Евразийский
научный
журнал

Предмет и возмездность договора как системные признаки

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Бабаева Мария Владимировна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №8 2020»  (август, 2020)
Количество просмотров статьи: 250
Показать PDF версию Предмет и возмездность договора как системные признаки

Зайцева Юлия Андреевна
Магистрант АТиСО,
Россия, г. Москва
E-mail: juliazayceva7@gmail.com

Научный руководитель: Букаева Ирина Николаевна
Профессор, доцент, канд. юрид. наук
Кафедра гражданского права и процесса АТиСО,
Россия, г. Москва

Аннотация: В настоящей статье представлен анализ предмета и возмездности договора как системных признаков. Предметный признак в ряде случаев служит основой для формирования унифицированных норм, применимых к любым обязательствам, возникающим по поводу одинакового предмета. Однако предметный признак играет вторичную роль по сравнению с признаком направленности. Рассматривая возмездность (безвозмездность) договора как системный признак, все гражданские договоры можно условно разделить на возмездные и безвозмездные. Все безвозмездные договоры можно условно делятся на две группы.

Ключевые слова: договор, право, признак, предмет договора, возмездность, безвозмездность, унифицированные нормы.

Student J. Zaitseva

«Academy of labor and social relations»

city of Moscow

Subject matter and compensation of the contract as system features

Abstract: this article presents an analysis of the subject matter and retribution of the contract as system features. In some cases, the subject attribute serves as the basis for the formation of unified rules applicable to any obligations arising in relation to the same subject. However, the subject attribute plays a secondary role in comparison with the sign of orientation. Considering the retribution (gratuitousness) of the contract as a system feature, all civil contracts can be divided into retributive and gratuitous. All gratuitous contracts can be divided into two groups.

Keywords: contract, law, feature, subject of the contract, compensation, gratuitousness, unified norms.

Основное требование, которое законодатель выдвигает для того, чтобы гражданско-правовой договор считался заключенным — согласование сторонами всех существенных условий. В качестве одного из них выступает предмет договора.

Предмет договора — это материальный объект, по поводу которого складывается гражданское правоотношение [1]. Та либо иная специфика предмета договора порождает особенности его правового регулирования. Предметный признак в ряде случаев служит основой для формирования унифицированных норм, применимых к любым обязательствам (в том числе и с различной направленностью), возникающим по поводу одинакового предмета.

Значительное количество таких унифицированных правил содержится в первой части ГК РФ. Например в главе 18 ГК РФ регламентированы особенности жилых помещений. Унифицированные нормы содержатся в институте залога (гл. 23 ГК РФ). Однако несмотря на наличие значительного числа унифицированных положений, обусловленных предметным признаком, следует признать, что он играет вторичную роль по сравнению с признаком направленности. Во-первых, фактор направленности почти во всех аспектах устанавливает нормы, воспроизводящие материальный признак, адаптирует их к конкретной направленности [4]. Во-вторых, большое количество положений, предопределенных тем либо иным предметным признаком, учтено исключительно для договора определенной направленности. В-третьих, в ряде случаев направленность предназначает определенные варианты объектов, из-за которых может возникать обязательство. При всем при этом кое-какие объекты исключаются как не соответствующие той либо иной направленности.

Направленностью на передачу имущества в собственность предопределяется то, что предметом данного договора могут являться, по общему правилу, исключительно вещи, поскольку в собственность возможно передать исключительно имущество [3].

Справедливое представление того, какой системный признак лежит в основе формирования определенного типа либо вида договора, имеет главное значение для отчетливого определения круга правоотношений, к которым применим тот либо иной правовой институт. Рассматривая возмездность (безвозмездность) договора как системный признак, все гражданские договоры можно условно разделить на возмездные и безвозмездные.

В отличие от возмездного договора, по которому сторона должна унаследовать плату либо другое встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, безвозмездным признается договор, согласно которому одна сторона обязуется даровать что-нибудь иной стороне кроме получения от нее платы либо некоторого встречного предоставления (ст. 423 ГК РФ).

Гражданское право предназначено для регулирования, главным образом, эквивалентно­ возмездных имущественных отношений. Это обстоятельство предопределило пространство безвозмездных обязательств в системе гражданских договоров и, например, презумпцию возмездности обязательства [5].

На практике возникает немало вопросов о том, насколько глубокой должна быть презумпция возмездности гражданского обязательства и какие обстоятельства необходимо оценивать как достаточные доказательства для признания договора безвозмездным. Наиболее отчетливо эта проблема проявилась при рассмотрении споров, вытекающих из замены лица в обязательстве [2].

Давая общую характеристику возмездных и безвозмездных обязательств, необходимо прежде всего отметить, что в гражданском праве не существует абстрактно возмездных либо безвозмездных договоров. Фактор возмездности (безвозмездности) служит основой для разграничения обязательств в рамках более глубокого признака правоотношения — его направленности.

Все безвозмездные договоры можно условно разделить на две группы. Первую составляют безвозмездные обязательства, представляющие собой самостоятельные договорные типы (дарение, безвозмездное пользование). Во вторую входят безвозмездные обязательства, которые не выделены законодателем как самостоятельные типы договоров. Они являются безвозмездными разновидностями договоров, которые могут быть как возмездными, так и безвозмездными.

В отношении ряда договоров нет никаких сомнений, что они могут существовать только как возмездные (это, в частности, касается комиссии, агентирования и некоторых других). Но применительно ли ко всем договорам, сформулированным в ГК РФ как возмездные, исключительно возмездный характер имеет достаточное объективное обоснование?

Необходимо отметить, что унификация норм, пригодных для регулирования как возмездных, так и безвозмездных правоотношений, и дифференциация положений, обусловленных либо возмездным, либо безвозмездным характером обязательства, должны проводиться на законотворческом уровне при формировании системы возмездных и безвозмездных договоров. Процессы унификации и дифференциации слишком сложны, чтобы обращаться к ним только на правоприменительной стадии. При этом основой для унификации и дифференциации должны быть обязательства единой направленности, так как именно фактор направленности предопределяет сущность правового регулирования.

Список литературы

  1. Алексеев С. С. Теория права. М.: Издательство БЕК, 1995. — 320 с.
  2. Астахова М.А. Возмездность и безвозмездность в гражданском праве // Современное право. 2006. № 12. С. 19-24.
  3. Громов С.А. Предмет лизинга в гражданском обороте // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. М.: Статут, 2017. С. 114-120.
  4. Певницкий С.Г. Договор купли-продажи недвижимого имущества // Нотариус. 2007. № 4. С. 18-22.
  5. Юшкевич А.В. Принцип возмездности при оказании услуг // Юрист. 2018. № 1. С. 17-19.