Евразийский
научный
журнал

Особенности правового режима совершения крупных сделок в российском законодательстве

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Котченко Мария Леонидовна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №5 2015»  (май 2015)
Количество просмотров статьи: 1158
Показать PDF версию Особенности правового режима совершения крупных сделок в российском законодательстве

Котченко Мария Леонидовна, магистрант кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Дальневосточного федерального университета.

В статье рассматриваются особенности одобрения крупной сделки, совершаемой корпорацией в состоянии банкротства. Приводятся примеры правоприменительной практики.

Ключевые слова: одобрение крупной сделки, банкротство корпорации, крупная сделка, сделка с заинтересованностью, решение собрания кредиторов.

Впервые сформировавшийся институт крупных сделок появился в российском законодательстве сначала в ФЗ Об АО в 1995 году, затем в ФЗ Об ООО в 1998 году. Однако рассматриваемый институт в целом не охватывается только двумя названными законами. Крупным сделкам посвящены статьи 14, 15 Федерального закона от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях», статья 23 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», статья 9.2 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», статья 15 Федерального закона от 19 июля 1998 г. № 115- ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», статьи 24, 25 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 145-ФЗ «О Государственной компании «Российские автомобильные дороги», абз. 16 п. I статьи 39 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. №317-Ф3 «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», абз. 14 п. 5 ст. 18.1 Федерального закона от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ «О Государственной корпорации «Ростехнологии»".

Институт крупных сделок распространяется и на отношения, возникающие в связи с банкротством юридических лиц. Так, в соответствии со ст. 101 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту - ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» крупные сделки, а также сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), если иное не предусмотрено указанным законом.

Таким образом, институт крупных сделок применяется для различных организационно-правовых форм юридических лиц, как корпоративных, так и унитарных, находящихся, в том числе, и в процедуре банкротства.

Следует отметить, что в законодательстве отсутствует общее понятие крупной сделки, каждый нормативный акт содержит свое определение и по-своему регулирует порядок совершения таких сделок.

Так, общество имеет право совершить крупную сделку только после того, как ее одобрит общее собрание акционеров (или совет директоров). Процедура одобрения крупных сделок в акционерном обществе определена в главе X Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об Акционерных обществах» (Далее по тексту – ФЗ об АО). Однако, общие правила одобрения сделок предусмотрены с 1 сентября 2013 года в статье 157.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ. (Далее по тексту – ГК РФ). Они применяются, когда отношения не урегулированы ФЗ об АО, так как положения статьи 157.1 ГК РФ являются общими.

Следовательно, будут иметь приоритет специальные нормы, закрепленные в законах (например, в ФЗ об АО) или иных правовых актах (например, в приказе ФСФР России от 2 февраля 2012 г. № 12-6/пз-н «Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров», приказе ФМБА России от 1 сентября 2011 г. № 357 «Об организации работы в Федеральном медико-биологическом агентстве по согласованию совершения крупных сделок подведомственным федеральным государственным унитарным предприятиям, а также сделок, связанных с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, осуществлением заимствований и других сделок») и т. д.

Следовательно, в отношении совершения крупных сделок в корпоративном законодательстве действует особый порядок.

Корпоративное законодательство устанавливает обязательно одобрение крупных сделок органами управления соответствующего хозяйственного общества, которые осуществляют контроль за деятельностью совета директоров или общим собранием, которые в свою очередь являются исполнительными органами хозяйствующего субъекта.

Решение об одобрении крупной сделки должно быть принято общим собранием акционеров общества в следующих случаях (п. п. 2-3 ст. 79 Закона об АО):

  • предметом сделки является имущество стоимостью более 50 процентов балансовой стоимости активов общества;
  • предметом сделки является имущество стоимостью более 25 процентов балансовой стоимости активов общества и в обществе нет совета директоров (наблюдательного совета);
  • единогласие совета директоров (наблюдательного совета) общества по вопросу об одобрении крупной сделки не достигнуто.

По единогласному решению участников (учредителей) ООО в его устав могут быть включены положения, по которым отдельные вопросы, в силу закона отнесенные к компетенции общего собрания, передаются на рассмотрение коллегиального органа управления общества или его коллегиального исполнительного органа (пп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ).

