Евразийский
научный
журнал

Взаимосвязь организованной преступности с международными экстремистскими группировками

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Махмудов Нажмудин
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2019»  (апрель, 2019)
Количество просмотров статьи: 230
Показать PDF версию Взаимосвязь организованной преступности с международными экстремистскими группировками

МАХМУДОВ Нажмудин Юнусович
Магистр второго года обучения
кафедры уголовного права и криминологии
Дагестанского государственного университета

ИБРАГИМОВА Анжела Магомедовна
Доцент кафедры уголовного права и криминологии
Дагестанского государственного университета


MAHMUDOV Nazhmudin Yunusovich
Master of Science in the Department of Criminal Law and Criminology
Dagestan State University

IBRAHIMOVA Angela Magomedovna
Associate Professor of the Department of Criminal Law and Criminology
Dagestan State University

Аннотация: В статье рассматриваются особенно­сти современной организованной преступности, отличительные признаки международных органи­зованных групп и преступных сообществ, факторы, влияющие на распространение международного экстремизма

Ключевые слова: организованная преступность; преступления экстремистской направленности; организованные группы; преступные сообщества; международные организованные преступные структуры.

Relationship of Organized Crime with International Extremist and Groups

Annotation: The article deals with the features of mod­ern organized crime, distinctive features of interna­tional organized groups and criminal communities, factors influencing the spread of international terror­ism, extremism and drug crime.

Keywords: organized crime; crimes extremist orientation; organized groups; criminal as­sociations; international organized criminal struc­tures.

С понятием экстремизма тесно связана юриди­ческая ответственность, не только админист­ративная, но и уголовная, равно как и основ­ные направления деятельности органов государствен­ной и муниципальной власти России по профилак­тике, предупреждению и пресечению соответст­вующих правонарушений и преступлений.

Организованная преступность представ­ляет наибольшую опасность для обще­ства. Она продолжает негативно влиять на со­стояние криминальной ситуации в Российской Федерации и затрагивает многие сферы жизнедеятельности государства и общества.

В настоящее время ситуация в регионах Рос­сии, связанная с противодействием организо­ванной преступности, продолжает оставаться сложной. Для наглядности приведем некоторые статистические данные, характеризующие со­временное состояние организованной преступ­ности. Так, в 2017 г. было раскрыто свыше 13,2 тыс. преступлений, совершенных организованными группами (далее: ОГ) и преступны­ми сообществами (далее: ПС) (+5,2 %). Пресе­чена деятельность около 9,3 тыс. (-0,6 %) лиде­ров и активных участников ОГ [2, с. 27].

Проведенный анализ статистических данных за 2017 гг. показал, что динамика пре­ступлений, совершенных в составе ОГ и ПС, но­сит волнообразный характер, в том числе при­менительно к конкретному региону России.

При этом рост числа преступлений, совершае­мых ОГ и ПС на территории конкретного реги­она, может сопровождаться снижением их ко­личества в других регионах.

Существенной чертой современной россий­ской организованной преступности являются ее интернациональный характер, выход за рамки национальных границ, интеграция с зарубежным преступным бизнесом. При этом тенденция к объединению субъектов организованной пре­ступной деятельности значительно опережает тенденцию к консолидации усилий государствен­ных институтов по противодействию распростра­нению транснациональной преступности [1, с.100].

Факторами, обусловливающими тенденцию к транснационализации организованной пре­ступности, выступают следующие обстоятель­ства: расширение международной экономиче­ской деятельности, формирование свободных экономических зон, растущие миграционные потоки, совершенствование средств связи, в том числе электронных, увеличение масштаба меж­дународных перевозок.

Отличительными признаками ОГ и ПС, име­ющих международные связи, являются:

— наличие устойчивых преступных связей между собой и активное сотрудничество с крими­нальными структурами других стран, а также самостоятельная организованная преступная дея­тельность на территории зарубежных государств;

— участие в ОГ или ПС, как правило, граждан двух или нескольких стран или лиц, подолгу проживающих за рубежом [5, с.90].

Таким образом, в самом общем виде к меж­дународным организованным преступным формированиям можно отнести ОГ и ПС, дея­тельность которых выходит за границы нашей страны и в состав участников которых могут входить представители нескольких государств.

Организаторы, активные участники ОГ и ПС имеют устойчивые связи с криминальными структурами, прежде всего из стран ближнего зарубежья. Несмотря на незначительное по от­ношению к общему числу тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных участниками ОГ и ПС, количество преступлений, совершен­ных участниками международных ОГ или ПС, их общественная опасность является высокой.

