Евразийский
научный
журнал

Сравнительный анализ нормативности в международном и внутригосударственном праве

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Васечко Алла Александровна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №12 2015»  (декабрь 2015)
Количество просмотров статьи: 2178
Показать PDF версию Сравнительный анализ нормативности в международном и внутригосударственном праве

Васечко Алла Александровна
преподаватель кафедры философии
Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя
кандидат юридических наук,
г. Москва

Аннотация. Существование и функционирование общества требуют упорядоченности, которая является объективным свойством социальной реальности. Основное внимание в статье уделяется исследованию самого понимания нормативности. Посредством метода сравнительного анализа на примере договорных положений выявляется специфика понимания нормативности в правовых системах разного уровня – международной и национальной. Сопоставление проводится по нескольким основаниям: нормативности договорных положений, положению договора как источника права в правовой системе, природе права, характеру принуждения, юридической силе и общеобязательности, кругу субъектов.

Ключевые слова: договор, источник права, международное право, национальное право, природа права, нормативность, принуждение, юридическая сила, общеобязательность, круг субъектов.

Alla Alexandrovna Vasechko
Instructor of the Department of Philosophy of the Moscow University
Of Ministry of the Interior Affairs of Russia named V.Y. Kikot,
Candidate of Law
Moscow

Annotation. The societies existence and it’s functioning require order which is an objective feature of social reality. The main attention is paid to the study of the understanding of normativity. Using the method of comparative analysis through the example of contractual provisions the specifics of understanding of normativity in legal systems of different levels – international and national – is showed. The comparison is made on several grounds: the normativity of the treaty provisions, the treaty position as a source of law in the legal system, the nature of law, the nature of coercion, legal force and the overall obligation, the circle of subjects of law.

Key words: treaty, source of law, international law, national law, nature of law, normativity, nature of coercion, legal force, overall obligation, subjects of law.

  1. Договор как источник права в различных правовых системах.

    Рассмотрение любого источника права неразрывно связано со специфическим признаком нормативности. В зависимости от конечного правового результата, то или иное явление можно рассматривать либо как юридический факт, порождающий индивидуальные правовые установления, либо как источник правовых норм. Что касается договора, он довольно долго считался исключительно частноправовой категорией и применительно к проблематике источников внутригосударственного права не рассматривался. Только со временем он был причислен к возможным источникам отраслевых норм. В результате сегодня практически в любой юридической литературе в качестве источников права упоминаются «нормативный договор», «нормативный правовой договор», «договор нормативного содержания», наконец «типовой договор». Однако в международных отношениях в силу их специфики, договор являлся и продолжает оставаться одним из основных источников международного права. Отличие международного права от внутригосударственного состоит не только в объекте регулирования, но и в особой процедуре образования норм и их функционирования. Природа норм международного права и их применение существенно отличаются от внутригосударственного права, что ставит эти правовые системы на качественно разные уровни. Вместе с тем его содержание во многом определяется юридическими нормами, действующими в отдельных странах, а также обычаями, что подтверждает взаимозависимость международного и внутригосударственного права. Поэтому сравнение международного права и внутригосударственного права вполне допустимо, связь между этими системами права не только существует, но и постоянно усиливается.

  2. Природа права.

    Основной признак права – быть регулятором общественных отношений. Особенности внутригосударственного правового регулирования обусловлены тем, что национальное право сформировалось в обществе с государственным типом организации жизни.  Поскольку цивилизованное право возникает в государстве, оно имеет особые черты, отражающие его тесную связь с государством. Нормы национального права устанавливаются государством, от его имени закрепляются в законодательных актах, а при необходимости восстановления социальной справедливости обеспечиваются силой государственного принуждения, для чего создается специфический аппарат. То есть внутригосударственное право носит сугубо субординационный характер.

    Особенность международного права состоит в том, что оно носит согласительный характер. Нормы создаются в результате соглашения между независимыми друг от друга равными субъектами – суверенными государствами. Отсюда вытекает, что международное право носит координационный характер. Другая особенность международного права – межвластный характер отношений, регулируемых международным правом, т.е. государства и межправительственные организации – его субъекты, действующие лица. Такая специфика международного права не допускает существования какого-либо централизованного аппарата, стоящего над его субъектами, а главная принуждающая сила сосредоточена у отдельных государств, которые применяют ее индивидуально или коллективно, а также по решению и с помощью механизма созданных ими международных организаций, главным образом, Организации Объединенных Наций. То есть на сегодняшний день наукой международного права признана юридическая обязательность договорных норм международного права.

