Евразийский
научный
журнал

Современная система наказаний проблемы и пути реформирования

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Хатуев Ибрагим Русланович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №12 2018»  (декабрь, 2018)
Количество просмотров статьи: 1660
Показать PDF версию Современная система наказаний проблемы и пути реформирования

Хатуев Ибрагим Русланович
Магистрант
Чеченского государственного университета

За более чем 16 лет действия Уголовного кодекса Российской Федерации система наказаний подверглась серьезным изменениям: появились новые ее виды, содержание отдельных видов в зависимости от возникающих или изменяющихся социальных задач существенно менялось. На практике большинство наказаний, предусмотренных ст. 44 УК РФ, судами назначаются редко. В 2016 г. в России 32,7% осужденных были приговорены к лишению свободы. Альтернативой ему выступает условное осуждение (40% от общего числа осужденных). В 2016 г. к штрафу были приговорены 14,6% осужденных, к обязательным работам — 7,4%, к исправительным работам — 4,7%, к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — 0,05%.

Редкое применение судами ряда наказаний привело к образованию перекосов и диспропорций в их системе: интервалы между часто применяемыми видами наказаний оказываются в некоторых случаях слишком широкими. Кроме того, арест, принудительные работы и смертная казнь, предусмотренные в ст. 44 УК РФ, на сегодняшний день не применяются, поскольку не созданы необходимые условия для исполнения двух первых (не построены арестные дома и исправительные центры), а в отношении смертной казни продолжается мораторий.

Таким образом, в зависимости от возможности применения наказаний можно выделить идеальную систему наказаний (предусмотрена в уголовном законе) и реальную (фактически применяется на практике). Рассмотрим наказания, вызывающие наибольшие проблемы в практике их применения. Во-первых, штраф. В законе указаны три способа исчисления штрафа (ст. 46 УК РФ): в определенной денежной сумме; в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период; в величине, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки (до стократной суммы взятки или коммерческого подкупа, но не менее 25 тыс. и не более 500 млн руб.). Штраф в таких размерах явно утратил статус самого мягкого вида наказания. В УК РФ не определен порядок пересчета заменяемого штрафа в другие виды наказаний, и этим несколько умаляется такой признак системы наказаний, как взаимосвязанность и взаимозаменяемость ее элементов.

Данный недостаток можно устранить, воспользовавшись законодательным опытом зарубежных стран. Например, по УК Франции в случае назначения наказания в виде «штрафодней» полная или частичная неуплата этой суммы влечет заключение под стражу на срок, соответствующий половине числа невыплаченных «штрафодней». Еще более простой принцип замены используется законодателем Германии, где штраф назначается в дневных ставках, а в случае его неуплаты возможна его замена лишением свободы из расчета: одна дневная ставка равна одному дню лишения свободы. В ст. 49 УК Швейцарии использован несколько иной подход: «В случае замены штрафа арестом тридцать франков штрафа приравнивается к одному дню ареста, причем заменяемое наказание не может превышать срок в три месяца». С учетом запрета заменять штраф лишением свободы представляет интерес опыт Республики Армения: «В случае невозможности уплаты штрафа суд может заменить штраф или неуплаченную часть штрафа общественными работами из расчета десять часов общественных работ за минимальную заработную плату» (ч. 4 ст. 51 УК Армения). Нечто подобное мог бы установить и отечественный законодатель, например, приравнять 80 часов обязательных работ к месячному прожиточному минимуму (как это сделано в ст. 53 УК Украины).

В науке уголовного права отмечается, что возрастание роли материальной заинтересованности в условиях современного развития общества, повышение роли имущественных ценностей в жизни общества, а также необходимость использования экономических стимулов в борьбе с преступностью создают социальные предпосылки для более широкого применения штрафа как вида наказания. Заслуживает внимание сравнительно высокая превентивная способность исполнения штрафа: по одним данным, рецидив среди лиц, подвергнутых штрафу, составляет 6,2%, по другим — 2,5%. Не способствует достижению цели частной превенции положение, согласно которому штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, по решению суда может взыскиваться с его родителей или законных представителей с их согласия. Штраф, как и всякое наказание, должен быть персонифицированным и адресоваться лицу, виновному в совершении преступления. Назначение наказания недопустимо даже с согласия заинтересованных представителей лица причинившего вред. В этой связи необходимо из ч. 2 ст. 88 УК РФ исключить второе предложение. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью (ч. 1 ст. 47 УК РФ).

Вместе с тем, это наказание предусмотрено в санкциях ст. 201–204 УК РФ в качестве обязательного дополнительного наказания, хотя в этих случаях речь может идти только о должностях в коммерческих или иных организациях. В этой связи предлагается ч. 1 ст. 47 УК РФ дополнить указанием на возможность применения этого наказания к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях. Исправительные работы долгое время были одним из самых применяемых видов наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества. Достаточно сказать, что в 1988 г. к исправительным работам было приговорено 25,5% всех осужденных. В последующие годы вследствие внесенных в УК РФ изменений наметилась тенденция к сокращению применения этого наказания. Так, если в 1993 г. в структуре всех назначенных наказаний исправительные работы занимали 18,1%, то в 2016 г. — 4,7%.

Исправительные работы по первоначальной редакции ст. 50 УК РФ (как и по УК РСФСР 1960 г.) могли назначаться как работающим, так и не работающим лицам. Однако применение этой статьи в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. было ограничено только лицами, не имеющими основного места работы. Это непродуманное и социально не обусловленное решение вызвало резкую, но обоснованную критику в юридической литературе. Законодатель в конце концов, прислушался к ней и Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. распространил действие ст. 50 УК РФ и на лиц, имеющих основное место работы.

Ограничение свободы может применяться в качестве основного и дополнительного наказания. Карательная сущность этого вида наказания (ч. 1 ст. 53 УК РФ) заключается в установлении осужденному следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определенное время суток; не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования; не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях; не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Ограничение свободы назначается на срок от 2 месяцев до 4 лет в качестве основного вида наказания за преступления небольшой тяжести и преступления средней тяжести. Его срок исчисляется со дня постановки осужденного на учет уголовно-исполнительной инспекцией. В указанный срок засчитывается время содержания осужденного под стражей в качестве меры пресечения из расчета 1 день пребывания под стражей за 2 дня ограничения свободы. Ограничение свободы назначается на срок от 6 месяцев до 2 лет в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Требует дальнейшего решения и вопрос об оптимальном сочетании длительных и кратких сроков лишения свободы. Исследованиями психологов и пенитенциаристов установлено, что у многих осужденных на длительные сроки лишения свободы по истечении 6–8 лет процесс исправления приостанавливается. Если исходить из примата целей исправления над целями общей и специальной превенции, то следует прийти к выводу о нецелесообразности содержания преступника в местах лишения свободы сверх того времени, которое требуется для его исправления. В этой связи в теории уголовного права высказываются предложения о необходимости законодательного сокращения срока лишения свободы.