Евразийский
научный
журнал

О пределах законной силы судебного решения в контексте ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Уразаев Алексей Хамишевич
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2017»  (апрель, 2017)
Количество просмотров статьи: 1049
Показать PDF версию О пределах законной силы судебного решения в контексте ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"

Уразаев Алексей Хамишевич
Магистрант 2 курса Юридического Института
Сибирского Федерального Университета

Согласно ч.2 ст.209 ГПК РФ после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзаце 4 пункта 9 Постановления от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» [1] разъяснил, что исходя из смысла части 4 статьи 13, частей 2 и 3 статьи 61, части 2 статьи 209 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

По общему правилу, законная сила распространяется на лиц, участвовавших в деле, если лица не участвовали в рассмотрении дела, то на таких лиц законная сила судебного решения не распространяется.

Как указывал М.А. Гурвич «пределы законной силы судебного решения (его процессуально-правового и материального-правового действия) определяются: а) предметом, в отношении которого действует судебное решение(объективные пределы); б) лицами, на которых оно распространяется(субъективные пределы)» [2]. Правовые последствия действия законной силы судебного решения должны распространяться только на лиц, участвовавших в деле по тому предмету, по которому было постановлено решение. Исходя из принципа диспозитивности, истец самостоятельно определяет круг нарушенных прав и требования, которые он просит суд удовлетворить. Решение суда является результатом процессуальной деятельности сторон и суда, в котором суд дает ответ на заявленные требования.

В пункте 41 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» [3] указано, что «в силу пункта 3 статьи 126 Закона о банкротстве представители собственника имущества должника — унитарного предприятия, а также учредителей (участников) должника в ходе конкурсного производства обладают правами лиц, участвующих в деле о банкротстве.

В связи с этим они, в частности, могут обжаловать и судебные акты, принятые до процедуры конкурсного производства, а также решение о признании должника банкротом в пределах общих процессуальных сроков на их обжалование».

Такое разъяснение в постановлении Пленума Верховного суда, идет в противоречии с такими свойствами законной силы, как неопровержимость и обязательность.

Неопровержимость судебного решения означает запрет на обжалование, после его вступления в законную силу. В деле о несостоятельности правильное по своей сути решение может быть обжаловано лицами, не принимавших участие в рассмотрении дела, даже если судебный акт не затрагивал их права и свободы в момент вынесения.

Пределы действия законной силы судебного решения распространяются на лиц, участвовавших в рассмотрении дела, следовательно, если в момент вынесения судебного решения не были затронуты права, свободы и законные интересы других лиц, то такое решение не должно подвергаться пересмотру.

Заслуживает внимание тот факт, что в деле о несостоятельности у кредиторов должника имеется свой материальный интерес, который заключается в наибольшем удовлетворении своих требований, следовательно, кредиторы будут использовать все законные способы для удовлетворения своих требований, в том числе обжалование судебных решений по спорам между должником и другими кредиторами.

Более того, ст.100 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [4] позволяет кредиторам, при установлении требований к должнику возражать относительно требований другого кредитора. Такие требования могут быть основаны как на сделках, так и на судебных актах.

Отличие сделки от судебного акта заключается в том, что сделка является материально-правовым институтом, а судебный акт — процессуальным. Правоотношения сторон в сделке еще не проверены судом на предмет их действительности, а при принятии решения суд разрешает вопросы, указанные в ст.196 ГПК РФ и ст. 168 АПК РФ. После разрешения которых суд выносит решение, которое вступает в законную силу.

По мнению А.А. Князева «судебное решение, как акта правосудия по гражданским делам воплощает саму суть, само назначение данной правовой категории, так как содержит мотивированный вывод суда о действительных правах и обязанностях заинтересованных лиц в области материального права» [5].

Так как законная сила обладает свойствами исключительности и исполнимости, то в зависимости от рассмотрения заявлений о включении в реестр требований кредиторов и возражений других кредиторов, суд своим определением вправе не включить требование, основанное на судебном акте в реестр требований кредиторов.

Таким образом, если определением арбитражного суда не включены в реестр требования к должнику, основанные на судебном акте, то нивелируется законная сила судебного акта. В таком случае требования кредиторов, основанные на судебном решении и требования, основанные на договоре, имеют равную силу для включения в реестр.

На наш взгляд, при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований кредиторов недопустимо уравнивать требования, основанные на сделке и требования, основанные на судебном акте.

Подводя итог можно сделать следующие выводы, что в настоящий момент в законодательстве о несостоятельности(банкротстве), при рассмотрении вопросов о включении в реестр требований кредиторов не учитывает такие свойства законной силы, как исключительность, неопровержимость и обязательность. Также, подобная процедура подрывает действие субъективных пределов действия законной силы, так как позволяет суду не включать в реестр требования, основанные на судебном акте. На наш взгляд подобные положения нуждаются в дополнительном законодательном регулировании.

Список использованных источников:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 2, 2004.
  2. Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1995. С.110.
  3. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» // Вестник ВАС РФ, № 8, 2012.
  4. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ, 28.10.2002, № 43, ст. 4190,
  5. Князев А.А. — Законная сила судебного решения : дис. ... канд. юрид. наук. — Москва, 2004. С.12