Евразийский
научный
журнал

Процессуальная ответственность лиц в гражданском судопроизводстве

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Чадов Александр Викторович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №5 2016»  (май)
Количество просмотров статьи: 4007
Показать PDF версию Процессуальная ответственность лиц в гражданском судопроизводстве

Чадов Александр Викторович, магистрант ФГБОУ ВО "Курский государственный  университет", Россия, г. Курск  E- mail: alex.chadow@yandex.ru  



В статье рассматриваются особенности процессуальной ответственности лиц, участвующих в гражданском процессе; виды процессуальных правонарушений.


Осуществление правосудия посредством гражданского судопроизводства обеспечивается, как известно, возможностью применения к правонарушителям мер не только гражданско-правовой, уголовной, административной, дисциплинарной, но и процессуальной ответственности. Особенности процессуальной ответственности заключаются в специфике ее субъектов: сфере применения; процедуре возложения; порядке обжалования; нормативной закрепленности; в составе мер процессуальной ответственности и т.д. [3, с.34].

Гражданская процессуальная ответственность как самостоятельная правовая категория подразумевает существование самостоятельного вида правонарушения. По мнению одних авторов, процессуальное правонарушение – это неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, другие склоняются к тому, что в его понятие входит и злоупотребление правами, третьи пишут о возможности включения в понятие процессуального правонарушения и объективно-противоправных действий, а также судебной ошибки.

Проблема злоупотребления правом обсуждается учеными достаточно давно. Например, А.В. Юдин называет злоупотребление правом «особой разновидностью процессуального правонарушения, сущность которого заключается в противоправном, недобросовестном и ненадлежащем использовании лицом, участвующим в деле, принадлежащих ему процессуальных прав» [6, с.120]. Камынин И. считает, что «злоупотребление лицом процессуальными правами выражается в искажении им существа предоставленных ему прав во вред интересам иных участников процессуальных отношений» [2, с.8].

Злоупотребление правом является особой разновидностью процессуального правонарушения, поскольку обладает всеми его признаками. Во-первых, под злоупотреблением правом всегда подразумевается виновное деяние, которое может проявляться как в действии, так и в бездействии. Во-вторых, это общественно опасное деяние, которое может затянуть процесс установления истины по делу, оценки доказательств судом, принятия законного и обоснованного решения по делу. В-третьих, это деяние противоречит нормам права и нарушает конкретные процессуальные обязанности.

К злоупотреблениям процессуальными правами относятся: изменение одновременно и основания, и предмета иска; недобросовестное заявление необоснованного иска или спор относительно иска; недобросовестные действия, направленные на заведомо необоснованное ограничение или лишение дееспособности; подача заявления в рамках дела о восстановлении утраченного производства без указания цели.

Е.А. Одегнал приводит следующие отличия злоупотребления правом от гражданско-правового деликта:

1) злоупотребление правом основано на праве, а правонарушение – нет;

2) злоупотребление правом может быть совершено как виновно, так и невиновно, правонарушение – только виновно;

3) в момент совершения деяние, являющееся составным элементом злоупотребления правом, находится в «правовом поле», но последствия носят противоправный характер в силу запрещения законом, правонарушение носит противоправный характер уже в момент совершения;

4) злоупотребление противоречит предписаниям общей нормы (нормы-принципа), а правонарушение нарушает предписания специальной нормы;

5) последствия злоупотребления правом заключаются, как правило, в форме отказа в защите права и лишения права, при совершении правонарушения ответственность выражается в форме возложения обязанности [4, с.11].

Объективно-противоправное действие – это деяние, нарушающее норму права и причиняющее вред, но не содержащее вины. Определяющими моментами здесь служат возраст лица, совершившего действие, и его вменяемость. Процессуальная дееспособность наступает с того возраста, когда лицо может быть носителем защищаемого материального права или неисполняемой материально-правовой обязанности. Нельзя однозначно утверждать, что процессуальная дееспособность наступает с 18-летнего возраста, поскольку уголовная ответственность за ряд преступлений может наступать с 14 лет, а защищать свои трудовые права в суде самостоятельно можно с 16-летнего возраста. Пока лицо не может самостоятельно осуществлять свои материальные права и нести обязанности, его процессуальные права и обязанности будут осуществлять его законные или добровольные представители, и, соответственно, вина в тех или иных процессуальных правонарушениях будет полностью лежать на этих представителях.

Что же касается такого вида процессуального правонарушения, как судебная ошибка, то к ней можно отнести следующие действия: неправильное применение норм материального или процессуального права; неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств; несоответствие выводов, изложенных в решении, в обвинительном заключении, в обвинительном акте, обстоятельствам дела.

