Евразийский
научный
журнал

Роль инвестиций в процессе формирования и развития евразийского экономического пространства и Евразийского экономического союза

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Глушакова Евгения Анатольевна
Рубрика: Экономические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2017»  (апрель, 2017)
Количество просмотров статьи: 844
Показать PDF версию Роль инвестиций в процессе формирования и развития евразийского экономического пространства и Евразийского экономического союза

Глушакова Евгения Анатольевна
Магистр ГУУ, Россия, г. Москва
E-mail: e.a.glushakova@gmail.com

Аннотация. В статье проанализирована роль инвестиций в процессе формирования и развития Евразийского пространства и Евразийского Экономического союза. Рассмотрена динамика инвестирования.

Ключевые слова. Основной капитал, инвестиции, Евразийский Экономический союз, экономическое взаимодействие, экономический потенциал.

Многоукладность развития методик по оценке размера прямых инвестиций в различных ведомствах приводит к трудностям в объективности понимания развития сущности российского бизнеса в странах ЕврАзЭС. Например, нет единой методики оценки между Федеральной службой государственной статистики, Центральным банком. Центральный Банк оценивает такие показатели, как реальные финансовые потоки платежного баланса, в то время, как Федеральная служба государственной статистики не учитывает выход капитала иностранных предприятий при расчете в нефинансовых структурах валовых инвестиций. [1]

Рассмотрим динамику инвестирования в основной капитал стран-членов ЕврАзЭС за 2008-2012 гг. в таблице 1.

Таблица 1

Инвестиции в основной капитал, в млрд дол.США, % [8]

2007 2008 2009 2010 2011
Беларусь 12,12 16,91 15,04 18,07 11,82
Казахстан 26,82 31,76 30,64 32,38 33,68
Кыргызстан 0,69 0,74 0,88 0,94 1,02
Россия 273,57 298,90 262,25 300,24 334,68
Таджикистан 0,66 1,17 0,85 1,00 1,02
Темпы роста инвестиций в основной капитал, в % к предыдущему г.
Беларусь 116,2 123,5 107,6 116,9 117,9
Казахстан 108,2 104,6 102,1 99,5 102,4
Кыргызстан 103,7 94,6 119,7 90,2 93,4
Россия 122,7 109,9 83,8 113,3 108,3
Таджикистан 226,9 177,1 84,5 111,5 105

Наибольшее инвестирование из бизнеса России отводится отраслевой среде Топливно-энергетического комплекса стран ЕврАзЭС, что компенсирует нехватку природных ресурсов. Взаимозависимость и взаимосвязь тесно прослеживается при добыче природных ресурсов (нефти, газа) и последующем строительстве инфраструктуры (трубопроводов для транспортировки) для экспорта продуктов производства. В Казахстане ярким примером такой деятельности является ОАО «Лукойл» (более 10 нефтяных проектов).

Актуальна также необходимость развития и модернизации инфраструктуры стран ЕврАзЭС, поскольку фактическое ее состояние тормозит развитие процесса интеграции.

Развитие инфраструктурных проектов (транзитные перевозки, развитие приграничных территорий) является наиболее рисковым мероприятием, по-скольку имеет высокие сроки окупаемости и уровень затрат, поэтому данное направление является приоритетным в странах ЕврАзЭС для развития процесса инвестирования. Однако стоит заметить, что среди российских компаний активная конкуренция является приоритетом пищевой отрасли, развития телекоммуникаций, где имеется более быстрая финансовая отдача, чем в долгосрочных проектах ТЭК. [3]

pcnkmevrbnk_1.png
Рис. 1 Инвестиции в основной капитал, в млрд. дол. США,

источник табл.1.

По оценкам Евразийского банка развития углубление интеграционных связей внутри Единого экономического пространства (ЕЭП) трех стран Таможенного союза за счет развития торговых и производственных связей даст к 2030 г. эффект в размере 2,5гг % прироста к совокупному ВВП этих стран. В расчете на душу населения основными выгодополучателями от интеграции станут Беларусь и Казахстан, в абсолютном значении — Россия. При оптимистическом сценарии развития событий, создание Евразийского экономического союза может дать России, Белоруссии и Казахстану к 2030 г. совокупный эффект в размере 900 млрд. долларов США. В пересчете на каждую из стран в отдельности это составит 14 % прироста ВВП Белоруссии, 3,5 % ВВП Казахстана и около 2 % ВВП России. На краткосрочный период большая часть экспертных оценок выявляет отсутствие весомых экономических выгод интеграции для России. В тоже время экономические результаты Таможенного Союза (здесь и далее — ТС) 2011–2012 гг. в целом оказались на достаточно хорошем уровне. Объем внешней торговли стран ТС за январь—сентябрь 2012 г. составил 689,4 млрд. дол. США, что на 5,4 % больше аналогичного показателя предшествующего года. Это значит, что объем торговли в рамках ТС растет более быстрыми темпами, чем внешняя торговля, что свидетельствует об успехах экономической интеграции.

