Евразийский
научный
журнал

Разумность, пропорциональность удовлетворения требований по судебным расходам в гражданском и арбитражном процессах

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Сидорук Галия Сагидуллаевна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №2 2020»  (февраль, 2020)
Количество просмотров статьи: 459
Показать PDF версию Разумность, пропорциональность удовлетворения требований по судебным расходам в гражданском и арбитражном процессах

Шереметьева Анна Константиновна
Доцент кафедры,
кандидат юридических наук
ФГБОУ ВО «Тихоокеанский Государственный Университет»

Сидорук Галия Сагидуллаевна
Магистрант
ФГБОУ ВО «Тихоокеанский Государственный Университет»

Гражданское и арбитражное процессуальное законодательство имеют по существу общую природу, поскольку регулируют сходные до степени смешения правоотношения.

Судебные расходы в данных отраслях права состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела соответствующим судом.

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ, ч. 2 ст. 110 АПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах (при этом в гражданском процессе отдельно выделено письменное ходатайство).

Термин «разумные пределы» является оценочным. Использование в правовой норме оценочных понятий не свидетельствует о неопределенности ее содержания, поскольку разнообразие фактических обстоятельств делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, а использование законодателем оценочной характеристики преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 г. № 14-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2008 г. № 120-О-О, от 2 апреля 2009 г. № 484-О-П, от 5 марта 2013 г. № 323-О, от 24 апреля 2018 г. № 1030-О и др.).

Именно судебная власть, действующая на основе принципов самостоятельности, справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия, по своей природе в наибольшей мере предназначена для решения правовых споров, в том числе в случаях, касающихся уяснения нормативного содержания оценочных понятий, устанавливаемых законодателем в рамках дискреционных полномочий (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2008 г. № 7-П, от 5 марта 2013 г. № 5-П, от 27 октября 2015 г. № 28-П, от 8 декабря 2017 г. № 39-П, от 11 февраля 2019 г. № 9-П).

Однако как говорил Гельвеций, глубокие мысли подобны чистым водам— затемняются от своей же глубины.

Указанные судебные разъяснения не вносят ясности в правила оценки оценочных понятий, давая карт-бланш правоприменителю. Поскольку именно судебная власть наиболее предназначена для разъяснения смысла оценочных понятий, от нее и ожидается введение каких-то более или менее ясных правил.

Например, можно ли считать критерием оценки разумности принцип пропорциональности? Как соотносятся самостоятельные принципы разумности и пропорциональности? К какому параметру применять пропорцию?

Согласно части 1 статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

При этом, согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ говорится уже не о «всех» подлежащих возмещению судебных расходах, а о разумных пределах при возмещении расходов на услуги представителя.

Указанная норма, по нашему мнению, является специальной (приоритетной) [1] по отношению к статье 98 ГПК РФ, поскольку специально регулирует вопросы возмещения расходов на услуги представителя.

Согласно разделу «Процессуальные вопросы» Обзора судебной практики по гражданским делам за апрель 2016 года (подготовлен Белгородским областным судом, Информационный бюллетень, № 5, май, 2016), «Взыскивая с В. в пользу истца сумму расходов на оплату услуг представителя в размере 7000 рублей, суд не учел, что из заявленных трех исковых требований было удовлетворено только одно, цена которого (5014 руб.) меньше взысканной судом суммы (7000 руб.) судебных расходов на оплату услуг представителя. При этом, представитель истца, за услуги которого взыскиваются судебные расходы, участвовал в одной подготовке дела к судебному разбирательству и в одном судебном заседании, длившемся один час, как следует из материалов дела, что оценивается как непродолжительная занятость представителя в деле. При таких обстоятельствах, судебные расходы на оплату услуг представителя является разумными и справедливыми в сумме 2000 руб.».

В массиве судебной практики превалирует представление о разумных пределах расходов на оплату услуг представителя без соотношения этого термина с ценой иска. В основном оцениваются такие характеристики как сложность дела, предмет иска, объем работы, количество и продолжительность судебных заседаний, сложившаяся в данной местности стоимость аналогичных услуг.

Так, например, в Апелляционном определении Курганского областного суда от 15 февраля 2018 г. по делу № 33-592/2018 указано: «В частной жалобе Х. просит определение суда отменить. Полагает, что взысканная судом сумма на оплату услуг представителя в размере 15000 руб. является заниженной и не отвечает требованиям разумности и справедливости. Полагает, что суд первой инстанции не учел, что цена иска составила 1180193 руб. 48 коп., следовательно, размер расходов на оплату услуг представителя должен составлять не менее 5%.»... «Разумные пределы являются оценочной категорией, четкие критерии их определения применительно к тем или иным категориям дел не предусматриваются. В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом обстоятельств дела, сложности и продолжительности рассмотрения дела, сложившегося в данной местности уровня оплаты услуг представителей по представлению интересов доверителей в гражданском процессе. При этом процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.».

По указанному делу суд допустил возможность учета доводов истца о непропорциональном по отношении к цене иска взыскании расходов на услуги представителя, однако сославшись на широкие пределы усмотрения суда по данному вопросу, оставил частную жалобу истца без удовлетворения. Аналогичная ситуация и в Апелляционном определении Томского областного суда от 26 декабря 2017 г. по делу № 33-3886/2017.

Применение принципа пропорциональности представляется важным, но только по определенным категориям дел. Например, когда цена иска явно несоразмерна заявленным расходам на услуги представителя и в этом действии истца усматривается злоупотребление правом (недобросовестность). Но бывают и иные ситуации, когда предмет иска имеет неимущественный характер, или когда исход дела важен для стороны независимо от цены иска (мотивы восстановления справедливости, защиты доброго имени, принципиального противодействия непрофессиональному (недобросовестному) поведению другой стороны). В таком случае, по нашему мнению, суду следовало бы оценивать эти обстоятельства в рамках определения разумных пределов без учета соотношения цены иска и соответствующих расходов.

Интересным представляется рассуждение о том, что размер компенсации расходов на представителя, во всяком случае, не должен снижаться ниже определенных, так сказать, психологических границ (допустим, менее 500-1000 рублей), даже если цена иска совершенно несущественна, например 30-100 рублей. Однако размер такой компенсации может быть совершенно непропорционально низким (те же 500-1000 рублей) по отношению и к крупной цене иска. То есть размер привычной нам компенсации варьируется в определенных пределах, независимо от цены иска, не вызывая при этом ощущения несправедливости. И в этой ситуации не получается сказать, что неприменение пропорций — это недостаток правосудия.

Из изложенного следует вывод, что применение пропорции оправдано только в случае явной несоразмерности цены иска расходам на услуги представителя в пользу завышения таких расходов и при условии, что истец не привел достаточных доказательств оправданности их размера. Применение пропорции в таком случае возможно только по отношению к расходам истца, поскольку ответчик участвует в деле не по своей инициативе и он не определяет цену иска. Данная позиция требует закрепления в судебной практике.

Широкие пределы усмотрения суда в вопросах определения разумных пределов расходов на услуги представителя это та цена, которую мы платим за правосудие, поскольку человечество пока не придумало ничего лучшего, чем имеющаяся система осуществления судебной власти.

Ссылки

  1. «lex specialis derogat generali» постановление Конституционного Суда РФ от 22 мая 2019 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности пункта 2.1 части второй статьи 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ленинградского областного суда».