Евразийский
научный
журнал

Судебный прецедент как основа модернизации в современном российском праве.

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Бахаев Абу-Магомед Адамович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №2 2017»  (февраль, 2017)
Количество просмотров статьи: 929
Показать PDF версию Судебный прецедент как основа модернизации в современном российском праве.

Бахаев Абу-Магомед Адамович,
студент 3-го курса
Чеченского Государственного Университета,
г. Грозный
E-mail: bahaev.abu@mail.ru 

Развитие в России новых отношений в обществе, проводимые правовые реформы в стране, направленные на улучшение правовой системы, немыслимы без учета модернизации юридических технологий в мировой практике. Правовая система в нашем государстве инкорпорировала основы правового государства, современного государственного строя, разделения властей, приоритета прав и свобод человека, которые играют значительную роль в создании новой правовой идеологии. Правовые реформы, которые проводятся в нашей стране, затронули многие стороны юридической практики и теории, в связи с чем возникла необходимость подробного изучения мирового опыта с целью его возможного использования в правовой системе нашего государства.

В странах континентального права экстраполируется главенствующая роль закона в координировании социальных отношений, что позволяет сделать логический вывод о синтезе некоторых правовых институтов в национальные правовые системы стран общего и континентального права и, вследствие этого, о взаимодополнении двух правовых семей.

При таких обстоятельствах должным образом надо устремить внимание на главенствующее значение судов в сфере правового регулирования, с учетом современных реалий отечественной правовой системы. В настоящий момент роль прецедента в российском законодательстве является одним из обсуждаемых вопросов. Суждения самые противоположные — от содействия этой идеи до категоричного отрицания этой идеи. Наряду с этим не существует одного целостного подхода даже к пониманию феномена прецедента — к этой категории относят весьма самые разные явления.

Судебный прецедент сформировался в рамках англосаксонской правовой системы, наряду с этим ценности права континентальной правовой системы отвергали любую возможность судебного правотворчества. Несмотря на то, что в странах континентальной правовой семьи в силу общих закономерностей и правовой враждебности идей судебного правотворчества отвергается нормативный характер судебных актов, их фактическая роль в механизме правового регулирования является достаточно высокой. Как таковой прецедент — это совершенное деяние или решение, которое впоследствии при определенных обстоятельствах рассматривается как общепризнанный образец. Также стоит заметить, что в российской юридической литературе представление о прецеденте часто используется другое значение, чем-то, которое было первоначально указан в традиционной концепции прецедента (прецедент идентифицируется с решением суда, которое раньше не встречалось в судебной практике), что представляется мягко сказать неверным, даже ошибочным. И в данной ситуации речь может идти о казуальности, раньше не имевшим достаточной роли в практике, но не о прецеденте как об определенном источнике права, так как суды проверяют, рассматривают и утверждают решения по многочисленному количеству дел и не все из них становятся прецедентом.

фактами дела и обособление из их совокупности наиболее ценных; изготовку мотивировки принятого решения по делу, а также оценку прецедентов, которые были использованы, а также принятие заключения по делу.

Вопрос судебного прецедента один из массы всех вопросов, которые следует усовершенствовать в работе судебной системы РФ. Повышение роли судебной власти приводит к увеличению ее значимости и значимости ее решений, которые постепенно начинают поглощать в себя не только правоприменительные и право-толковательные элементы, но и правотворческие.

Как еще один аргумент в пользу судебного прецедента может вырисовывается пробел современного российского законодательства. Неточность законов заставляют суд находить решение самостоятельно, если возможно объединяют отраженную в законе волю государства с имеющимися общественными потребностями.

Исходя из всего изложенного, можно сделать вывод: отсутствие официального признания судебного прецедента как источник российского права не может повлиять на признание данного факта как свершившегося в современном российском праве. Мне кажется, что доктринальное обоснование судебных решений высших судов в качестве источника современного российского права является очень важным шагом на пути закрепления судебного прецедента в российской правовой системе.