Евразийский
научный
журнал

Корпоративный конфликт в рамках конкурсного производства

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Сереженкова Юлия Владимировна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №2 2016»  (февраль)
Количество просмотров статьи: 1035
Показать PDF версию Корпоративный конфликт в рамках конкурсного производства
Сереженкова Юлия Владимировна , Магистрат МГЮА им.Кутафина

Согласно Закону о банкротстве 2002 г. к последствиям открытия конкурсного производства относится, в частности, прекращение полномочий руководителя должника, иных органов управления должника и собственника должника – унитарного предприятия, и возникновение обязанности в трехдневный срок передать конкурсному управляющему документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей[1].

Однако, на практике не редки случаи нарушений со стороны руководителя должника в форме полной или частичной не передачи указанных выше материальных, документальных и иных ценностей, крайне необходимых конкурсному управляющему для осуществления своей профессиональной деятельности.

Рассмотрим несколько примеров из судебной практики.

Согласно Постановлению от 17.12.2012 г. ФАС Северо-Кавказского округа с исковым требованием о признании бездействия конкурсного управляющего должника незаконным, обязании его направить письменное требование с указанием конкретного перечня документов и имущества, подлежащих передаче конкурсному управляющему, продолжить процедуру приема-передачи бухгалтерских документов было дано отказано в удовлетворении, поскольку бывший руководитель должника согласно ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г. обязан передать конкурсному управляющему всю, без исключения, документацию и материальные ценности должника, а не выдвигать не предусмотренные законом требования[2].

То есть, должник не только не передал установленные законом ценности, но и умышленно обвинил в нарушении (бездействии) конкурсного управляющего.

Подобная ситуация наблюдалась и в решении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 8 августа 2011 г.[3], в котором истец - представитель участников ЗАО, которое было признано банкротом, обратился в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего, которые выразились в захвате документации и имущества ЗАО, связанное с тем, что конкурсный управляющий вступил во владение этой документацией и имуществом. Суд пояснил, что с момента введения конкурсного производства, все полномочия руководителей переходят к управляющему, при этом, документы и имущество подлежат передаче последнему[4].

Как мы видим, примеров подобных дел достаточно много. Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве"[5], у конкурсного управляющего, так или иначе, есть только один способ защиты своих прав и интересов конкурсных кредиторов. А именно,он должен обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об истребовании документов и иных ценностей, предусмотренных законом к передаче, по правилам статьи 66 АПК РФ.  Суд выносит определение об их истребовании. В том же случае, если определение не исполняется, на нарушителя накладывается штраф на основании исполнительного листа.

Подобного рода нарушения со стороны руководителя должника столь распространены вовсе не по причине незнания и неосведомленности о необходимости совершения ими подобных действий. Данное противостояние интересов, по нашему мнению, основано на двух причинах. В корне противоречия между руководителем должника и конкурсным управляющим лежит такое, сугубо психологическое явление, как «корпоративный конфликт». Как отмечает Д.И. Дедов, в основе корпоративных конфликтов, как правило, лежит один вопрос: кто будет руководить обществом[6]?

В основе корпоративного конфликта всегда лежит конфликт интересов. Согласно предложенному Д.И. Дедовым определению, конфликт интересов есть противоречие между интересами, которые защищены правом и должны быть удовлетворены действиями другого уполномоченного принципалом лица, и личными интересами этого уполномоченного[7]. В нашей ситуации субъектом, чьи интересы защищены правом, является конкурсный управляющий, а уполномоченным принципалом, действующим на основании личных интересов, нарушающих законоутвержденный процессуальный порядок, является руководитель должника.  И.С. Шиткина отмечает, что суть конфликта интересов заключается не в самом факте нарушения интересов, а в возможности возникновения ситуации, когда эти интересы могут быть нарушены[8].

Корпоративный конфликт возникает из нежелания руководителя должника оставить все полномочия по управлению хозяйственным обществом и, тем более, передать их стороннему, назначенному судом, лицу. Нежелание может проистекать из подсознательного отторжения, а также из осознанной необходимости решения каких-либо задач и действий, непосредственно связанных с изменением финансового состояния общества.

Из вышеизложенного возникает вывод о второй причине противостояния руководителя должника и конкурсного управляющего в форме совершения заведомо противоправных действий в рамках изменения финансового состояния общества в части заключения фиктивных сделок, проведения неправомерных операций, вывода имеющихся активов общества и прочих схожих действий, для совершение которых необходимо наличие бухгалтерских документов, печатей, штампов, материальных и прочих ценностей.

Данные нарушения автоматически затягивают срок конкурсного производства, как ранее отмечалось, и без того неограниченный. Рассмотренные выше административные санкции недостаточно весомы и мало действенны. Поэтому, в рамках решения исследуемой корпоративной проблемы представляется необходимым введение ужесточения за такого рода нарушения. А именно, в случае, если должник каким-то образом все же препятствует деятельности аудитора по истребованию у него документов и ценностей, необходимо ужесточить административную ответственность за данное противодействие штрафом от двухсот до пятисот тысяч рублей или дисквалификацией на срок от одного до трех лет. Помимо административной, представляется необходимым, ужесточение уголовной ответственности, за подобного вида нарушение, со стороны руководителя должника, в части, изменения категории преступления с небольшой тяжести до средней, лишение свободы при которой предусмотрено от трех лет.

Информационные ссылки:

[1] См. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 29.12.2015) "О несостоятельности (банкротстве)" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016)

[2] См. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.12.2012 по делу N А53-4487/2011

[3] См. Решение Восьмого арбитражного апелляционного суда от 8 августа 2011 г. по делу N 08АП-3570/1

[4] См. Дружинин И.Ю. Противодействие руководителя должника деятельности конкурсного управляющего - судебная практика и пути решения проблем. Журнал «Экономика. Государство. Общество». 2015

[5] См. Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" п.47

[6] См. Конфликт интересов / Дедов Д.И. - М.: ВолтерсКлувер, 2004

[7] См. Конфликт интересов / Дедов Д.И. - М.: ВолтерсКлувер, 2004

[8] См. Корпоративное право / Отв. ред. И. С. Шиткина. М.: ВолтерсКлувер, 2008