Евразийский
научный
журнал

Уголовное преследование прокурором в судебном разбирательстве в суде первой инстанции: к вопросу об организационной составляющей

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Пинчук Дмитрий Андреевич
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2017»  (апрель, 2017)
Количество просмотров статьи: 2070
Показать PDF версию Уголовное преследование прокурором в судебном разбирательстве в суде первой инстанции: к вопросу об организационной составляющей

Пинчук Д.А.,
Студент 2 курса
Института магистратуры ФГБОУ ВО
«Саратовская государственная юридическая академия»

На прокуроров возложена обязанность постоянно совершенствовать работу по поддержанию государственного обвинения, что обуславливает, в свою очередь, необходимость совершенствования его организационных основ (например, в части назначения государственных обвинителей, непосредственной организации его участия в судебном следствии), проверки полноты, всесторонности и объективности, собранных в процессе предварительного расследования доказательств.

Участие прокурора как представителя государства в судебном рассмотрении дела налагает на него большую ответственность. От его умения грамотно воспользоваться добытыми следствием доказательствами вины подсудимого, тактики ведения судебного следствия и ораторского искусства напрямую зависит результат. В условиях состязательности процесса только объективность, профессиональное мастерство государственного обвинителя, его активность в представлении и исследовании доказательств становятся решающими факторами в обеспечении законности, обоснованности и справедливости судебных решений [3; С. 37].

В современных условиях, характеризуемых реализацией принципов независимости суда, состязательности и равенства сторон, государственный обвинитель не может полностью зависеть от тех материалов, которые предоставлены в его распоряжение предварительным расследованием. Его поведение должно носить наступательный характер; он обязан не просто присутствовать при рассмотрении дела, но активно участвовать в исследовании доказательств, установлении всех обстоятельств дела, формировании у суда правильной позиции, в конечном итоге — способствовать вынесению законного и обоснованного решения по делу. Освобождение суда от обвинительных функций существенно повышает ответственность прокурора за выполнение возложенной на него обязанности доказывать предъявленное подсудимому обвинение [1; С. 23-26].

Даже из действующего законодательства (ст. 248 УПК РФ) следует, что права государственного обвинителя и в судебных стадиях не идентичны правам, предоставленным здесь же участникам, действующим на стороне защиты. Это неизбежно и продиктовано объективно существующей необходимостью предоставления различных прав стороне защиты и стороне обвинения, имеющим различные процессуальные интересы. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе отказаться от осуществления уголовного преследования. Такой отказ прокурора от обвинения должен в соответствии с законом повлечь за собой прекращение уголовного дела (ч. 1 ст. 239 и ч. 7 ст. 246 УПК РФ). В то же время правомочия государственного обвинителя в судебных стадиях шире и прав потерпевшего, который в соответствии с п. 16 ч. 2 ст. 42 УПК РФ также вправе поддерживать обвинение. Однако потерпевший не может самостоятельно поддерживать обвинение в суде в ситуации, когда от него отказался государственный обвинитель, хотя имеет право обжаловать вынесенное судом постановление о прекращении уголовного дела по этому основанию.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения (ч. 1 ст. 273 УПК РФ). При этом закон не определяет конкретного способа или конкретных действий государственного обвинителя, посредством которых он должен выполнить данное предписание. В отличие от частного обвинителя, который в соответствии с указанной нормой излагает содержание поданного им заявления, из приведенной формулировки не ясно, должен ли государственный обвинитель изложить содержание обвинительного заключения в полном объеме, вправе ли он изложить обвинение в свободной форме, нужно ли при этом приводить доказательства, на которых основано обвинение, и т.д.

Излагая предъявленное подсудимому обвинение, государственный обвинитель не только очерчивает пределы судебного разбирательства, но и впервые в присутствии основных участников судебного заседания в условиях устности, непосредственности и гласности объявляет подсудимому то обвинение, от которого ему предстоит защищаться в суде [2; С. 113].

Полагаем, что существует проблема, касающаяся организационных основ уголовного преследования в судебном заседании. Так, в УПК РФ и в других нормативных правовых актах не регламентирован ни процессуальный статус группы прокуроров и ее членов, ни порядок поддержания в суде государственного обвинения несколькими прокурорами, ни механизмы (процедуры) замены прокурора при установлении невозможности его дальнейшего участия в судебном разбирательстве в качестве государственного обвинителя. В связи с этим в практической деятельности прокуроров, участвующих в разбирательстве уголовных дел в суде, все чаще возникают проблемы, которые требуют принятия законодательных и организационно-методических мер по их разрешению.

В Приказе Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» предусмотрены возможность создания группы прокуроров для поддержания государственного обвинения, право прокурора, которому поручена организация поддержания обвинения, определить состав и старшего группы. Тем не менее в Приказе детально не прописаны основания для формирования группы прокуроров по поддержанию государственного обвинения, правовые формы ее создания и деятельности, порядок реформирования в случае обнаружения невозможности участия члена группы в дальнейшем рассмотрении уголовного дела и другие процедурные вопросы.

Между тем изучение опыта поддержания государственного обвинения группой прокуроров, наблюдение за участием прокуроров в судебном разбирательстве уголовных дел в различных регионах России показали, что требуется в нормативном порядке урегулировать и разрешить следующие проблемные ситуации.

Прежде всего, в УПК РФ и в нормативных правовых актах Генерального прокурора РФ необходимо однозначно и четко определить, в каких случаях и по каким категориям преступлений государственное обвинение могут или должны поддерживать несколько прокуроров. Полагаю, что в целях эффективного и рационального использования сил и средств государственных обвинителей нецелесообразно создавать группы прокуроров по всем многоэпизодным, многотомным уголовным делам, а также по всем уголовным делам о преступлениях, отнесенных к категориям тяжких и особо тяжких, если один опытный и высококвалифицированный прокурор может успешно и профессионально реализовать в суде функцию и полномочия государственного обвинителя. В практическом плане не разрешен и организационный вопрос о том, в каком порядке и кем должно приниматься решение о создании группы прокуроров для поддержания государственного обвинения.

В названном Приказе Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 установлено, что решение о создании группы прокуроров принимает прокурор, которому поручена организация поддержания государственного обвинения, однако при этом не сказано ничего о порядке создания такой группы и, соответственно, о ее составе.

Возникают следующие принципиальные вопросы: 1) какой должен быть состав создаваемой группы прокуроров; 2) могут ли в этой группе участвовать только прокуроры, поддерживающие государственное обвинение, либо в состав ее участников могут быть включены прокуроры, осуществляющие надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия на всех стадиях досудебного производства по уголовному делу.

Таким образом, сложность и многоэтапность деятельности государственного обвинителя обусловливают необходимость ее выполнения на четкой организационной основе, с последовательной подготовкой, включающей тщательное изучение и анализ материалов уголовного дела, разработку плана участия в судебном следствии — центральной части судебного процесса, определение очередности представления доказательств, продуманного выступления в судебных прениях. В рамках состязательности процесса роль прокурора состоит не только в надзоре за законностью и соблюдением прав и свобод личности, но и в обеспечении достижения неотвратимости наказания за совершенное преступление. В этой связи возникает необходимость наделить прокурора дополнительными полномочиями относительно обеспечения явки в судебное заседание свидетелей со стороны обвинения.

Список литературы

  1. Короленко И.И. К вопросу о принципах и структуре поддержания государственного обвинения в судебном производстве по уголовным делам // Российский судья. 2015. № 4.
  2. Крюков В.Ф. Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство): автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. — М., 2012.
  3. Мурашкин И. Роль прокурора при рассмотрении уголовных дел без проведения судебного разбирательства // Законность. 2011. № 9.