Евразийский
научный
журнал

Альтернатива материальной картине мира

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Стрижко Эдуард Александрович
Рубрика: Философские науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №8 2015»  (август 2015)
Количество просмотров статьи: 1976
Показать PDF версию Альтернатива материальной картине мира
Стрижко Эдуард Александрович

Пытаясь разобраться с вопросом: “Есть ли альтернатива у материи?“, мне, как человеку далёкому от философии, странным показалось следующее.

Известно, что впервые понятие “материя” ввёл греческий философ и педагог Платон (ок. 427-347). Прошли столетия, о материи написаны тысячи статей, книг, монографий, научных работ и т.д. Менялось содержание понятия (от вещества до антиматерии, тёмной материи, свойства быть объективной реальностью и т.д.), но альтернативы, т.е. необходимости выбора одного из двух или более исключающих друг друга возможностей, до сих пор найдено не было. Больше того, даже в естественных науках понятие материя стало таким же фундаментальным понятием, как в философии, с чем автор не мог согласиться по следующей причине.

Я геолог, т.е. представитель одной из естественных наук, и не мне ли хорошо знать, что при проведении геолого-съёмочных маршрутов имел дело не с материей, а горной породой. Проблема? Да, с поисками ответа на которую читатель может познакомиться в опубликованных работах под названием “Новый предмет познания окружающего нас мира” [3, с.256-261]и “Непознанная реальность” [4, с.37-63]. Что касается самого ответа, то его роль стали выполнять отсутствующая до сих пор альтернатива материи, в одном случае, и моё видение решения многовекового вопроса философов: “Как устроен мир?”, в другом.

Ключевые слова и фразы:объективная реальность; материя; вещество; содержание; форма; горная порода; реальное тело; естество; самодвижение; дешифрирование; философская картина мира; новая (нематериальная) картина мира.

Всё ли можно и все ли нужно познавать научно?

В.П.Филатов

Переделать окружающий нас мир невозможно. К примеру. Разве можем мы запретить планетам вращаться, а вулканам извергаться? Разве можем мы запретить землетрясения, наводнения, цунами, тайфуны? Разве можем мы быть другими, а не такими, какие есть на самом деле?

Казалось бы, вопросы, лишённые “здравого смысла”. Но зададимся ещё одним: “По какому такому праву Человек заменил мир реальный на материальный, в котором всё многообразие первого сведено к однообразию второго?” Да, мы гордимся научно-техническим прогрессом, но сознательно умалчиваем о том, что именно он переделывает уже нас, т.е. людей, в обслуживающий персонал. Персонал, для которого знаменитая фраза Сатина: “Человек – это звучит гордо!” (a), теряет свой первоначальный смысл. И если так пойдёт дальше, то легко предположить, что наша планета Земля может не дожить даже до своего “старения”.

Когда-то я задумался над вопросом: “Почему философы обходят геологические знания стороной?” Казалось бы, чего проще, взять Земной шар в качестве наглядного примера для своих рассуждений, но, в отличие от нашего далёкого прошлого и настоящего, рассматривать его не на микро-, а на макроуровне. Что я хочу этим сказать? Только то, что философы сами себе создали тупиковую ситуацию, суть которой в одностороннем (безальтернативном) подходе к пониманию окружающего нас мира (= Земному шару).

В самом деле. На что была направлена мысль первых натурфилософов? Отвечаю: на понимание внутреннего строения окружающего их мира, которое, по причинеотсутствия какого-либо опыта, было построено на умозрительном (отвлечённом) его истолковании. Напомню, у Фалес Милетского это были некие материальные частицы, к которым через столетие Демокрит добавил пустоту, а сами частицы назвал атомами. Эта идея, или, как её ещё называют, гипотеза, просуществовала более двух тысяч лет, т.е. вплоть до XIX века (!). Что же произошло в оставшиеся два с небольшим столетия? Научно-техническая революция, которая позволила сначала химикам, а затем физикам не только доказать существование атомов (!), но и продвинуться дальше в глубины внутреннего строения окружающего мира. Да так, что уже в середине XX века физики стали утверждать следующее.

“В настоящее время, когда говорят о единстве природы, обычно имеют в виду единство в строении вещества: все тела построены всего лишь из нескольких сортов элементарных частиц” [1. с.25].

Но кого это заслуга? Физиков или тех технических средств, которые были построены для экспериментов? Вот в чём вопрос, суть которого в следующем: физики сейчас оказались едва ли не в положении первых натурфилософов с тем лишь отличием, что вместо умозрительных атомов получили реальные элементарные частицы, которые, по непонятной для меня причине, до сих пор относят к материи. Это, во-первых.