Анализ обстановки на линии борьбы с меж­дународным экстремизмом показывает, что в настоящее время в мире не уда­ется снизить степень экстремистской угрозы, а в отдельных регионах отмечается ее усиление.

Глобальная экстремистская агрессия при­обретает более изощренные формы, расширя­ются ее география, масштаб, способы соверше­ния и объекты устремлений. Структура между­народных экстремистских организаций демонстрирует адаптивность к тактике деятель­ности спецслужб и способность к созданию в регионах целых экстремистских конгломера­тов, способных противостоять регулярным во­инским подразделениям. Лидеры международ­ных экстремистских организаций не отказа­лись от своих старых замыслов по разжиганию очагов нестабильности на территории госу­дарств Центрально-Азиатского региона и пла­нов построения теократического государства [6, с.110].

Все это происходит на фоне ежегодного при­роста количества выявляемых правоохрани­тельными органами России преступлений экстремистской направленности, начавшегося с 2011 г. Так, в 2015 г. было выявлено 1 329 преступлений (+27,7 %) экстремистской направ­ленности. В 2017 г. зарегистрировано 1,9 тыс. преступлений экстремистского характера (-1,6 %). Наиболее сложным регионом в этом плане остается Северо-Кавказский федеральный округ. Поставлено на учет 1,5 тыс. преступлений экс­тремистской направленности (+4,9 %) [2, с. 5].

Следует отметить, что экстремистские группировки активно исполь­зуют современные информационные техноло­гии, включая Интернет и социальные сети. Из сети «Интернет» ежегодно удаляется несколько тысяч экстремистских материалов, несколько сотен интернет-ресурсов закрывается для до­ступа пользователей. Только в 2017 г. МВД Рос­сии во взаимодействии с Роскомнадзором и Ге­неральной прокуратурой Российской Федера­ции был пресечен 1 151 (+21,1 %) факт экстре­мистской деятельности с использованием сете­вых ресурсов, выявлено 569 (+42,9 %) лиц, их совершивших [2, с. 48].

В целом можно прогнозировать значитель­ную активизацию использования членами экс­тремистских группировок сети «Интернет», ставшей одним из основных источников рас­пространения экстремистской идеологии и средством координации экстремистских акций.

Расширение сфер интересов транснацио­нальной организованной преступности и по­пытка криминализации новых сфер экономиче­ской и социальной жизни определяют необхо­димость постоянного мониторинга криминаль­ной ситуации. Координация усилий правоохранительных органов России и других стран на долгосрочной основе возможны в рамках раз­работки антикриминальной стратегии проти­водействия транснациональной организован­ной преступности [4, с.76].

Российская Федерация рассматривает в каче­стве партнеров все зарубежные страны, прежде всего государства — участники СНГ, чья полити­ка солидаризируется с политикой России и направлена на сотрудничество и объединение усилий в борьбе с экстремизмом и организованной преступностью.

Проведение правоохранительными органа­ми СНГ согласованных мероприятий показыва­ет, что эффективное противостояние современ­ной организованной преступности возможно лишь при унификации соответствующих зако­нов этих стран, широком использовании согласованных, специальных и оперативных ме­роприятий, информационном обмене опера­тивно значимой информацией. Очевидно, что именно по этим направлениям должна разви­ваться работа по совершенствованию взаимодействия с зарубежными партнерами.



Список литературы

  1. Андреев А.В., Епифанов Б.В. Законодательство зарубежных государств об ответственности за финансирование экстремизма// Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России.  2015. —  4 (67) —С. 100–103.
  2. Доклад об основных результатах деятель­ности органов внутренних дел в 2017 году / Орг.-аналит. департамент МВД России. — М.,2018.
  3. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации : указ Президента Рос. Федерации от 31 дек. 2015 г. № 683 // Собр. за­конодательства Рос. Федерации. — 2016. —  1, ч. II, ст. 212.
  4. Никитин А. Г. Экстремизм как объект общетеоретического и общеправового анализа: дис. ... канд. юрид. наук: 12.04.15/Александр Григорьевич Фомин—— Казань, 2015. — 202 с.
  5. Поздняков А. Н. Этническая преступность; наркоэкспансия // Успехи со­врем. науки. — 2016. — Т. 3, № 6. — С. 89-93.
  6. Омелин В. Н. Взаимосвязь организованной преступности с международными террористическими, экстремистскими и наркогруппировками// Вестн. Владим. юрид. ин-та. — 2018. —  3(48). — С. 109-112.