Евразийский
научный
журнал

Ответственность и Бизнес

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Сереженков Константин Владимирович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №2 2016»  (февраль)
Количество просмотров статьи: 879
Показать PDF версию Ответственность и Бизнес
Сереженков Константин Владимирович , магистрант МГЮА им.Кутафина 


Напомним, о том что, доктрина «снятие корпоративной вуали» в зарубежной практике призвана привлекать к ответственности не добросовестных участников, акционеров и лиц контролирующие компанию за злостное нарушение интересов кредиторов или доведение компании до преднамеренного банкротства.

            Например, по Австрийскому законодательству Defacto директоры – это те лица, которые могут быть не зарегистрированы в государственном реестре, но оказывают влияния на управления компанией[1]. Нормы ответственности директоров к defacto директорам применяются только в двух случаях выведенных судебной практикой: а) ответственность за доведение компании до банкротства[2] и б) ответственность за существенное нарушение интересов кредиторов[3].

            Если сравнить данную зарубежную доктрину с российским законодательством, то можно утверждать, что в российском законодательстве похожи нормы ответственности за доведения компании до преднамеренного банкротства. В остальном отечественное законодательство в разрезе ответственности за существенное нарушение интересов кредиторов слабо.

            Мы можем наблюдать, что законодатель идет по международному пути совершенствования законодательства.  Известно, что Российская Федерация испытывает кризис доверия со стороны международных инвесторов, что подтверждается оттоком капитала последние 5 лет[4].  Я думаю, что российский законодатель пытается сделать некую имплементацию международных норм в корпоративном праве, чтобы повысить уровень доверия и привлекательности страны для инвестиционных проектов. И самая важная часть это защита прав акционеров и участников, ответственность за недобросовестное поведение в деловом обороте компаний. Т.е. «правила ведения» ведения бизнеса подгоняются под международную доктрину. Но даже при всем этом российский законодатель понимает, что в России существенно отличаются условия ведения бизнеса, и просто копирование норм права из конкретной страны невозможно и не приведет к эффективному правовому регулированию корпоративных отношений.

Из всего выше изложенного, введем определение и  дадим ему понятие. Дадим краткую характеристику института ответственности в корпоративном праве.

Институт ответственности в корпоративном праве – это неотъемлемая  часть института ответственности, которая несет в себе восстановительную, компенсационную функцию, и является средством защиты прав участников корпораций и кредиторов от возможных убытков, причиненных действиями (бездействиями) другими участниками или лицами уполномоченными выступать от их имени в процессе управления корпорацией.

Ответственность в корпоративном праве – это одна из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителя норм корпоративного права, устава, внутренних документов корпорации, который своими виновными действиями (бездействием) привел к негативным последствиям (убыткам) для участников и самого юридического лица.

Исходя из общих теоретических представлений о юридической ответственности и понятия «ответственность в корпоративном праве» определим содержание термина  «ответственность лица, уполномоченного выступать от имени хозяйственного общества, членов коллегиальных органов хозяйственного общества и лиц, определяющих действия хозяйственного общества»:

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, а также лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам уполномоченных выступать от имени хозяйственного общества, членов коллегиальных органов хозяйственного общества и лиц, определяющих действия хозяйственного общества несет личную имущественную ответственность, за убытки причинённые этимлицом, если будет доказано, что такое лицо действовало неразумно и недобросовестно и в разрез интересам юридического лица определенных в учредительных документах и выходящих за рамки обычного предпринимательского риска и имеет причинно-следственную связь между действиями (бездействиями) лица и причинёнными убытками.

Отметим, что последнее время идет ужесточение требования к ответственности единоличного и коллегиального органа хозяйственного общества. В судебной практики имеется множество судебных исков по ст.53.1 ГК РФ. Директор становится перед нами фигурой, которая несет ответственность за любой вред причиненный своими не добросовестными и неразумными действиями, которые противоречат интересам хозяйственного общества и целям, которые прописаны в корпоративных документах. Директор предстает перед нами как комбинированная фигура, которая одновременно является субъектом права как представитель хозяйственного общества и органом юридического лица, который не обладает правоспособностью (орган является частью хозяйственного общества). Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" стало фундаментом для формирования решения судов при исках к членам органов хозяйственных обществ. Данное постановление дает расшифровку и возможность единообразия применения на практике привлечения к ответственности за убытки причинённые недобросовестными действиями менеджмента. Однако наше мнение заключается в том, что положения об ответственности должны быть отражены в специальных законах, где четко отражаются основания, условия, формы ответственности и субъекты ответственности.