Во-вторых. Открытие элементарных частиц – это, вне всякого сомнения, большое научное достижение, если бы не обратная его сторона. Тайна внутреннего строения окружающего нас мира так и осталась тайной. Естественно, физиков это не устроило, поэтому её изучение они не стали откладывать на тысячелетия, а решили обратиться к испытанному веками способу: выдвинуть идею, которую самим же, здесь и сейчас, проверить. Так появился гипотетический бозон Хиггса, а для его доказательства – специально построенный Большой адронныйколлайдер (БАК). Другое дело найдут ли эту частицу с помощью экспериментов? Вот что думает по этому поводу сам автор гипотетической частицы Питер Хиггс (шотландский физик-теоретик).

“Если мы ничего не найдем там – это будет значить, что ни я, ни другие больше ничего не будут понимать в том, что мы знаем о слабом и электромагнитном взаимодействии” (b).

Нетрудно догадаться, что, если это случится, физики придут к тому же самому, с чего начинали натурфилософы далёкого прошлого: к незнанию внутреннего строения окружающего нас мира, только на другом, более усовершенствованном уровне знаний. Очевидно, выход из положения только один: строительство коллайдера нового поколения, что, кстати, уже сейчас нашло отражение в планах на далёкую перспективу. Остаётся только надеяться, что интервал времени окажется намного меньше двух с половиной тысяч лет и, в отличие от нашего далёкого прошлого, будет зависеть всего лишь от того, насколько быстро Человечество соберёт необходимые средства.

Но допустим, физики экспериментально найдут бозон Хиггса. Допустим,философы тут же скажут, что В.И.Ленин был прав, утверждая следующее: ““Материя исчезает” – это значит исчезает тот предел, до которого мы знали материю до сих пор, наше знание идёт глубже; исчезают такие свойства материи, которые казались раньше абсолютными, неизменными, первоначальными (непроницаемость, инерция, масса и т.п.) и которые теперь обнаруживаются, как относительные, присущие только некоторым состояниям материи.Ибо единственное “свойство” материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания” [2. с. 281].

Определение, которое можно было бы считать постулатом, если бы не результаты проведённого мной исследования (привожу ниже).


Что это? Материя или объективная реальность? Нет, это ещё одни результаты, но уже научных исследований за два последних столетия. Но чего? Вопрос без ответа, что и стало причиной появления ещё двух. Но если на микроуровне (слева) вопрос ещё можно связать с поисками неизвестной физикам частицы с помощью экспериментов, то, как быть с вопросом на макроуровне (справа) если учесть, что экспериментально он (вопрос) здесь просто не решается? Проблема? Да, суть которой в отсутствии формы у материи, а значит и у объективной реальности. Нонсенс, т.е. бессмыслица, нелепость, ибо создаётся впечатление, что никто из философов на протяжении столетий так и не посмотрел на звёздное небо в безоблачную ночь. Разве перед нами только материя со своим свойством быть объективной реальностью? Нет, перед нами само незнание, границы которого можно расширить следующим образом.

““КНИГА ПРИРОДЫ”, восходящее к древности представление о мире природы как некоем “тексте”, подлежащем “чтению” и толкованию. Уже позднеантич. астрология уподобляла звёздное небо письменам, содержащим нек-рое сообщение. Ср.-век. христианство видело в природе создание того же самого бога, к-рый раскрыл себя людям в Библии; отсюда вытекает известный параллелизм природы и Библии как двух “книг” одного и того же автора (природа – мир как книга, Библия – книга как мир). Эта идея, одним из первых развитая Максимом Исповедником, остаётся популярной вплоть до эпохи барокко; она наивно выражена в стихах англ. поэта 17в. Ф. Куарлеа: “Этот мир – книга ин фолио, в к-рой заглавными литерами набраны великие дела божьи: каждое творение – страница, и каждое действие – красивая буква, безупречно отпечатанная”. Однако если ортодоксальная традиция сопоставляла “К.п.” и Библию, то неортодоксальные мыслители, начиная с эпохи Возрождения, противопоставляли их (напр., предпочтение “живого манускрипта” природы “писанному манускрипту” Библии у Кампанеллы). “К.п.” можно было сопоставлять не только с Библией, но и с человеч. цивилизацией и книгой как её символом. Просвещение (за исключением Руссо) вкладывает в образ “К.п.” свою веру в культуру, до конца согласную с природой, и в природу, до конца согласную с разумом. Движение “Бури и натиска”, в частности ранний Гёте, и романтизм противопоставляет органич. мудрость “К.п.” механистич. рационализму и книжной учёности”[6. с.262-263]. “Возможно ли в наши дни оживление идеи Космоса и соответственностарой метафоры о Книге Природы (разумеется, без восстановления идеи творца, создавшего Космос и оставившего свои знаки в Книге Природы)? Это непростой вопрос, и ответить на него можно не путём логического конструирования, а лишь путём оценки реально существующих тенденций в эволюции научного мировоззрения. На наш взгляд, ясно выраженных тенденций в этом направлении пока ещё нет. Можно говорить лишь о некоем “брожении мыслей”, о смутном недовольстве “акосмичностью” современного естествознания. Таковы популярные сейчас идеи сближения современной и античной физики; интерес к имевшимся в истории альтернативным общепринятому способам познания природы (например, к учению о природе Гёте) (c); попытки найти пути философско-методологического синтеза природного и культурного, космической и человеческой эволюции, опираясь на учение В.И.Вернадского; разработка так называемого “антропного принципа” в космологии. Можно было бы расширить перечень подобных идей, но, по нашему мнению, они ещё не представляют собой реальных альтернатив общепринятой форме познания. Книга Природы, её понимание и интерпретация остаются для современного теоретического сознания некими метафорами, которые не могут ещё стать научными, найти пути конкретной реализации в научном исследовании” [5.c.227-228].