Таким образом, по решению участников (учредителей) ООО, принятому единогласно, в устав может быть включено положение о передаче вопроса об одобрении крупных сделок (вне зависимости от стоимости имущества по такой сделке) на рассмотрение наблюдательного совета или коллегиального исполнительного органа (пп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ).

Статья 101 федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о несостоятельности) определяет особенности распоряжения имуществом должника в ходе внешнего управления. В рамках такого регулирования в п. 1 статьи установлено, что крупные сделки, а также сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, могут заключаться внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов). При этом указано на то, что Законом о несостоятельности могут быть предусмотрены иные правила.

Ранее такое правило предусматривалось в п. 2 ст. 76 утратившего силу федерального закона от 8 января 1998 года №6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о несостоятельности 1998 года). Причем открывал указанную статью пункт, согласно которому внешний управляющий вправе самостоятельно распоряжаться имуществом должника.

Там же устанавливалось, что собственник имущества должника или органы управления должника не вправе принимать решения либо иным образом ограничивать полномочия внешнего управляющего по распоряжению имуществом должника. Собственно, данные правила в комментируемой статье подразумеваются [1].

В положениях п. п. 2 и 3 статьи даны определения понятий крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Эти определения даны для целей Закона о несостоятельности, т.е. чтобы отграничить эти понятия от понятий, используемых в корпоративном законодательстве.

Как определено в п. 2 статьи, к крупным сделкам относятся сделки или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более чем 10% балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения такой сделки. Ранее в п. 3 ст. 76 Закона о несостоятельности 1998 года соответствующее определение формулировалось менее детально и с использованием большей процентной доли. Так, предусматривалось, что к крупным сделкам относятся сделки, влекущие распоряжение недвижимым имуществом или иным имуществом должника, балансовая стоимость которого превышает 20% балансовой стоимости активов должника на момент заключения сделки [1].

В п. 3 ст. 101 Закона о несостоятельности определено, что сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, признаются сделки, стороной которых являются заинтересованные лица по отношению к внешнему управляющему или конкурсному кредитору либо к должнику. Такое же определение формулировалось в п. 4 ст. 76 Закона о несостоятельности 1998 года, но без упоминания о должнике.

Пункт 4 ст. 101 Закон о несостоятельности предусматривает необходимость согласования с собранием кредиторов (комитетом кредиторов) также для совершения внешним управляющим сделок, влекущих за собой получение или выдачу займов, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требований, перевод долга, отчуждение или приобретение акций, долей хозяйственных товариществ и обществ, учреждение доверительного управления. При этом указано на возможность заключения указанных сделок внешним управляющим без согласования с собранием кредиторов (комитетом кредиторов) при условии, если возможность и условия заключения таких сделок предусмотрены планом внешнего управления. Статья 76 Закон о несостоятельности 1998 года, определявшая особенности распоряжения имуществом должника в ходе внешнего управления, такие правила не предусматривала. К примеру, в постановлении Шестого арбитражного апелляционного суда от 5 мая 2014 года №06АП-2298/2014 по делу №А73-12978/2011 отмечается, что по инициативе внешнего управляющего проведено собрание кредиторов ОАО «АСЗ» с повесткой о рассмотрении вопроса об одобрении договора беспроцентного займа. Большинством голосов на собрании кредиторов должника принято решение об одобрении данного договора.

ФНС России, ссылаясь на то, решение собрания кредиторов нарушает его права и законные интересы, обратилась в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Из буквального толкования нормы п. 4 ст. 15 Закона о несостоятельности права следует возможность признания решения собрания кредиторов недействительным как в случае установления обстоятельств нарушения прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, так и в случае нарушения собранием кредиторов пределов компетенции, установленных Законом о банкротстве.

Оспариваемое решение принято собранием кредиторов в пределах компетенции, установленной ст. 101 Закона о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 12 Закона о банкротстве участниками собрания кредиторов с правом голоса являются конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых включены в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов.

Собрание кредиторов правомочно в случае, если на нем присутствовали конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, включенные в реестр требований кредиторов и обладающие более чем половиной голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов (п. 4 ст. 12 Закона о несостоятельности).

