Евразийский
научный
журнал

Механизмы творчества конгруэнтные трёх-, и двухмерным моделям уровней личностного бытия

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Николов Никита Олегович
Рубрика: Философские науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №1 2018»  (январь, 2018)
Количество просмотров статьи: 653
Показать PDF версию Механизмы творчества конгруэнтные трёх-, и двухмерным моделям уровней личностного бытия

Николов Никита Олегович
Ответственный секретарь
издательского отдела ГБУ ДПО ЧИППКРО
(г. Челябинск)
Почтовый адрес: г. Челябинск, ул. Волочаевская, д. 37, кв. 27
тел. + 7-(951)-487-04-07
E-mail: nikolov_1989@mail.ru

Аннотация. Исследуются условия формирования и развития лабораторий механизмов творчества новых смыслов во взаимосвязи с трёх-, и двухмерными моделями уровней личностного бытия. Раскрывается критерий духовности и парадуховности моделей уровней личностного бытия.

Ключевые слова: двух-, и трёхмерные модели уровней личностного бытия, душа, дух, тело, теория азбучных планов.

Вопрос относительно механики творчества новых смыслов достаточно основательно раскрыт в работах О. П. Рыбниковой, которая указывала, что «возможно выделить трёхактность механизма творчества: усмотрение проблемы и зарождение идеи, поиск решения и воплощение» [7]. Сегодня также на базе Калифорнийского университета в Беркли представлены исследования на материалистической научной парадигме, раскрывающие динамику движения мысли, особо выделяющие роль коры головного мозга как координатора сложных взаимодействий между различными его центрами, и служащей в их формулировке «когнитивным клеем познания» = «glue of cognition» [11].

То есть за материальную основу сознаний и психики рассудка (как координационной системы, в их понимании «клея познания») взяты ткани головного мозга, однако уже ранее академик Н. Бехтерева подчёркивала, что головной мозг это только опосредованная составляющая феномена сознания, критикуя при этом двухмерные модели бытия (материя — первична, сознание — вторично; сознание — первично, материя — вторична [2, С. 77]).

Однако все данные интересные исследования, осуществляющие качественный анализ механизма творчества не показывают условия формирования эссенциально-различающего субстрата языковой материи речи и мышления, к примеру, относительно концептов души и духа только на базе первой моделирующей системы русского языка, а в моделирующих системах всех 19 евроязыков (от английского до шведского), и также в древнегреческом, латинском, иврите, китайских языках, к примеру, не сформирована данная материя различения различий.

Данный контекст типологии механизмов творчества новых смыслов, отражающий специфику либо парадуховного, либо духовного вектора творчества новых смыслов очень слабо представлен в научной литературе, и мы находим достаточно подробный анализ данного контекста только в работах профессора А. А. Свиридова, который различает соответствие азбучных планов того или иного языка и лаборатории творчества новых смыслов, характерных для той или иной семиотической системы.

Так им выделяется: первая лаборатория творчества новых смыслов, учитывающей в своей онтологии трёхмерную семиотическую структурность — азбучный план триединства мироздания, присутствующий только в русском языке в качестве метаязыка, основой которой выступает принцип тройного отрицания.

Данный принцип структурно представлен такими элементами, как: «понимание» — «диалектическое суждение» — «второе диалектическое суждение» — «первое спекулятивное суждение» или «второе спекулятивное суждение», что нам позволяет изучать эволюцию онтологии души на совершенно иной ступени развития, в отличие от духа, как уровня личностного бытия.

На базе данного принципа, а также с учётом механизма творчества новых смыслов на основе трёх основных законов диалектики возможно различать конгруэнтное событие души и её материальной основы — букв-символов, что в целом можно назвать процессом онтологизации букв-символов многомерности, к которым согласно теории азбучных планов мы относим только русский язык, а дух позволяет различать как онтологизированной числовой эманации цифры.

Критерием для отнесения символов разнообразных семиотических систем мира к многомерным объектам мы вслед за исследованиями О. Д. Вишняковой, А. Ф. Лосева «Проблема символа и реалистическое искусство», А. А. Свиридова обозначим вероятностную возможность производить слияние структурно-семантических категорий в единый непротиворечивый объём, проявляющий себя и в виде мифа, и аллегории, «оказываясь не просто нагруженным дополнительными коннотациями, но и несущие глубинный слой развитой информации [3].

Данная лаборатория творчества новых смыслов несёт в себе описательный принцип, характерный для семиотической системы русского языка — принцип свободы ударения. Свою опосредованность в философском дискурсе он находит в виде феномена свободы мыследействия, не фиксированности воли, её свободы, что схоже с теорией о эссенциальной сущности мировой воли — как онтологизированной субстанции [10].

Возвращаясь к оценке первой нами рассматриваемой лаборатории механизмов творчества новых смыслов необходимо отметить, что для неё характерна структурная упорядоченность внутренних элементов по принципу взаимной вложенности и открытости системы (открытая система).

Данная лаборатория выдвигает в категории всеобщего в модели уровней личностного бытия душу человека, как буквенную эманацию слова, что фактически отвечает критерию духовной модели, так как обобщая большинство трактовок понятия духовность, рассматриваемых в толковых словарях В. И. Даля, С. И. Ожегова, Д. Н. Ушакова [4; 6; 9] — это не только самый высший уровень развития личности, в континууме которого базовыми регуляторами её бытия становятся высшие человеческие ценности, а также это и постоянный процесс стремления к внутреннему личностному совершенствованию и также имманентное свойство души.

