Евразийский
научный
журнал

Субъект и субъективная стороны вандализма

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Таймасханов Масхуд Султанович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2017»  (апрель, 2017)
Количество просмотров статьи: 1115
Показать PDF версию Субъект и субъективная стороны вандализма

Таймасханов Масхуд Султанович
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"

Вандализм влечет за собой не только огромные финансовые, ма­териальные, но и социальные потери. Обзор практики правоохрани­тельных органов свидетельствует об объективных трудностях в примене­нии нормы об уголовной ответственности за вандализм. Это объясняется различными причинами, основными из которых являются недостатки тех­нико-юридического характера, главным образом в конструировании со­ставов вандализма и отсутствии единого мнения среди научного сообще­ства по ряду важных вопросов, что приводит к определенным противо­речиям и в конечном счете к ошибкам в правоприменении.

На фоне далеко неединичных фактов осквернения зданий и дру­гих сооружений и порчи имущества, предназначенного для обществен­ного пользования, статистика по количеству возбужденных дел пред­ставляется неоправданно скудной. Следует отметить, что проблемы вандализма уже подвергались теоретическому исследованию, однако целый ряд уголовно-правовых и криминологических аспектов этого преступления продолжают оста­ваться дискуссионными. На практике и в теории нет единого понимания относительно определения объекта вандализма, не разрешен вопрос о разновидностях состава вандализма и, соответственно, о моменте при­знания акта вандализма законченным преступлением. Не уяснены также вопросы толкования понятий «мотив вандализма» и «общественное место». Дискуссионными остаются вопросы о возрасте привлечения к уголовной ответственности по ст. 214 УК РФ и об отграничении со­става вандализма от смежных составов преступлений. По-прежнему совершенствование уголовно-правовых и криминологических мер про­филактики вандализма остается одной из насущных задач, стоящих перед органами государственной власти, органами местного само­управления и широкой общественностью.

Устанавливая возраст уголовной ответственности за вандализм, законодатель исходил из совокупности всех факторов, позволяющих определить минимальный возрастной предел. Автор не согласен с мне­нием, что к уголовной ответственности за вандализм необходимо при­влекать с 16 лет. По мнению магистранта, при конструировании ст. 214 УК были учтены уровни физического и психического развития подростков, степень сформированности их интеллектуальных, волевых и эмоциональных качеств, а также распространенность актов вандализма среди лиц данного возраста, что позволило сделать вывод о целесооб­разности сохранения законодательно установленного возраста уголов­ной ответственности за вандализм. Вместе с тем автор приходит к выво­ду, что снижение возраста уголовной ответственности за совершение особо тяжких преступлений может послужить одной из эффективных мер по предупреждению преступности среди несовершеннолетних, од­нако вандализм не относится к данной категории преступлений.

Серьезным аргументом является и возможность отграничения состава вандализма (ст. 214 УК РФ) от смежных административных правонарушений по возрастному критерию определения наказания: уголовная ответственность за вандализм наступает с 14 лет, а админи­стративная — с 16 лет.

Литература:

  1. Магомедова М.М. К вопросу о дифференциации вандализма в российском уго­ловном и административном законодательствах //Пробелы в российском законодательстве. — 2014. — С. 33-38.
  2. Алиев Х.К. Вандализм среди несовершеннолетних //Совре­менное право. — 2011. —  10. — С. 45-48.