    Таким образом, и выполнение международных договорных обязательств зависит, прежде всего, от доброй воли государств. В этой области отношений действует принцип римского права pacta sunt servanda – договоры должны соблюдаться. Норма международного права, в том числе и договорная норма, носит обязательный (императивный) характер, подкрепляемый авторитетом государств. Соответственно и реализация международных норм в национальном праве зависит не от внешнего воздействия, а определяется внутренним побуждением самого государства [1, с. 90]. Отношение к проблеме происхождения обязательности в международном праве сформулировал П. Сандевуар. Он отмечал, что «международное публичное право основывается на категории относительности, являющееся ущербной для любой юридической системы. Его нормы имеют значение лишь постольку, поскольку они принимаются различными государствами. В международном публичном праве не существует никакого высшего органа власти, никакого действенного суда, который располагал бы достаточной принудительной силой, способной во что бы то ни стало добиться полного соблюдения правовых норм и предметного выполнения юридических решений»[2]. Таким образом, особая природа норм международного права предопределяет характер его нормативности, особенности принуждения в международном праве, общеобязательность и юридическую силу его норм.

  3. Нормативность договорных положений.

    Нормативность представляется неизбежным свойством любого социального образования, особым социорегулирующим феноменом, необходимость которого обусловлена объективными законами общественного развития, независимым от идеологических установок и воли или произвола законодателя. Нормативность коренится в самой природе человека. Нормативность означает упорядоченность. Применительно к человеку – это упорядоченность, прежде всего, в мыслительном процессе, языке, действиях. В основе нормативности лежит повторяемость социальных и мыслительных процессов, всеобщность существующих явлений. Это свойство нормативности указывает на возможности вводить в нормативные рамки поведение, нормировать жизнь людей.

    Ясное представление о правовой норме является ключом к пониманию природы нормативности. В общем и целом норма права определяется как общеобязательное правило поведения. Однако правовыми нормами определяются не только действия субъектов, но также идеологические и организационные основы, принципы регулирования. К ним относятся нормы-принципы, нормы-декларации, нормы-определения и т.д. Они существуют наряду с нормами-правилами и регулируют поведение субъектов права опосредованно. Поэтому норму права следует понимать как «общеобязательное веление», «нормативное правовое установление», «предписание».

    Главным свойством правовой нормы является ее общий характер, предполагающий длительность и многократность ее применения, а также неограниченность и неопределенность круга адресатов. Возникает вопрос: в силу чего норма права приобретает эти свойства? Каждая норма права обладает рядом признаков: 1) нормальной объективно-обусловленной экономической, социально-политической или иной общественной потребностью в регулировании соответствующих отношений, 2) повторяемостью, 3) типичностью и 4) общеобязательностью. Последнее свойство они приобретают скорее в результате принудительности, а понуждающей силой является государство, его авторитет, а порой и прямое принуждение. И здесь на первый план выходит субъективный фактор, который выступает своеобразной сдерживающей силой. Как отмечал В.С. Нерсесянц, кроме объективного процесса формирования норм существует еще субъективный процесс, связанный с осознанием их формулирования (устно или письменно) соответствующими авторитетными и властными инстанциями коллектива, общества, государства.

    Перечень и связь указанных выше признаков нормативности достаточно условен. Но в то же время они неразрывно связаны друг с другом, не существуют сами по себе, а являются проявлением единого целого.

    Однако не стоит забывать и про наличие субъективного фактора в процессе нормотворчества. «Кроме объективного процесса формирования норм существует еще субъективный процесс, связанный с осознанием их формулирования (устно или письменно) соответствующими авторитетными и властными инстанциями коллектива, общества, государства»[3, с. 16].