Второй по порядку мерности семиотических структур (алфавитный план полярного мироустроения, присутствующий во всех 19 евроязыках мира), имеющих прямое, непосредственное отношение к лаборатория творчества в качестве условия её реализации, отвечающая (лаборатория творчества) принципу взаимной вложенности, замкнутости и ограниченности с фиксацией ударения в языковом мышлении его носителей.

При этом если в рамках первой лаборатории творчества новых смыслов наряду с основными законами мира, за которые мы приняли три закона диалектики, действовал принцип тройного отрицания, то в рамках данной (второй) лаборатории творчества абсолютизирован закона двойного отрицания, не способный различать (проявлять второй уровень рефлексии: рефлексия рефлексии [1]) феномен души от феномена духа, а значит, формирует усечённую модель уровней личностного бытия вида: дух+душа (единый конгломерат) и тело человека

Поэтому, в силу условий бытия данного механизма творчества, его собственной специфики мы должны отметить, что законы и принципы синергетики не действуют для данной лаборатории творчества, из-за онтологической самозамкнутости системы.

На основании же невозможности различать категорию души от духа мы непротиворечиво относим данную лабораторию механизмов творчества к парадуховной, перекрывающей по сути онтологию души онтологией духа абсолюта, его «метаморфозами» (как их понимал Г. Ф. Гегель).

Так как ни методом перестановки (перекомбинировки) уже имеющегося знания о базовых уровнях личностного бытия, ни посредством элементов интуитивизма (иррационального метода) душа качественно не могла исследоваться в условиях воздействия и двухмерных семиотических систем, в рамках которых отсутствуют семиотические элементы, посредством которых становится возможно бытие души в русском языке, вызывая устойчивые коннотации в виде понятия — русская душа, а также в условиях первой рефлексии знаний меры различия.

Приступая к описанию третьего типа механизмов творчества новых смыслов, следует отметить, что он не только конгруэнтен усечённой модели уровней личностного бытия, но и существенно понижает семантическую, а с нашей позиции исследования, и бытийностную мерность души, вследствие его опосредованности (типа механизмов) с квази-алфавитными языковыми системами: китайский, японский, иврит.

Данная лаборатория, использующая псевдоалфавитный план одномерной размерности (все иероглифические языки), сложенный по принципу взаимной вложенности ограничения и замкнутости, что есть общая сущность для «лабораторий творчества мысли двойного отрицания», с соответствующей абсолютизацией закона двойного отрицания.

При этом синтез новых смыслов допускает в условиях данной лаборатории механизмов творчества тождество антиномичных суждений вида: добро и зло, объединённых в одном слове — facinus (лат.), или феномен антиномичного совмещения понятия духа и души в единый неразличимый конгломерат — anima (лат.), либо допускается риторическое и семантическое объединение смыслов тела живого человека и трупа — в слове «corpus (лат.)» [5], а значит, инволюционно в пределах данной лаборатории творчества могут подменять себя (антиномичные феномены) риторически, онтологически, а также сущностно.

На основании проведённого исследования можно сделать итоговое заключение, что семиотическая опосредованность лабораторий творчества новых смыслов является в нашем подходе определяющей, первичной, что непротиворечиво совпадает и с уже ранее предложенной в научном сообществе теорией азбучных планов [7].

Литература

  1. Анкин, Д. В. Семиологическое описание языка философии : автореф. дис. ... канд. филос. наук : 09.00.01 / Д. В. Анкин. — Екатеринбург, 1993. — 22 с.
  2. Бехтерева, Н. П. Магия мозга и лабиринты жизни. — СПб., Изд. «Нотабене», 1999. — С. 77.
  3. Вишнякова, О. Д. От многомерности знака к многомерности образа [Электронный ресурс] / Н. В. Поселягин // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. — 2009. —  6 (61). — Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/ot-mnogomernosti-znaka-k-mnogomernosti-obraza (дата обращения: 15.01.2018).
  4. Даль, В. Толковый словарь живого великорусского языка. — В 4-х томах. Том 1: А-З. — М. : Рипол классик, 2006. — С. 561.
  5. Николов, Н. О. Онтология «матрицы безумия» и её механизм творчества глубинных афинных трансформаций языковой личности [Электронный ресурс] / Н. О. Николов // Современный учёный. — 2017. —  4. — 254–258. Режим доступа: http://www.modernsciencejournal.org/release/2017/SU_2017_4.pdf (дата обращения: 22.01.2018).
  6. Ожегов, С. И., Шведова, Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. — 4-е изд., доп. — М. : ООО «А ТЕМП», 2006. — С. 183.
  7. Рыбникова, О. П. Развитие креативности детей дошкольного возраста в студии эстетического воспитания : дис. ... канд. пед. наук : 13.00.05 / О. П. Рыбникова. — СПб., 2004. — С. 32–68.
  8. Свиридов А. А. Словотолк ведической традиции. — Аркаим ; Увельский : [б. и.], 2011. — С. 15, 73.
  9. Ушаков, Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. — М.: Аделант, 2013. — С. 131.
  10. Шопенгауэр Артур. Мир как воля и представление. — М. : Московский клуб, 1992. — 400 с.
  11. Haller, M. et al. Persistent neuronal activity in human prefrontal cortex links perception and action / M. Haller // Nature Human Behaviour. — 2017. — P. 1.