На дату проведения собрания кредиторов должника в реестр требований кредиторов включено 47 конкурсных кредиторов. Учитывая, что на собрании присутствовали кредиторы, имеющие в общей сложности 92,97% от общего числа голосов кредиторов должника, собранием являлось правомочным решать вопросы повестки дня.

В соответствии с п. 3 ст. 12 Закона о несостоятельности конкурсный кредитор, уполномоченный орган обладают на собрании кредиторов числом голосов, пропорциональным размеру их требований к общей сумме требований по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов в соответствии с Законом о несостоятельности.

Согласно п. 1 ст. 15 Закона о несостоятельности решения собрания кредиторов по вопросам, поставленным на голосование, принимаются большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании кредиторов, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве.

В данном случае за одобрение договора беспроцентного займа проголосовало 91,83% голосов кредиторов, включенных в реестр и присутствовавших на собрании. При этом за варианты голосования «Против» и «Воздержался» конкурсные кредиторы не голосовали. Бюллетень ФНС России признан недействительным.

Согласно п. 2 ст. 99 Закона о несостоятельности внешний управляющий обязан реализовывать мероприятия, предусмотренные планом внешнего управления, в порядке и на условиях, которые установлены законом о банкротстве.

План внешнего управления ОАО «АСЗ» утвержден общим собранием кредиторов должника и содержит меры по восстановлению его платежеспособности, а также порядок погашения требований кредиторов ОАО «АСЗ».

В Законе о несостоятельности не устанавливается, когда должно быть выражено согласие собрания кредиторов или комитета кредиторов на заключение крупной сделки или сделки, в отношении которой имеется заинтересованность, - до ее заключения либо после. По смыслу комментируемой нормы предполагается, что оно должно быть получено предварительно, однако, если сделка была заключена без такого согласия и в последующем оно получено не было, в отношении данной сделки могут быть применены последствия ее недействительности по требованию любого из лиц, участвующих в деле о банкротстве. Признание крупных сделок и сделок, в отношении которых имеется заинтересованность, недействительными осуществляется исключительно в судебном порядке. Кроме того, заключение внешним управляющим данной категории сделок без соответствующего одобрения является основанием для его отстранения в соответствии со ст. 98 Закона о несостоятельности [2, с. 377].

В п. 5 ст. 101 Закона о несостоятельности были определены особенности продажи имущества, являющегося предметом залога. Пункт признан утратившим силу в соответствии с федеральным законом от 30 декабря 2008 года №306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество», которым одновременно в Закон о несостоятельности введена ст. 18.1, определяющая особенности правового положения кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника.

Также, в отношении сделок хозяйственного общества, совершенных в процедурах банкротства, даны разъяснения и в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», в п. 9 которого говорится, что согласно абз. 4 п. 1 ст. 94 и абз. 1 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве с даты введения внешнего управления (конкурсного производства) полномочия органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия (за исключением прямо определенных Законом) прекращаются и переходят к внешнему (конкурсному) управляющему. В связи с этим судам при рассмотрении таких споров следует учитывать, что в ходе внешнего управления и конкурсного производства сделки должника, относящиеся в соответствии с законодательством о юридических лицах к категории крупных сделок или сделок с заинтересованностью, не требуют одобрения в порядке, предусмотренном законодательством о юридических лицах, за исключением мирового соглашения (п. 2 ст. 153 и п. 2 ст. 154 Закона). [3]

Таким образом, современное регулирование крупных сделок в принципе является гарантией соблюдения прав и законных интересов хозяйственного общества и его участников (акционеров). Вместе с тем, следует отметить, что законодательство о крупных сделках требует восполнения пробелов, внесения существенных изменений и дополнений с целью разъяснения неясностей и устранения противоречий.

Список литературы:

  1. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный). – 2-е изд., перераб. и доп. // СПС «КонсультантПлюс», 2014.
  2. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / Е.Н. Абрамова, Т.М. Жукова, А.А. Кирилловых и др.; под ред. Е.А. Рыбасовой. – М.: Юстицинформ, 2011. – 624 с.
  3. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 7.