах политически некорректно в принципе. Иностранцев следует называть приезжими, нездешними: foreigners > newcomers. Во-вторых, нелегальные эмигранты приравниваются в языке к гражданам страны. В Америке вместо «illegal aliens» — нелегально проживающие иностранцы следует употреблять, соответственно политической корректности, «undocumented residents».

Социальная политкорректность. Этот вид политической корректности развивается семантически в направлении стирания в языке различий в имущественном положении и гражданском состоянии: богатых упоминать не следует, а если это оказывается необходимым, то нужно употреблять политически корректное наименование, например, «лучше зарабатывающие». Бедных следует называть завуалированно: в Америке слова «poor» и «needy» со значениями «бедный» и «нуждающийся» под запретом; разрешены были политически корректные варианты «deprived» — обездоленный, а затем «underprivileged» (недопривилегированный), теперь же предпочтительнее употреблять слово «disadvantaged» — потерпевший ущерб. О безработных — unemployed — упоминать нельзя, политически корректно они называются теперь не получающими зарплаты — unwaged. Косвенные указания на бедность тоже не допускаются: вместо трущоб — slums в Америке существует теперь политически корректное жилье, не соответствующее стандартам — substandard housing. А человек, роющийся в помойках — bin man превратился в собирателя вещей, от которых отказались — refuse collectors, так что и человек попадает в языке в синонимический ряд с коллекционером, и вещи на помойке выведены из разряда мусора или хлама.

Профессиональная политкорректность. В этой разновидности политической корректности обнаруживается тенденция к нивелированию различий между профессиями в языке. Продавцы называются консультантами наряду с юристами и аудиторами, имеющими очень высокий уровень образования, официанты именуются «ресторанными специалистами», тюремные надзиратели — «исполнительными чиновниками.

Этическая политкорректность. Семантическое развитие политкорректных имен, подразумевающих этическую оценку, направлено в сторону нивелирования или, по меньшей мере, размывания этической оценки. Если, например, слово «пьяница» или «алкоголик» является резко отрицательной оценкой, то политкорректное «больной от алкоголя» размыто как в отношении болезни, так и в отношении оценки. Наркоманов тоже нельзя назвать наркоманами, а только политкорректно — пользователями (users) или «больными манией». И алкоголики, и наркоманы, действительно больны, и называть их больными вполне уместно в качестве пациентов врачей.

Нравственная политкорректность. Этот вид политической корректности развивается семантически в направлении стирания в языке различий между людьми в их моральном состоянии, поскольку не допускает никакой оценки. О людях нельзя сказать ничего словами оценочного характера; например: лицемер, злодей, блудник, лжец, вор и т. п. Если требуется подчеркнуть отличие, то для этого существует универсальное политически корректное слово «другой».

Особая разновидность нравственной политкорректности существует для случаев войны и военных действий и состоит в том, что военные действия представляются в языке как не направленные против людей. Примерами могут служить такие выражения: collateral damage — сопутствующие потери > civilians killed accidentally by military action — гражданские лица, убитые во время военных действий случайно; killing the enemy —уничтожение врага > servicing the target — попадание в цель.

Физическая политкорректность. Данный вид политической корректности состоит в том, чтобы избегать употребления слов, указывающих на возраст, физические способности и внешность. Физически здоровых людей следует именовать политкорректно «временно способными». Слова «парализованный», «инвалид», «калека», «слепой», «глухой» и подобные политическая корректность запрещает и требует употреблять в соответствующих случаях новые имена, содержащие указание на способность с добавлением уточнения «иначе». Например: invalid > differently abled, инвалид > иначе способный; blind > other visioned, слепой > инакозрячий. Другая возможность для образования новых политически корректных имен — указание на необходимость преодоления трудностей по каким-либо причинам, обусловленным физическими данными, например: physically challenged  люди, преодолевающие трудности из-за своего физического состояния.

Слова, указывающие на красоту, попадают под абсолютный запрет политической корректности как создающие стандарт красоты. Естественное для любой культуры предпочтение красивого уродливому или просто некрасивому преследуется политической корректностью как проявление «лукизма», создание стандарта красоты, предполагающего предпочтение более привлекательного менее привлекательному (favouring the attractive over the less attractive). О красоте нельзя упоминать никак, и политически корректных слов для этого не существует.

Умственная политкорректность. Семантическое развитие этого вида политкорректности также направляется в сторону стирания в языке различий между людьми по их умственным способностям, одаренности и т. п. Различия в умственных способностях — абсолютное табу политической корректности, в том числе в лексическом составе языка. Политическая корректность требует запрета на употребление слов со значением «умный». В случае крайней необходимости можно прибегнуть к выражению «временно способный». Слова со значением «глупый» — «fool» тоже под запретом и заменяются политически корректным именем «иначе способный» — «differently abled».

Экологическая политкорректность. Цель этого вида политической корректности состоит в том, чтобы сломать привычную языковую картину мира, которая формирует невежественное и безжалостное отношение человека к природе. Экологическая политкорректность стремится отразить во внутренней форме новых политкорректных имен жестокость человека по отношению к животным и растениям: для отбивной, например, существует политкорректная замена «жареный кусок мышцы животного». Вместо слова бумага следует употреблять выражение «переработанный труп дерева»; умирание лесов превращается в «убийство лесов» и т.п. [2].

Таким образом, языковые изменения, направленные на равноправие полов и выступающие против расовых и этнических предубеждений, предполагают пересмотр, прежде всего, некоторых названий отдельных профессий, а также народов и этнических групп, которые по каким-либо причинам воспринимаются как оскорбительные и уничижительные.

Список литературы:

1. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная коммуникация / С.Г. Тер-Минасова. — М.: Слово, 2000. — 264 с.

2. Лобанова, Л.П. Новый стиль речи и культура поколения [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/philology/37421.php. — Дата доступа: 21.03.2013