Евразийский
научный
журнал

Формально-юридический анализ категории ограничения прав и свобод

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Кахаев Шамиль Атаусович
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №4 2018»  (апрель, 2018)
Количество просмотров статьи: 668
Показать PDF версию Формально-юридический анализ категории ограничения прав и свобод

Кахаев Шамиль Атаусович
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"

Во многом на определение сущности самих ограничений оказывают влияние мировоззренческие позиции авторов, отстаивающих ту или иную концепцию. Вместе с тем, выводится наиболее универсальный подход к интерпретации ограничений прав и свобод, под которыми следует понимать установление лимитов меры возможного поведения лица в рамках правовых отношений.

В роли таких объектов могут выступать как сами права и свободы, так и их осуществление на практике. Когда речь идет об ограничении прав и свобод, затрагивается правоспособность лица, когда — об ограничении реализации этих прав — об ограничении дееспособности. Субъективные права и свободы немыслимы без правовых отношений, в которых мера возможного поведения находит свое практическое осуществление. Таким образом, формулировки «ограничение прав» и «ограничение реализации прав» являются не исключающими, а взаимодополняющими друг друга.[1]

Наряду с ограничениями прав и свобод следует выделить категорию имманентных пределов прав и свобод. Речь идет о содержательной характеристике субъективного права или свободы. Каждое право или свобода лица имеет свое внутреннее содержание, выход за пределы которого именуется злоупотреблением правом, то есть его использованием не по социальному назначению. Когда речь идет об имманентных пределах — это означает уточнение содержания права, когда об ограничениях — подразумевается легализованная лимитация, то есть сужение изначально предусмотренных вариантов возможного поведения лица в правоотношении. Имманентные пределы есть у каждого субъективного права или свободы, однако не каждое субъективное право или свободу допустимо ограничивать.

Если под «ограничением» понимается действие, направленное на установление допустимых пределов, определяющих норму возможного поведения, то «умаление» подразумевает преувеличение ничтожества предмета, придание ему чрезмерно малого значения, снижение его роли. Следовательно, ограничение прав — это установление лимитов меры возможного поведения, призванное обеспечить формальное равенство в правах и свободах, в то время как умаление — это непризнание субъективных прав в определенной их части, отвержение значимости конкретного субъективного права или свободы.

В свою очередь, ущемление прав, в отличие от их легализованных ограничений, является противозаконной лимитацией меры возможного поведения лица, которая осуществляется в противоречие с действующими принципами права. К примеру, лимитация в правах по признакам расового, национального происхождения или религиозных убеждений, что является недопустимым.

Отмечается, что ограничения прав и свобод человека и гражданина могут быть как правовыми, так и внеправовыми (основываться на обычаях, религиозных убеждениях, психологических установках и т.п.). Вместе с тем, правовые ограничения могут касаться не только прав и свобод индивида, но, к примеру, полномочий органов государства. Таким образом, термины «ограничения прав и свобод человека и гражданина» и «правовые ограничения» могут совпадать, но не являются тождественными.

Литература:

  1. Минаев К.А. Проблемы легализации ограничений частных и публичных прав личности // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Экономика. Управление. Право. Саратов: Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского, 2015. № 3. С.342-347.