    Проблема нормативности возникает и в международном праве. Юридическая обязательность международного договора является немаловажным фактором, обуславливающим эффективность действенности международного права. Эффективность же нормы международного права, в свою очередь, зависит от того, насколько полно она отражает согласованную волю большинства субъектов. Как формы субъективного, нормы международного права также должны вырастать из объективного и соответствовать ему. Изучение социальной обусловленности нормы международного права, адекватности отражения ею объективных потребностей и соответствия закономерностям развития международных отношений позволяет говорить о ее потенциальной способности воздействовать на регулируемые отношения.

    Более того, в области международных отношений берет свое начало теория разделения договоров на нормативные и ненормативные. И возникает резонный вопрос, в силу чего одни международные договоры становятся нормативными, а другие нет? Для ответа на данный вопрос необходимо снова обратиться к природе международного права и раскрыть содержание обязательности и характера принуждения в международном праве, а также круга субъектов международного договора.

  4. Юридическая сила и общеобязательность.

    По аналогии с национальным правом логично было бы предположить, что на уровне международного права также существует некая внешняя сила, способная принудить субъектов к выполнению того или иного предписания. Однако привычный нам централизованный аппарат принуждения в форме государства в международном праве отсутствует, что опять же определяется спецификой природы международного права.

    Можно предположить, что в основе юридической силы и общеобязательности международного договора также лежит что-то естественное, объективно вытекающее из международной жизни. Наиболее давним является мнение, согласно которому источником этой силы является Бог, поскольку кроме его власти, над государствами нет никакой иной. И неслучайно договоры издревле скреплялись религиозной клятвой. Г. Гроций, обосновывая идею международного права, писал, что помимо права божественного существует право, создаваемое соглашением государств, - convention facit jus (соглашение создает право). В соответствии с естественно-правовой концепцией императивность международных договорных норм исходит от свойственного людям стремления «к национальному общему благу».

    В действительности же юридическая сила общепризнанных норм международного права порождается общим соглашением государств, согласием мирового сообщества в целом, которое воплощено в принципе добросовестного выполнения обязательств по международному праву. При создании договорной нормы международного права достигаются как бы два соглашения. Одно – относительно содержания нормы, другое – о придании ей юридически обязательной силы. Основание обязательности можно увидеть в сообществе, члены которого в процессе согласования своих воль вырабатывают универсальное для всех правило взаимодействия, устраивающее каждого из них, а это, в свою очередь, предполагает обязательность подчинения такому правилу. Универсальность предполагает общепризнанность, которую следует понимать как нечто, имеющее общее одобрение, принимаемое большинством или многими. Выполнение международных договорных обязательств зависит, прежде всего, от доброй воли государств. Норма международного права, в том числе и договорная норма, носит обязательный (императивный) характер, подкрепляемый авторитетом государств. Соответственно и реализация международных договоров в национальном праве зависит не от внешнего воздействия, а определяется внутренним побуждением самого государства.

  5. Характер принуждения.

    Принуждение в праве является такой же объективной реальностью как инормативность, оно является одним из необходимых методов, содействующих организованности и порядку в обществе, оно свойственно любым типам и системам права. Правовые нормы предусматривают возможность применения конкретных принудительных мер к любому субъекту в случае несоблюдения им своих обязательств или злоупотребления своими правами в ущерб правам и интересам других субъектов. Не является исключением и система международного права. Для реализации правового принуждения внутри государства создается специальный аппарат, на международном уровне такой аппарат отсутствует. В основе эффективности международного права лежит согласие и добрая воля государств. Ссылаясь на отсутствие централизованного аппарата принуждения, многие мыслители прошлого отрицали юридический характер международного права, называя его «позитивной моралью». Такую концепцию связывают с именем видного британского юриста Дж. Остина. Современной концепцией по существу отрицающей обязательную юридическую силу норм международного права, является концепция американского юриста М. Макдугала. В наше время откровенно нигилистические взгляды в отношении международных договорных норм прослеживаются в концепциях, согласно которым международное право является слабым правом, не обладающим достаточной обязательной силой.

    Однако совершенно некорректным является положение о полном отсутствии принуждения на международном уровне. Согласие государств на присоединение к тому или иному международному договору может быть вынужденным. Перед государством возникает альтернатива: либо признать договор, либо отказаться от его признания и в результате оказаться вне мирового сообщества. В связи с тем, что невозможно участвовать в договоре на собственных условиях, нужно воспринимать общие условия – таков характер давления в сфере международного права.