Следует отметить, что евразийский геополитический и геокультурный проект имеет солидную историю. После Второй мировой войны мир раскололся на две части. С одной стороны были США и их союзники, в основном в Западной Европе, а с другой — Советский Союз и зависимые от него страны Восточной Европы. Впервые ареной геополитического соперничества стал не один континент, а весь земной шар. Изобретение ядерного оружия сделало это соперничество особенно опасным. Такая геополитическая система получила название биполярного мира, а полюсами «притяжения» были СССР и США. [4]

В 1960-1990-х г.х активно поддерживались интересы американских геополитиков Николаса Спайкмена и Збигнева Бжезинского. Суть концепций обоих — не допускать выхода России к океану (Спайкмен), а также разделение России на федеративные государства, имеющие разноплановый интерес интеграции: одни интегрируют с Европой, а другие с Дальним Востоком (Бжезинский). [7]

В 1070-1980 г. политически и экономически усилились Япония, Китай, Индия, Германия. После распада мировой системы социализма в конце 1980-х — начале 1990-х годов актуальность приобрела концепция многополярности мира. Однако условно центром мира признана Евразия, а Россия занимает ключевые позиции на этом континенте. Как бы отвечая на требование времени, в 2011 г. президентами России, Беларуси и Казахстана подписаны в Москве Декларация о Евразийской экономической интеграции и Договор о Евразийской экономической комиссии, подкрепив разработанный в 1994 г. проект Евразийского союза.

Сегодня можно вполне уверенно сказать, что ЕврАзЭС имеет достаточные силы для реализации. Тем не менее, проект не исключают возможных противоречий с его содержанием, что может сказаться на реальных результатах его реализации. Однако, несмотря на весьма важные моменты проекта, вызывающие вопросы, сама идея вряд ли может быть оспорена с серьезных геополитических и экономических позиций.

Евразийский экономический союз является проектом союза государств с единым экономическим, таможенным, гуманитарным и культурным пространством. Евразийский экономический союз имеет потенциал превратиться в новый полюс международного взаимодействия, лишенный прежнего догматизма, но глубоко и живо переживающий уникальность своей национальной традиции, отвергающей примитивное слияние, но одновременно ведущий к глубинному взаимопониманию и стратегическому альянсу традиций.[7] Экономика в этом альянсе играет очень важную роль, поскольку через экономическое взаимодействие как раз и реализуется этот принцип сохранения культурного разнообразия. [6]

Россия как государство и геостратегический субъект впервые делает попытку генерирования новых проектных смыслов. Это самое важное для нее, для стран, входящих в Евразийский экономический союз, и для остального мира. И это будет важнейшим преимуществом в конкурентной борьбе с другими глобальными «центрами силы». Становление Евразийского экономического союза должно идти гораздо динамичнее других региональных объединений, поскольку учитывается прошлый опыт и опыт Европейского союза. Союз строится на основе модели наднационального объединения, способным стать ориентиром для глобального мира. Он при этом должен играть роль эффективного «моста» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. ЕАЭС — это масштабный проект, имеющий целью формирование новой организации геополитического пространства. В его орбиту в будущем должны войти практически все страны континента, находящиеся за Уральским хребтом и, прежде всего, такие гиганты, как Китай, Индия и Иран. Также отметил академик РАН Сергей Глазьев, что реинтеграция государств не глобальный «задел на будущее», а насущная необходимость, в чем и заключается главное различие между интеграцией Европы и Евразии. [5]

Евразийская экономическая комиссия имеет полномочия принятия обязательных к исполнению решений для стран ЕЭП. Таким образом, интеграционные процессы планомерно ведут Россию, Белоруссию и Казахстан к созданию общего рынка, аналогичного общему рынку в Европейском союзе. Ближайшая задача — это полная реализация потенциала Таможенного союза и ЕЭП, в дальнейшем — создание экономического союза, а в будущем — Евразийского Союза. Этот союз должен быть открыт для всех стран СНГ и других сопредельных государств, к которым закономерно было бы отнести и таких современных гигантов как Китай и Индия с их огромным людским, экономическим и культурным потенциалом. На современном этапе регионы, неразрывно соединенные политическими, культурными, экономическими и социальными связями и интегрированные в ЕврАзЭС, могут рассматриваться как ядро будущего общего Евразийского пространства, материальной и геополитической основой кристаллизации Евразийского мегапроекта. В Договоре об учреждении ЕврАзЭС определено, что ЕврАзЭС создается в качестве продвижения интересов Таможенного союза и Единого экономического пространства. [9]

Библиографический список

  1. Бабынина Л. Гибкая интеграция в ЕС: классификация и проблемы институализации // Мировая экономика и международные отношения. 2010. № 6. С. 31— 37.
  2. Белоусов С.Н. Единое экономическое пространство. Свободное движе-ние: о соглашениях короткой строкой // Евразийская интеграция: экономика, право, политика. 2011. № 9. С. 198–214.
  3. Беляев Д.В. Тенденции развития прямых иностранных инвестиций в условиях глобализации [Текст] / Д.В. Беляев // Молодой ученый. — 2013. — № 5. — С. 253–263.
  4. Глазьев С.Ю. Евразийская экономическая интеграция в условиях глобализации // Диалог культур в условиях глобализации: XII Международные Лихачевские научные чтения, 17–18 мая 2012 г. СПб., 2012. Т. 1: Доклады. С. 68–72.
  5. Глазьев С.Ю., Фетисов Г.Г. Новый курс: стратегия прорыва Экономические стратегии. 2014. Т. 16. № 2 (118). С. 14–23.
  6. Гошин В.А.. Таможенное законодательство Таможенного союза: со-временное состояние и Кочетов Э.Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства. М., БЕК, 1999. 480 с.
  7. Ланко Д.А.. Геополитика Евразии в представлении политических элит // Евразийская интеграция. № 11. 2012. С. 120—145основные направления совершенствования // Евразийская интеграция. 2013. № 13. С. 92–110.
  8. Официальный сайт Межгосударственного статистического комитета СНГ [Электронный ресурс] Режим доступа: http:// cisstat.com/rus
  9. Единое экономическое пространство ЕврАзЭС: [информация; база данных]. Сайт ЕврАзЭС: [Электронный ресурс] Режим доступа: