Евразийский
научный
журнал

Правовой статус СМИ в уголовном процессе

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Иблиев Руслан Лечиевич
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №1 2018»  (январь, 2018)
Количество просмотров статьи: 814
Показать PDF версию Правовой статус СМИ в уголовном процессе

Иблиев Руслан Лечиевич
Магистрант направления подготовки 40.04.01. "Юриспруденция"
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: kafedraupik@inbox.ru

Вследствие популяризации информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» расширились возможности массового обмена информацией. Электронные СМИ, обладая рядом преимуществ перед печатной продукцией, стали постепенно вытеснять ее, поэтому современный об­мен массовой информацией стал переходить в поле интернет-пространства. Вме­сте с тем, появление электронных СМИ вызвало проблемы в правоприменитель­ной деятельности по их правильному разграничению от иных сайтов сети «Ин­тернет», не зарегистрированных в качестве сетевых изданий.

Несмотря на то, что в 2011 году правовой статус электронных СМИ был за­конодательно урегулирован, практическим работникам не всегда удается четко проводить грань между СМИ и иными средствами массовой коммуникации. Пред­ставляется, что для устранения данной проблемы необходима разработка разъясне­ния Пленума Верховного Суда РФ. В 2010 году Верховный Суд РФ выразил свою позицию по отдельным вопросам, связанным с применением Закона РФ от 27 де­кабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее — Закон «О СМИ»), однако данное постановление перестало соответствовать современ­ным реалиям информационной среды.

Журналистское расследование в различных исследованиях определяется как жанр, технология, метод деятельности. Некоторыми учеными отмечается, что именно форма отличает путь познания события преступления, осуществляемого субъектами «классического» или процессуального расследова­ния, от расследования, проводимого иными лицами (журналистами, частными де­тективами и др.)

Рассматривая журналистское расследование как метод деятельности, автор анализирует составляющие данный метод способы и средства собирания сведений журналистом по принципу оценки допустимости доказательств: допустимы лишь те сведения, которые были получены журналистом законным способом. Вместе с тем, в журналистской среде существует проблема доступа к определенной ин­формации, что приводит к использованию не всегда законных методов ее собира­ния. Автор предполагает, что вопрос о так называемой «допустимости» материа­лов СМИ должен решаться в зависимости от соотношения существенности допу­щенных нарушений с их информационной полезностью для нужд доказывания.

Одним из проблемных вопросов, связанных с законностью собирания све­дений журналистом, является вопрос о допустимости использования в уголовном процессе результатов проведенной им скрытой записи. Автор пришел к выводу о существовании двух причин, объясняющих настороженное отношение правоох­ранительных органов к ее доказательственному потенциалу. Первая связана с тем, что в уголовном судопроизводстве, в отличие от журналистской деятельности, используется выработанный криминалистической наукой механизм применения средств фото- и видеофиксации информации, который придает уверенности в доброкачественности соответствующих записей, защищает от несанкционирован­ного в них вмешательства. Журналистами данный механизм не используется, так как их цель заключается не в соблюдении формы собирания сведений, являющей­ся гарантией достоверности полученных сведений, а в фиксации самого факта.[1]

Вторая причина связана с проблемой соблюдения законности при примене­нии скрытой записи журналистом. Автором формулируется вывод о том, что скрытая запись, проведенная журналистом, может использоваться в доказывании при соблюдении следующих условий: 1) на ней зафиксирована информация, имеющая значение для уголовного судопроизводства, и были соблюдены основа­ния ее проведения, предусмотренные ст. 50 Закона «О СМИ»; 2) отсутствуют ра­зумные сомнения в ее доброкачественности.[2]

Все вышеуказанное позволяет сделать вывод о том, что неоднозначная законодательная трактовка понятий «защита общественных интересов» (ст. 50 За­кона «О СМИ») и «частная жизнь гражданина» (ст. 152.2 ГК РФ) создает предпо­сылки для «формально законных» злоупотреблений со стороны журналистов и должностных лиц правоохранительных органов в сфере получения информации. Поэтому, проанализировав практику Европейского суда по правам человека по вопросам разграничения «частного» и «публичного» интереса, автор предлагает внести изменения в ч. 2 ст. 152.2 ГК РФ и конкретизировать основания для огра­ничения частной жизни лица.

Литература:

  1. Рогова А. А. Опыт использования материалов СМИ в качестве повода для возбуждения уголовного дела: прошлое, настоящее, перспекти­вы на будущее //Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — Н. Новгород. № 1. 2014. С. 215.
  2. Кузнецова А.А. Материалы СМИ как особый вид непроцессуальной информации //Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — Н. Новгород. 2015. № 1. С. 284.