    Таким образом, добровольность и компромисс, присущие международному праву лишь меняют характер принуждения, выводя его за рамки юридического, и накладывают определенные особенности, а аппарат, свойственный внутригосударственным отношениям, не является базовым Принуждение здесь не носит формального (юридического) характера, а переходит в военную, политическую и экономическую область, зачастую являясь причиной нарушения фактического равенства субъектов международного права и свободы волеизъявлений [4, с. 136]. Анализ современной практики позволяет говорить, что важнейшими проявлениями принуждения в межгосударственных отношениях выступают такие легитимные меры как международно-правовые санкции и контрмеры. Однако сфера международного права не застрахована и от актов насильственного произвола, что является неправомерным действием. Применение санкционного принуждения в международных отношениях обусловлено не только субъективной необходимостью защиты своих прав, но и объективной коллективной заинтересованностью в поддержании международного правопорядка в целом. Однако, необходимо помнить, что причиной эффективности международного права видится не механизм принуждения, а его социальная необходимость. Поэтому следует избегать весьма распространенной в доктрине и практике переоценки роли мер принуждения в обеспечении уважения к международному праву. Лукашук И.И. видит главную роль в обеспечении соблюдения норм международного права в том, что «этого требуют интересы государств и международного сообщества в целом»[5, с. 42].

  6. Круг субъектов.

    Возникает вопрос относительно круга субъектов, на который распространяет свое действие международный нормативный договор. Международный договор – понятие довольно широкое. Предполагается, что он удовлетворяет интересы и является обязательным для максимального количества субъектов международного права, то есть заключается между народами. Данный факт позволяет говорить о неопределенность и многочисленности адресатов международного договора, что лишний раз подтверждает его нормативный характер. Подобные международные договоры предполагают их общедемократический универсальный характер содержания. Эта черта отличает их от внутригосударственных норм и межгосударственных договоров, которые представляют интерес только для ограниченного круга государств. Международные договоры универсального характера чаще всего заключаются в области отношений, имеющих важность для всего человечества, например, в области международной безопасности, борьбы с международной преступностью, защиты прав человека, массовой информации, международного морского, воздушного, космического права, ядерного права, охраны окружающей среды, а также экономического, научно-технического и культурного сотрудничества и т.д.

    Таким образом, особенности положения договора в международном праве как источника права, его нормативности, определяемые спецификой природы международного права по сравнению с внутригосударственным правом, дают дальнейшее представление о характере свободы и принуждении, целях и интересах, ответственности, законодательном обеспечении и реализации подобных договоров.

Литература:

  1. Васечко А.А. Международный договор как источник внутригосударственного права. Дис. … канд. юрид. наук. – М., 2008.
  2. Сандеваур П. Введение в право. – М., 1994. С. 121 – 122.
  3. Нерсесянц В.С. Право в системе социальной регуляции. – М., 1990. С. 14 – 18.
  4. Васечко А.А. Специфика проявления общих признаков договорной конструкции в международных договорах // Социально-философский анализ правовой жизни общества. Сборник научных статей. – М., 2012. С. 129 – 140.
  5. Лукашук И.И. Право международной ответственности // Международное публичное и частное право. – 2002. - №2.  

References

  1. Vasechko A.A. Mejdunarodnii dogovor kak istochnik vnutrigosudarstvennogo prava. Dis. … kand. urid. nauk. – M., 2008.
  2. Sandevuar P. Vvedenie v parvo. – M., 1994. P. 121 – 122.
  3. Nersesyants V.S. Pravo v sisteme social’noi reguljacii. – M., 1990. P. 14 – 18.
  4. Vasechko A.A. Specifika projavleniya obschih priznakov dogovornoi konstrukcii v mejdunarodnih dogovorah // Social’no-filosofskii analis pravovoi jizni obschestva. Sbornik nauchnih statei. – M., 2012. P. 129 – 140.
  5. Lukashuk I.I. Pravo mejdunarodnoi otvetstvennosti // Mejdunarodnoe publichnoe I chastnoe parvo. – 2002. - №2.