Евразийский
научный
журнал

Методологические основы сравнительной криминологии

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Бидова Бэла Бертовна, Бушуева Шадат Мусаевна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: « Евразийский Научный Журнал №10 2016»  (октябрь)
Количество просмотров статьи: 1705
Показать PDF версию Методологические основы сравнительной криминологии

Бидова Бэла Бертовна
доктор юридических наук,
доцент кафедры уголовного права и криминологии ФГБОУ ВО
"Чеченский государственный университет"
Бушуева Шадат Мусаевна
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: bela_007@bk.ru

Любая науч­ная теория по мере накопления знаний начинает все более активно заниматься сравнительными исследованиями. Это в особенности актуально для кримино­логии как междисциплинарной науки. Сравнительный подход является фунда­ментальной характеристикой рассматриваемой науки и «встроен» в процесс ее развития.

Европейская криминология с самого начала ее возникновения включала в предмет сравнительной криминологии вопросы уголовной политики. Такая традиция сохранилась и в целом харак­терна для современной зарубежной криминологии. Опираясь на анализ работ ведущих отечественных и зарубежных специалистов в области сравнительной криминологии, автор показывает, что логика развития предмета сравнительной криминологии восходит от одномерного анализа (преступление, преступник, жертва преступления) к многомерному (факторы преступности), системному (транснациональная организованная преступность) и метасистемному (кри­минальные глобальные проекты); от внутригосударственных исследований к межгосударственным и межрегиональным и далее - к мировому глобально­му криминологическому анализу. Круг целей сравнительных криминологиче­ских исследований при этом становится более емким. Мировая криминология (криминоглобалистика) закономерно является итогом и вершиной сравнитель­ных криминологических исследований, что определяется интенсивной глоба­лизацией криминального пространства.[1]

В предмет сравнительной криминологии, по мнению авторов, следует включать изучение востребованности и авторитетности криминологических знаний в государстве и обществе. При этом можно выделить три измерения такой востребованности и авторитетности: а) с точки зрения органов государ­ственной власти; б) с позиций научного сообщества; в) в общественном мне­нии. Каждое из этих измерений имеет свое практическое значение. Значимость криминологии в глазах представителей органов государственной власти полу­чает выражение в образовательных стандартах, а также качествах уголовной политики. Авторитетность криминологии в научном сообществе указывает на готовность ученых реагировать на вызовы развивающегося мира. Крими­нологические оценки в общественном мнении чрезвычайно важны для мони­торинга состояния преступности, для определения степени криминализации и виктимизации общества в реальных показателях. Оптимальной является вос­требованность криминологии во всех трех измерениях, что связано с общим состоянием законности и правопорядка в государстве.[2]

Зарубежная криминология с самого начала ее возникновения нередко демонстрировала наивную убежденность в возможности решения проблемы преступности вне правового контекста. Правовой характер российской крими­нологии определяет ее преимущества перед теми научными направлениями, а также зарубежными криминологиями, которые основаны на другом подходе: социологическом, политологическом, экономическом и др. Такие преимущества выражаются в юридическом определении преступного поведения и недо­пустимости его отождествления с иными социальными девиациями; правовом ограничении средств воздействия на правонарушителя; согласовании права и нравственности; понимании сложности юридического механизма и необхо­димости соблюдения многих условий при его регулировании; утверждении приоритета средств над целями.[3]

Большое методологическое значение для сравнительной криминологии имеет теория правовых систем. Она успешно применяется в сравнительных уголовно-правовых и сравнительно-криминологических исследованиях. Ком­паративистика определяет подходы к иерархии базовых ценностей, которые составляют содержание правовой системы. В свете событий новейшей исто­рии становится отчетливо ясной правота тех мыслителей, которые полагали первичными духовно-нравственные ценности. В связи с этим в диссерта­ции в качестве методологической основы принята классификация правовых систем, разработанная теоретиками права, которая включает в себя англо­американскую, романо-германскую, религиозную, обычно-традиционную и славянскую правовые семьи.

Сравнительная криминология выражает криминологическое содержание компаративистики, но не исчерпывается им. Современная полити­ческая и экономическая практика порождает множество феноменов, которые не могут быть удовлетворительно раскрыты и объяснены с позиций сравнитель­ного правоведения. Актуален контент сравнительного криминологического дискурса в континуумах «авторитаризм - либерализм», «традиционализм - постмодернизм»», «стабильность - реформы». Здесь базовый сравнительно-правовой подход дополняется сравнительно-политологическим подходом.

С криминологической точки зрения следует учитывать типологии госу­дарств, которые используются ООН в целях изучения преступности и развития в различных ареалах мира. Географическую «привязку» имеет и сеть мировых криминологических учреждений. В то же время типологии государств по гео­графическому признаку, прежде всего, значимы для изучения, а не для объяс­нения устанавливаемых закономерностей.

Внедрение доктринальных взглядов в практику противодействия пре­ступности осуществляется через криминологическую теорию. В рамках срав­нительной криминологии следует констатировать появление, существование и последовательное развитие нескольких криминологических теорий (школ), в основании которых находятся своеобразные мировоззренческие парадигмы. Рассматривая основные криминологические школы (классическую, позити­вистскую, социалистическую, постмодернистскую), автор считает актуальной задачей сравнительной криминологии восприятие и творческое использование позитивных положений всех криминологических школ, в связи с этим форми­рование интегративной школы криминологии. Создание интегративной школы криминологии исключает характерное для западной криминологии эклектиче­ское объединение различных криминологических теорий (Н. Вейнер, Ф. Пир­сон, Г. Барак) и обеспечивает универсализацию научного познания в сфере противодействия преступности на основе диалектического метода, системного и синергетического подходов, утверждения онтологических оснований кате­горий справедливости и нравственности, власти и ответственности, согласо­вания профессионализма и транспарентности, аккумуляции положительного мирового опыта обращения с правонарушителями.

Существенная методическая сложность сравнительной кримино­логии заключается в оценке и интерпретации комплексных эмпирических инди­каторов состояния криминологической обстановки в суверенных государствах. В то же время комплексный подход к использованию глобальных индексов позволяет разработать методику мирового сравнительного анализа кримино­логической обстановки и глобального криминологического прогнозирования.

Литература:

  1. Артемов Д. Ю. Стратегии противодействия незакон­ному обороту наркотиков // Российская юстиция. - 2007. - № 2. - С. 62-63.
  2. Клейменов М. М. Группировки в местах лишения свободы // Психо­педагогика в правоохранительных органах. - 2006. - № 3. - С. 106-108.
  3. Нуртазин А. Б. Психопатология террора // Психопе­дагогика в правоохранительных органах. - 2006. - № 2. - С. 84-85.