Евразийский
научный
журнал

Дети войны: особенности реализации права на образования в годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные год

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Жалобина Анна Сергеевна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: « Евразийский Научный Журнал №10 2016»  (октябрь)
Количество просмотров статьи: 1841
Показать PDF версию Дети войны: особенности реализации права на образования в годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные год

Жалобина Анна Сергеевна
студентка 2 курса Магистратуры СКФ ФГБОУВО РГУП
Россия, г. Краснодар.
Научный руководитель: Матюшева Татьяна Николаевна
д.ю.н., профессор, заведующая кафедрой
государственно-правовых дисциплин,
СКФ ФГБОУВО РГУП, Россия, г. Краснодар
E-mail: Anjusua@yandex.ru

Исследуя сегодня особенности реализации права на образования в годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы, согласимся, что «стабильность и преемственность развития законодательства об образовании позволяет решить следующие задачи: как сегодня, в полосе регулярных и не всегда оправданных, порой скачкообразных изменений нормативно-правового регулирования права на образование соблюсти ту пропорцию, то закономерное соотношение, которое позволит не навредить субъектам права, прежде всего, детям? Что есть ориентир во всех начинаниях?» [1, с. 47-52].

Именно поэтому, как нам кажется, в настоящий момент при реформировании системы образования необходимо анализировать историю российского образования детей во время войны, подчеркивая постоянное внимание советского государства к детям. Детство миллионов советских граждан пришлось на время Великой Отечественной войны. Война стала одним из самых значительных потрясений в жизни целого поколения. Серьезной проблемой в СССР в годы Великой Отечественной войны стало значительное увеличение количества беспризорных и безнадзорных детей [2].

Все сказанное выше актуализирует значимость изучения права на образования детей войны. Успешное решение сложных задач обучения и воспитания молодежи в решающей степени зависело всегда от учителя, его идейной убежденности, профессионального мастерства, эрудиции и культуры [3]. Согласимся с Н.М. Канаевой: «...права человека начинаются с прав учителя» [4].

В условиях социально-экономических изменений советского общества 30-х-70-х годов прошлого века видное место отводилось социальному институту образования, так как политика в области образования, реализуемая в бывшем СССР, была направлена на постоянное улучшение социального положения учительства, формирование статуса педагога, соответствующего потребностям общества [5].

Мы прекрасно понимаем, что Великая Отечественная война затронула все сферы жизни общества, наложила свой глубокий отпечаток на учебно-воспитательный процесс в образовательных учреждениях. С первых же дней войны учителя и учащиеся развернули широкую общественно полезную работу. Важнейшей задачей школы в то время была забота о здоровье детей. По указанию партии было организовано специальное питание детей фронтовиков, детей, эвакуированных из прифронтовой полосы, и вообще детей, слабых здоровьем [6]. Во время Великой Отечественной войны было принято Постановление СНК РСФСР от 14.07.1943 № 637 [7], где обязанности учителя по сравнению с довоенными расширялись с целью увеличения объема заботы об образовании детей: учет детей и подростков производится в пределах каждого школьного участка в сельских местностях учителями местных школ.

Школы перешли на двух- и трехсменные занятия, количество учащихся сократилось в полтора, а в старших классах — в два раза, что было связано с уходом школьников на фронт, их работой дома и на производстве, нехваткой необходимой одежды и обуви. Еще в годы войны были опубликованы первые работы, раскрывавшие трудности работы системы образования в военные годы, ставившие задачи повышения качества обучения, воспитания советского патриотизма, улучшения методики преподавания. В отечественной исторической науке достаточно подробно освещены усилия советского руководства, направленные на нормализацию работы школ, строительство новых школьных зданий, снабжение нуждавшихся учеников и другие меры [2].

Борьба советского народа с фашистскими захватчиками выдвинула ряд требований, изменивших учебно-воспитательную работу. Всему преподаванию, всей воспитательной работе в школе был придан боевой, патриотический характер [8].

Иногда местные органы оправдывали срыв всеобуча тем, что в военное время надо воевать, а не учиться. Коммунистическая партия указала на ошибочность таких позиций: «Как бы мы ни были поглощены войной, — писала газета „Правда“, — забота о детях, их воспитании остается одной из главных задач... закон о всеобщем обучении остается незыблемым в условиях войны. Мы должны учесть всех детей и учесть хорошо, несмотря на сложность военного времени... Никаких ссылок на военную обстановку».

