Евразийский
научный
журнал

Взаимосвязь информации как средства совершения преступления и иных объективных признаков состава преступления

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Ельсаев Сайхан Ломэлаевич
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №3 2017»  (март, 2017)
Количество просмотров статьи: 1491
Показать PDF версию Взаимосвязь информации как средства совершения преступления и иных объективных признаков состава преступления

Ельсаев Сайхан Ломэлаевич
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: bela_007@bk.ru

Содержание экономически значимой информации и информации, не имеющей экономического значения, выступающей средством совершения преступлений в сфере экономической деятельности, напрямую влияет на размер причиненного ущерба, а, следовательно, на степень общественной опасности содеянного.

Механизм причинения вреда связан в данном случае с тем, что исключительно недостоверная информация, выступающая средством совершения преступлений, вносит дисбаланс в развитие общественных отношений, охраняемых нормами гл. 22 УК РФ.

Для ряда составов преступлений в сфере экономической деятельности круг адресатов предоставляемой информации напрямую связан с кругом потерпевших от этих преступления. Отмеченная зависимость не является постоянной; возможны ситуации, когда круг потерпевших от таких преступлений значительно шире круга адресатов предоставляемой информации. Это возможно в случае, когда публичные функции адресата предоставления информации предопределяют расширение круга потерпевших от преступления. Представляя недостоверную информацию «публичному регулятору», виновный опосредованно причиняет вред иным участникам экономических отношений.

Как экономически значимая, так и информация, не имеющая экономического значения, выступающая средством совершения преступлений в сфере экономической деятельности, как правило, определяет характер общественно опасных последствий и размер причиненного ущерба.[1]

Специфика информации как средства совершения преступлений в сфере экономической деятельности предполагает, что негативное воздействие на объект уголовно-правовой охраны возможно только путем совершения активных действий.

В ряде случае одна и та же информация, выступающая средством совершения преступления, может быть использована неоднократно. Оценка содеянного здесь будет зависеть от умысла виновного. Если умыслом изначально охватывалось совершение нескольких деяний, связанных с предоставлением недостоверной информации и направленных на достижение единой цели, то преступление следует квалифицировать как продолжаемое. В том случае, если умысел виновного лица на предоставление недостоверной информации формируется каждый раз заново, несмотря на то что по содержанию информация одна и та же, содеянное следует квалифицировать с учетом правил совокупности преступлений.[2]

Мы пришли к выводу, что специфика информации, связанная с порядком доступа к ней, предполагает для ряда составов преступлений в сфере экономической деятельности появление дополнительного признака субъекта, связанного с возможностью конкретного лица использовать информацию в качестве средства совершения преступления.

Применительно к субъективной стороне рассматриваемых преступлений указывается: характеристика информации как недостоверной предполагает, что для признания лица виновным в совершении преступления, оно должно понимать, что информация, предоставляемая им, является именно недостоверной. В этой связи важным аспектом является указание непосредственно в тексте уголовного закона на заведомость для субъекта признаков такой информации.[3]

Негативное воздействие на объект уголовно-правовой охраны путем использования информации как средства совершения преступления в сфере экономической деятельности предполагает исключительно умышленную форму вины ввиду того, что уголовная ответственность лица наступает лишь при использовании им заведомо недостоверной информации. Исходя из этого, с целью уточнения формы вины в диспозициях ст. 170, 1701, 176, 1853, 1931, 198, и 199 УК РФ следует указать на умышленный характер предусмотренных в них деяний. Такое законодательное решение позволит избежать со стороны судебных и правоохранительных органов двойственного толкования по поводу формы внутреннего (психического) отношения лица к совершенному деянию.

Литература:

  1. Асланян Р.Г. Взаимосвязь информации как предмета преступлений в сфере экономической деятельности и признаков объекта преступления //Актуальные проблемы теории и практики применения уголовного закона: Сборник материалов Второй Всероссийской научно-практической конференции /под ред. А.В. Бриллиантова и Ю.Е. Пудовочкина. — М.: РГУП, 2015. — С. 507-513.
  2. Бидова Б.Б. Обеспечение криминологической безопасности России //Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2014.№ 2 (45). С. 51-55.
  3. Асланян Р.Г., К вопросу о понятии и значении информации в преступлениях в сфере экономической деятельности //Сборник научных трудов по материалам 2-й Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов, соискателей и магистрантов «Актуальные проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики» /под ред. В.Д. Зеленского. — Краснодар: КубГАУ, 2015. — С. 3- 7.