Евразийский
научный
журнал

Проблемы реализации принципа прямого действия Конституции

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Дьяченко Михаил Александрович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №1 2016»  (январь)
Количество просмотров статьи: 5217
Показать PDF версию Проблемы реализации принципа прямого действия Конституции

Дьяченко Михаил Александрович 

магистрант 1 курса, кафедра конституционного и муниципального права, Волгоградский Государственный Университет, г. Волгоград

В действующей Конституции РФ закреплен принцип прямого действия конституционных норм. В условиях становления правового государства этот принцип играет немаловажную роль. Прямое действие Конституции наиболее ярко отражает новую схему взаимоотношений человека и государства, характеризующуюся возросшей ролью личности, объявлением человека, его прав и свобод высшей ценностью.

Долгое время российский политиче­ский процесс не имел реальных конститу­ционных границ, в теории и на практике нередко отрицалось прямое действие Кон­ституции. Создание нового конституци­онного порядка и развитие конституцион­ного строя после 1993 г. породили про­блему надлежащей реализации конститу­ционных норм. Конституция РФ 1993 г. в ст. 15 закрепила в качестве неотъемлемого свойства свое прямое действие. Помимо этого ст. 18 говорит о том, что «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими». Какое значение вложили создатели Конституции в эти положения и как они стали пони­маться и применяться конституционной практикой?

Намерения создателей Конституции были бы вполне понятны при условии достаточно четкого изложения доктрины прямого действия в материалах Конститу­ционного совещания 1993 г. Однако ясно­го представления о границах прямого дей­ствия Конституции в тот период не было, поэтому материалы Конституционного совещания не дают определенного ответа на поставленный вопрос. Положение о прямом действии норм Конституции не вызвало дискуссии на заседании группы представителей федеральных органов государственной власти по доработке про­екта Конституции. Сходная ситуация сложилась в отношении положения о не­посредственном действии прав и свобод, значение которого не обсуждалось. Это свидетельствует о том, что участники Конституционного совещания не стреми­лись к глубокому уяснению смысла обсу­ждаемых положений.

Прямое действие конституционных норм проявляется, прежде всего, в сфере прав и свобод человека и гражданина[1, с.102]. Согласно ст. 18 Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими». Данное положение, конкретизированное в этой же статье, означает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание, применение законов, деятельность законодательной, исполнительной власти, органов местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Все нормы Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина имеют высшую юридическую силу, прямое действие на всей территории РФ, и суды при разрешении споров обязаны обеспечить их применение.[2, с.42-51] Следовательно, прямое действие конституционных норм помогает осуществлять защиту конституционных прав и свобод, в случаях, если нет конкретизирующего эти нормы закона или иного правового акта, отсутствие которых не может быть признано основанием для отказа в их защите.[3, с.74] «Конституция – не пропагандистский документ, а нормативно-правовой акт, статьями которого надлежит руководствоваться, в том числе при рассмотрении конкретных дел в судах». Некоторые учёные даже предлагают рассматривать в качестве первого и основного признака прямого действия конституционной нормы реальное и прямое применение этой нормы судами общей юрисдикции.

Для конституционного права России наибольшее значение имеет разработка юридической концепции прямого действия Конституции. В современной науке она только складывается, причем остается много нерешенных теоретических и прак­тических проблем.

Конституция играет различную роль в условиях стабильного конституционного строя и в ситуации переходного периода, когда происходит кардинальное обновле­ние всей правовой системы страны.

В первом случае уже существует раз­витое и сбалансированное с другими от­раслями конституционное законодатель­ство. Конституция и основанное на ней законодательство органично взаимосвяза­ны, поэтому прямое действие Конституции в правовой системе не является про­блемой. Различные виды юрисдикции (конституционная, административная, общая) четко разграничены и сориентирова­ны на «отлов» неконституционных норма­тивных и ненормативных актов. Если по­являются противоречащие Конституции нормативные акты, конституционный над­зор выявляет их и устраняет из правопри­менительного процесса.

Иная ситуация складывается в услови­ях переходного периода, в котором нахо­дится сегодня российское конституцион­ное право. Во-первых, отсутствуют все предусмотренные Конституцией законы, составляющие корпус конституционного законодательства. Во-вторых, процесс соз­дания системы конституционного контро­ля не завершен, поэтому соотношение различных видов юрисдикции, особенно конституционной, административной и общей, обнаруживает много пробелов. В-третьих, важнейшие конституционные принципы еще во всей полноте не реали­зованы в отраслевом законодательстве (уголовно-процессуальном, администра­тивном, земельном и др.). Следовательно, при формировании концепции прямого действия Конституции необходимо учи­тывать трудности переходного периода и ориентировать судебную практику на вос­полнение возможных пробелов.

В теории конституции давно сформи­ровался научный дискурс, позволяющий различать нормативные и номинальные конституции. В отечественной науке конституционного права существует тради­ционное деление конституций на реаль­ные и фиктивные. Между тем во многих случаях более плодотворным и объектив­ным результатом анализа конституций служит выявление соотношения норма­тивности и декларативности ее положе­ний. Ведь в конкретных политико-правовых условиях одной страны или раз­личных стран порой невозможно отнести действующую конституцию или только к реальной, или только к фиктивной. Чаще всего конституционная практика позволя­ет констатировать наличие двух видов конституционных положений – деклара­тивных и нормативных, которые опреде­ленным образом соотносятся в тексте кон­ституции. Их соотношение может менять­ся в процессе эволюции конституционных норм или развития конституционного за­конодательства.

Но какие факторы определяют соот­ношение нормативных и декларативных положений конституций? Компаративный анализ современных конституций и исто­рические ретроспекции позволяют выде­лить по крайней мере три таких фактора: 1) степень демократичности функциони­рующего политического режима; 2) разви­тость конституционного законодательст­ва; 3) интерпретация норм конституции органом конституционного контроля. В российском конституционном праве все три фактора влияют на результативность прямого действия Конституции.

В связи с этим, на мой взгляд, можно выделить несколько уровней прямого дей­ствия Конституции. Первый – непосред­ственная реализация конституционных норм и способов их защиты гражданами, а в случаях, предусмотренных конституци­онным законодательством, и юридиче­скими лицами. Второй – применение кон­ституционных норм судами общей юрисдикции и арбитражными судами при раз­решении конкретных дел. Третий – при­менение норм Конституции в конституци­онном судопроизводстве, при реализации отдельных полномочий Конституционно­го суда РФ. При этом именно Конститу­ционный суд в условиях российской пра­вовой системы претендует на звание по­следнего судьи в спорных вопросах пря­мого действия Конституции.






Список литературы.

  1. Комментарий к Конституции Российской Федера­ции / Общ. ред. Ю. В. Кудрявцева. М, 1996. С. 85; Конституция Российской Федерации: проблемный комментарий / Отв. ред. В. А. Четвернин. М., 1997. 

  2. Венгеров А. Б О применении конституционных норм судебными органами СССР // Сов. государство и право 1969. № 10

  3. Патюлин В. А. Всемерное расширение и охрана прав граждан важнейшая задача социалистического государства // Право и коммунизм / Под ред. Д. А. Керимова М.. 1965.