Учитель — «основное звено между личностью ребенка, сферой образования и обществом» [8], поэтому содержанию преподавания был придан более практический характер, устанавливалась более тесная связь школьных курсов с жизнью, вводились военно-оборонные темы.

Деятельность советской школы в годы Великой Отечественной войны подтвердила необходимость тесной связи школы с жизнью, с трудом. Перед советской школой и педагогикой в условиях мирного времени встали новые задачи[9, с. 267-269].

Таким образом, эволюция правового статуса детей войны как субъектов системы образования, как и эволюция правового статуса учителя в СССР, хотя и происходила вне контекста развития прав и свобод человека, позволила решить грандиозные задачи, поставленные перед школой. Школе, которая призвана вооружить поколения страны основами наук, политехническими знаниями и трудовыми умениями, подготовить его к производственной деятельности, уделялось большое внимание[10, с. 113-117].

Указанные требования очерчивали право на образование в один из важнейших периодов его деятельности — реализации обязанности по осуществлению семилетнего всеобщего обязательного политехнического обучения. «Появляется преемственность уровней образования (от начального до высшего), что является основанием для возможности учителя осуществлять регулярное предметное обучение. Вводится единый режим занятий, стандартные программы и учебники, что также позволяет учителю осуществлять более качественно функцию обучения и воспитания, реализовывать свой правовой статус» [5].

В системе народного просвещения на протяжении всего исследуемого периода времени прослеживается закрепление в правовых актах РСФСР и СССР требования идеологической пропаганды.

В науке конституционного права в связи с изучением возможности реализации права на образование «Обращено внимание и на обязанность по патриотическому воспитанию, поскольку в его осуществлении история как учебный предмет играет особую роль» [5].

За годы советской власти в России была создана уникальная в мире система образования, что образование в СССР и РСФСР было доступным для абсолютного большинства [11, с. 55].

Бесспорно, ученики потому приносили славу Отечеству, что «учителями славилась Россия». Одной из важнейших задач общеобразовательной школы в условиях войны являлась реализация всеобщего обучения детей и повышение грамотности.

Таким образом, право на образование в военные годы играло огромную роль. Во всех школьных предметах прослеживалась пропаганда коммунизма и социализма.

У детей войны формировалось мировосприятие общественного и государственного строя страны, которое благодаря правильной политике в области образования сформировало единый дух к победе и трансформацию образования и в первые послевоенные годы, и сегодня, когда «нормативную ориентацию деятельности по обеспечению условий реализации права на образование субъектами со специальным образовательно-правовым статусом в Российской Федерации дает признание человека, его прав и свобод как высшей ценности, с одной стороны, и социального государства — с другой» [12, с. 49-53].

Библиографический список

  1. Матюшева Т.Н. Конституционные основы конкретизации статуса педагогического работника в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» // Современное право. 2015. № 4. С. 47-52
  2. Кринко Е.Ф. Детство военных лет (1941-1945 гг.): проблемы и перспективы изучения // Вестник адыгейского государственного университета. 2006. № 4.
  3. Постановление ВС СССР от 12.04.1984 № 13-XI «Об основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы» // Ведомости ВС СССР. 1984. N 16. ст. 237.
  4. Канаев Н.М. ЮНЕСКО и защита прав учителей // Вестник Академии права и управления. 2010. № 19.
  5. Матюшева Т.Н. Трансформация правового статуса учителя в СССР: от Конституции 1936 года до Конституции 1977 года // Право и образование. 2014. № 12.
  6. Краеведческий портал «Учителя во время войны». URL: http://selorodnoe.ru/vid/show/id3631999. (дата обращения: 05.11.2015).
  7. Постановление СНК РСФСР от 14.07.1943 N 637 «Об утверждении инструкции об организации учета детей и подростков в возрасте от 8 до 15 лет и о порядке контроля за выполнением закона о всеобщем обязательном обучении» // Союз Писателей РСФСР. 1943. N 4. Ст. 37.
  8. Матюшева Т.Н. Международно-правовой стандарт статуса учителей // Право и образование. 2014. № 10.
  9. Константинов Н.А., Медынский Е.Н., Шабаева. М.Ф. История педагогики. М., 1982. С. 267-269.
  10. Матюшева Т.Н. Образование как общая ценность международного права // Теория и практика общественного развития. 2014. № 14. С. 113-117.
  11. Народное хозяйство СССР за 60 лет. М., 1977. С.55.
  12. Матюшева Т.Н. Обеспечение права на образование детей со специальным статусом — функция социального государства // Современное право. 2010. № 5. С. 49-53