Евразийский
научный
журнал

Вопросы формирования института освобождения от уголовной ответственности в российском уголовном праве

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Джабраилов Магомед-Эми Сайдаминович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №11 2017»  (ноябрь, 2017)
Количество просмотров статьи: 1056
Показать PDF версию Вопросы формирования института освобождения от уголовной ответственности в российском уголовном праве

Джабраилов Магомед-Эми Сайдаминович
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: kafedraupik@inbox.ru

Проводя анализ истории возникновения альтернативных способов урегулирования уголовно-правового конфликта в российском уголовном праве, начиная от первых источников права Руси, заканчивая современным уголовным законом России, автор приходит к выводу о том, что исторически первым способом урегулирования уголовно-правового конфликта был договор между виновным и потерпевшим, сопровождавшийся, как правило, возмещением вреда. Далее прослеживается тенденция движения от частно-искового процесса к публичному, с последующим закреплением мер государственного принуждения. В разные исторические периоды развития уголовного законодательства установлено существование норм, предусматривающих освобождение преступника от принудительных мер государства, с возможностью применения мер общественного или иного воздействия. Содержание таких норм часто зависело от общей политики, которой придерживалась власть в конкретный исторический период. Признание самостоятельности института освобождения от уголовной ответственности стало возможным благодаря разграничению понятий «уголовная ответственность» и "наказание".[1] Произошло это признание постепенно и окончательно оформилось лишь в действующем уголовном законе.

Автор приходит к выводу о целесообразности разделения точки зрения представителей науки уголовного права, понимающих под освобождением от уголовной ответственности, основанный на уголовном законе официальный отказ государства от привлечения к уголовной ответственности лица, вследствие уменьшения или утраты общественной опасности такого лица и (или) совершенного им деяния.

В соответствии с концепцией исследуемого института формируется единое материально-правовое основание отказа государства от привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности — снижение или утрата общественной опасности такого лица и (или) совершенного им деяния. В зависимости от субъективных и (или) объективных факторов, свидетельствующих о наличии указанного материально-правового основания, должна конструироваться и выстраиваться система оснований освобождения от уголовной ответственности. Субъективные факторы относятся к личности виновного и его постпреступному поведению. Объективные факторы, как правило, не зависят от поведения виновного лица и его личности. Истечение сроков давности и акт амнистии, как объективные факторы, являются самостоятельными основаниями освобождения от уголовной ответственности.[2]

Предлагается единая система материально-правовых оснований, реализующаяся в законодательном закреплении видов освобождения от уголовной ответственности:

— освобождение от уголовной ответственности на основании позитивного постпреступного
поведения лица, совершившего преступление (ст.ст. 75, 76, 76.1.УК РФ);

— освобождение от уголовной ответственности в связи с особыми обстоятельствами совершения преступления, относящимися к личности преступника (ст. 75.1.УК РФ);

— освобождение от уголовной ответственности на основании юридических фактов, имеющих объективный характер (ст.ст. 78, 84 УК РФ).

Представляется, что такой системный подход будет способствовать повышению эффективности действующей модели исследуемого института, а также его дальнейшему совершенствованию.

Литература:

  1. Матвеева Я.М. Восстановительное правосудие по законодательству некоторых зарубежных стран и России // Российский ежегодник уголовного права. — 2013. —  7. — С. 454-468.
  2. Матвеева Я.М. Проблемы освобождения от уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности // Известия вузов: Правоведение. Научно-теоретический журнал. — 2014. —  1 (312). — С. 162-171.