Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Исторические аспекты международного терроризма

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Абдусаламов Лом-Али Рамзанович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №11 2017»  (ноябрь, 2017)
Количество просмотров статьи: 1922
Показать PDF версию Исторические аспекты международного терроризма

Абдусаламов Лом-Али Рамзанович
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: kafedraupik@inbox.ru

Следует признать, что современный международный терро­ризм продолжает оставаться сложным и недостаточно изученным явлением. Здесь уместно вспомнить слова Президента Российской Федерации о том, что мы довольно часто говорим о терроризме, но ясного представления о нём все ещё не имеем.

Отдельные авторы полагают, что «терроризм вобрал в себя в концентрированном виде практи­чески все сколько-нибудь заметные противоречия современности». Существуют серьёзные основания по­лагать, что международный терроризм в XXI веке значительно трансформировался под воздействием многочисленных факторов глобализации.

Как показывают исследования, терроризм, как сложное социально-правовое явление, имеет более чем двухтысячелетнюю историю. Например, в борьбе с римскими завоевателями Древнего Израиля участники движения зелотов нередко прибегали к индивидуальному террору. Другие авторы указывают на то, что одной из первых террористических группировок считается религиозная секта сикариев, действовавшая в оккупированной римлянами Древней Иудее в 66-73 гг. н.э. Сикарии "убивали римских чиновников и евреев, которые сотрудничали с римскими вла­стями, сжигали зернохранилища, выводили из строя общественно необходимые объекты, на­пример, систему водоснабжения«.[1]

В более позд­ний период террористические методы использо­вали и некоторые исламские секты, например хариджиты в ХП в. и низериты в IX в. Идеологи­ческой основой в те времена служила религия, которая с XIX века заменялась различными революционными, национально-освободительными, на­ционалистическими и иными идеологическими императивами.

О двойственной природе террора писа­ли и российские ученые XIX в. Так, например, доктрина «пропаганды действия», выдвинутая наиболее радикальной частью русского револю­ционного движения второй половины XIX — нача­ла XX в., сводилась к тому, что только террористические акции способны оказать нужное воз­действие на народные массы и правительства. Известные российские теоретики и практики анархизма М. Бакунин и П. Кропоткин, напри­мер, считали, что средствами разрушительной борьбы должны стать яд, нож, веревка, винтовка и динамит. Даже сегодня в определенных кругах террорист окружен неким ореолом борца за веру и свободу. Таким образом, можно сказать, что мы имеем дело с двойственной оценкой природы терроризма, и она сохраняется и в наше время. Толь­ко этим можно объяснить, например, то, что да­же в материалах комиссии антитеррористического направления ООН известный террорист Хаттаб именовался "исламским революционе­ром, революционе­ром-профессионалом"[2].

Таким образом, мы вполне обоснованно при­ходим к выводу, что терроризм имеет свою дли­тельную историю и не возник вдруг, невесть отку­да. Но, в отличие от прошлых своих форм, совре­менный терроризм детерминирован совершенно иными условиями, а по масштабу и арсеналу используемых средств в корне отличается от своего доглобалистского прототипа.

Ранний или древний терроризм отличается от современного, прежде всего тем, что он причинял вред преимущественно тем, против кого был непосредственно направлен, и не обрекал на смерть и страдания большую массу неопределенных лиц. Иными словами, он не был направлен против всех. Этого не скажешь о современном террориз­ме, который стремится избыточными жертвами посеять по странам и континентам большой страх. Кстати, данная черта, полагаем, обуслов­лена переориентацией терроризма от запугива­ния власти и ее конкретных сторонников до наве­дения постоянного страха и шока на большие массы людей, а также появлением новых средств и технологий его осуществления.

Литература:

  1. Нестерова О. Шахиды и глобализация // Аргументы и факты. 2016. № 44.- С.20.
  2. Бокучава Г.Ш. О чечено-дагестанском конфликте //Следователь. 2011. № 2. — С. 12-16.