Еще одна особенность состоит в том, что за процессуальные нарушения возможно применение мер как материальной, так и процессуальной ответственности. Некоторые ученые также выделяют так называемые «пограничных» меры (материально-правовые по своей природе, но которые тем или иным образом имеют отношение к гражданскому процессу). Кроме того, выделяют несколько групп нарушений, которые так или иначе связаны с нарушением порядка осуществления прав. Например, нарушения могут противоречить требованиям как процессуального, так и материального законодательства, т.е. за них возможно применение не только мер материально-правовой ответственности, но и ответственности процессуальной; процессуальные нарушения могут являться основанием для применения материально-правовых мер; и есть нарушения, за которые к субъекту применимы только процессуальные меры. Другими словами, основанием процессуальной ответственности могут быть как чисто процессуальные, так и «комплексные» процессуальные правонарушения [5, с.5].

Таким образом, процессуальное правонарушение представляет собой виновное и общественно опасное деяние, совершенное субъектом процессуальных отношений, за которое предусмотрена законом процессуальная ответственность.

При этом в соответствии с ч.2 ст. 35 ГПК РФ «лица, участвующие в гражданском процессе, несут процессуальные обязанности, установленные ГПК РФ и другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве» [1].

В качестве мер процессуальной ответственности можно указать следующие неблагоприятные процессуальные правовые последствия: оставление без движения искового заявления или жалобы, если они поданы в суд с нарушением требований по форме и содержанию, установленных ГПК, либо к ним не приложены документы, оговоренные ГПК; отказ суда в принятии заявления о вынесении судебного приказа или возвращение его по основаниям, установленных ст.125 ГПК РФ при нарушении заявителем требований к данному заявлению; отказ суда кассационной или надзорной инстанций в установлении обстоятельств, которые не были установлены либо были отвергнуты судами первой и второй инстанций (ст. ст.390, 391.12 ГПК РФ).

Гражданское процессуальное законодательство содержит нормы, которые допускают применение к лицам, участвующим в деле, и к другим участникам процесса мер процессуальной ответственности в виде санкций, носящих принудительный характер, и являющихся по своей сути мерами государственного воздействия, направленными на правильное и своевременное обеспечение правосудия. Так, в частности, при нарушении порядка в зале судебного заседания лицу, совершившему правонарушение, суд может объявить предупреждение, а при повторном нарушении он может быть удалён из зала судебного заседания. Суд также может оштрафовать лиц, виновных в нарушении указанного порядка (ст. 159 ГПК РФ).

Самым распространённым видом гражданской процессуальной ответственности является штрафная ответственность, применяемая судом как мера воздействия в виде денежного взыскания к нарушителям норм гражданского процессуального права. Штраф всегда устанавливается в рублях. Так в случае неявки в судебное заседание по неуважительным причинам, вызванный свидетель, переводчик, эксперт, специалист могут быть подвергнуты штрафу в размере до одной тысячи рублей (ст. 168 ГПК РФ). Законодатель устанавливает только верхний предел штрафа, а низший предел его оставляется открытым, то есть оставляется на усмотрение суда.

Штрафная ответственность в соответствии с гражданским процессуальным законодательством может быть применена судом не только к непосредственным участникам гражданского судопроизводства, но и к иным субъектам, например, к присутствующим в зале суда зрителям, виновным в нарушении порядка.

Штраф также может быть наложен судом на должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, которые не участвуют в рассмотрении дела, за нарушение ими предусмотренных федеральным законом обязанностей. Взыскание штрафа производится из их личных средств.

Также, в юридической науке выделяют компенсационную и фиктивную гражданские процессуальные ответственности. Компенсационная ответственность представляет собой возложение на виновное лицо обязанностей по возмещению другим лицам, участвующим в судебном процессе, понесенных ими расходов. Она имеет цель возместить убытки, причиненные стороне при рассмотрении гражданского дела в суде. Под фиктивной ответственностью гражданское процессуальное законодательство подразумевает ответственность в виде процессуальной фикции, то есть ответственности за заведомо несуществующие обстоятельства. Примером гражданской процессуальной фикции в ГПК РФ является статья 118, содержащая требование к лицам, участвующим в деле, сообщать суду о перемене своего адреса в ходе рассмотрения дела. Согласно данной статьи суд, направив судебную повестку адресату по последнему известному месту его жительства или нахождения, считает её доставленной, хотя бы адресат там больше не живёт и не находится, при получении сведения о доставке по этому адресу. При этом суд исходит из того, что адресат надлежащим образом извещён и суд вправе рассмотреть дело по существу, хотя если в действительности адресат не получал повестку.

Таким образом, следует вывод, что гражданская процессуальная ответственность является самостоятельной правовой категорией, которая при осуществлении гражданского судопроизводства предусматривает применение мер воздействия к участникам процесса как за виновное нарушение ими своих процессуальных обязанностей, так и за злоупотребления своими процессуальными правами.


Библиографический список:

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // СПС «Консультант Плюс».

2. Камынин И. Ответственность за нарушения в сфере уголовного процесса // Законность. 2006. № 1.

3. Новиков А.Г. Гражданская процессуальная ответственность: Автореф. дисс … канд. юрид. наук. Саратов, 2002.

4. Одегнал Е.А. Соотношение понятий «злоупотребление правом» и «правонарушение» // Юрист. 2007. №1.

5. Чуклова Е.В. Соотношение процессуального правонарушения со смежными правовыми категориями // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. №9.

6. Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005.