Евразийский
научный
журнал

Анализ социально-политических детерминант криминального религиозного экстремизма

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Тагиров Шамиль Мумадиевич
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №5 2016»  (май)
Количество просмотров статьи: 1330
Показать PDF версию Анализ социально-политических детерминант криминального религиозного экстремизма

Тагиров Шамиль Мумадиевичстудент 2 курса направление «Юриспруденция» ФГБОУ ВО Чеченский государственный университет




Несмотря на то, что преступления, сопряженные с религиозным экстремизмом, составляют незначительную долю среди всех регистрируемых преступлений, их высокая степень общественной опасности обусловливается, прежде всего, качественными свойствами. Подобные деяния объективно опасны для широкого круга общественных отношений, обеспечивающих неприкосновенность личности, нормальную деятельность государственных и негосударственных институтов, экологическую безопасность и другие социальные ценности. Еще более общественно опасными являются ближайшие и отдаленные последствия таких деяний.

1.   Экономические факторы религиозного экстремизма:

-  имущественное неравенство, являющееся первичной предпосылкой неудовлетворенности реальной жизнью для тех, кто обделен;

- неравномерное экономическое развитие, создающее феномены бесперспективных государств и регионов с постоянно падающей экономикой с одной стороны, и постиндустриального общества с другой. Для первых экономические способы обретения свободы невозможны, для вторых утратили  свой  первоначальный  смысл  и  перестали  восприниматься некоторой частью населения как благо, за которое нужно бороться; [1,с.353]

- религиозность в общем случае позволяет минимизировать экономические потребности общества и человека и тем самым оптимизировать экономические ресурсы для той части населения, которая не способна или не готова конкурировать на рынках имущественных ценностей и труда;

- объективное стремление экономики к глобальной как наиболее оптимальной форме;

2. Политические (в том числе правовые) факторы религиозного экстремизма:

- невозможность обеспечить правовыми средствами полное тождество «мирских» и духовных норм;

- объективное стремление государства и права к проникновению во все сферы социальной жизни, установлению над ними контроля и к использованию их в той или иной форме в своих интересах. Это свойство государства и права объективно ограничено лишь сферой духовной жизни, которая менее других подвержена государственно-правовому контролю и регулированию; [2,с.44]

- склонность государства и церкви к объединению в целях совместной обоюдовыгодной эксплуатации духовных потребностей людей в религии. При этом нередко собственно духовные потребности населения приносятся в жертву политической целесообразности и бюрократическим интересам правящей элиты и не получают адекватного удовлетворения в рамках официальной церкви;

- наличие у государства инструментов и механизмов, обеспечивающих принудительное следование даже несправедливым нормам;

- отчуждение подавляющей части населения от прямого участия в реализации государственных функций и от управления общественными ресурсами; объективное игнорирование мнения отдельно взятого человека в процессе социального управления. Весьма ограниченный круг «избранных» (лиц, наделенных полномочиями по управлению государственными делами), многие из которых очевидно не обладают общепризнанными добродетелями;

- объективная неспособность обеспечить одинаковое применение правовых установлений ко всем людям и наказание всех правонарушителей (включая «грешников»); [3,с.58]

- большое число недостаточно обоснованных с точки зрения религиозных норм исключений из общих «мирских» правил;

объективная предрасположенность государств к межгосударственным союзам вне прямой зависимости от духовного родства населения объединяющихся государств.

3. Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к институту семьи:

- объективная неспособность обеспечить тождество духовных запросов всех членов семьи;

- объективная неспособность обеспечить во всех случаях совпадение формального и духовного лидерства;

- доминирование материальных забот над духовными;

объективное несовпадение части семейных, общенациональных и общечеловеческих ценностей;

- принудительное привитие семейных ценностей;

- имущественная зависимость от взрослых членов семьи;

- стремление к установлению контроля за всеми сферами индивидуальной жизни членов семьи;

- относительная нестабильность, провоцирующая поиск более надежного и «прочного».

4. Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к нравственности:

- доминирующая роль общественного мнения;

- значительное число малопонятных запретов и ограничений, относящихся к правилам поведения в обществе; [4,с.663]

- объективный дуализм нравственных норм, предполагающих их разделение на одобряемые общественным большинством и государством правила поведения (мораль) и все остальные;

- объективное несовпадение многих нравственных и духовных норм (например, мораль в отличие от многих традиционных религий может оправдывать эвтаназию; а религия в отличие от морали отдельных обществ может допускать причинение смерти иноверцу, даже если отсутствует состояние необходимой обороны).

5.  Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к духовности :

- духовный плюрализм человечества;

- исторически обусловленная скомпрометированность церкви как - обязательного и безупречного посредника между человеком и богом;

- низкий порог терпимости к соединению духовных ценностей, культивируемых различными религиями;

- приоритет формы вероисповедания над его содержанием;

- отсутствие иные критериев истинности духовных ценностей, кроме веры.








Литература:

1.   Бидова Б.Б. Исламский радикализм: анализ подходов и угроз //Молодой ученый. 2014. № 9 (68). - С. 353-355.

2.  Фурман Д.Е. Верующие, атеисты и прочие (эволюция российской религиозности) // Вопросы философии. 2015. № 6. - С. 44-47.

3.  Бидова Б.Б. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм и пути его преодоления //В сборнике: Государство и право: теория и практика Материалы II Международной научной конференции. 2013. - С. 55-59.

4. Бидова Б.Б. Анализ криминологических предпосылок женской преступности в Северо-Кавказском федеральном округе //Молодой ученый. 2016. № 3 (107). - С. 663-665.