P.S. Остаётся только добавить, что аналогичная ситуация сложилась с Языком Природы и его познанием. Но если бы на этом всё закончилось...

Дело в том, что материалистические воззрения на окружающий нас мир оказали негативное влияние на решение ещё одной проблемы, только не в философии, а естествознании. Это – прогнозирование вообще и природных явлений, в частности. Доказательство тому – большие материальные затраты при поисках полезных ископаемых, большие человеческие жертвы и разрушения при землетрясениях и наводнениях. Что означает только одно: отсутствие знаний в одном случае, привело к кризису, в другом, выход из которого вижу в созданной мной принципиально новой картине мира в третьем (рис.1,2,3).


Рис.1.Авторский вариант новой картины мира


Рис.2. Два варианта картин мира, один из которых (философский) имеет тысячелетнюю историю, другой- современный альтернативный вариант, который я предлагаю на роль начала новой истории познания окружающего нас мира


Рис.3. Вверху – фрагмент из материкальной картины мира, в которой изучается только содержание естества под названием “горная порода” (слева) Внизу – фрагмент из новой (нематериальной) картины мира, в которой должна изучаться ещё неизвестная форма естества под названием “реальное тело”

Заключение

В чём суть новой картины мира? Отвечаю: в осознании того, что так и не осознали философы, с одной стороны, физики, химики, биологи, географы, астрономы, геологи и т.д., т.е. те, кто непосредственно связан с естественными науками, с другой.

Первое. Окружающий нас мир (=объективная реальность =действительность и т.д.) – это беспредметный мир, который философы с помощью материи сделали ещё и бесформенным, что изначально исключило возможность его понимания с точки зрения предметности так, как это показано мной в работе “Непознанная реальность” [4].

Второе.Перед нами пример не просто ошибки в рассуждениях, но ошибки, которая не осознаётся до сих пор, это: признание материи свойством быть объективной реальностью. Третье.Фактическое присутствие в окружающем нас мире фундаментального закона мироздания под названием “самодвижение”, которое, в отличие от философов, доказано мной с помощью дешифрирования космических снимков и аэрофотоснимков на различные территории Земного шара. Один из примеров тому приведён ниже.


Рис.4. Следы самодвижения, полученные автором с помощью дешифрирования космического снимка на Камчатский полуостров

Четвёртое. Изменить сложившиеся взгляды на материю и окружающий нас мир можно только одним способом: параллельно с научно-техническим прогрессом начать познавать заново (с нуля) то, что находится вне нас и не зависит от нас, взяв за основу предложенную мной альтернативную картину мира. Другое дело КАК это сделать – тема отдельного разговора.




Комментарии и цитируемая литература

Комментарии

  • а. ИзпьесыМ. Горького "Надне" (1902).
  • b. Интернет.
  • c. Миропонимание Гёте, его взгляды на природу заметно отличались от характерного для его времени механистического мировоззрения, в котором природа мыслилась как агрегат, управляемый законами механики. В монологе Фауста поэт писал:
  • Ты дал мне в царство чудную природу,

    Познать её, вкусить мне силы дал…

    Ты показал мне ряд созданий жизни,

    Ты научил меня собратий видеть

    В волнах, и в воздухе, и в тихой роще.

Идеи “вчуствования”, отождествления себя с жизнью природных стихий, так характерные для “понимающего” подхода, здесь выражены очень ярко.

Литература

  1. Григорьев В.И., Мякишев Г.Я. Силы в природе. – 6-е изд. испр. – М.: Наука. Главная редакция физико-математической лит-ры, 1983. – 415 с.: ил.
  2. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии. – М.: Политиздат, 1986. – 478с.: ил.
  3. Стрижко Э.А. Новый предмет познания окружающего нас мира. Евразийский научный журнал №6, июнь 2015г. – 261 с.: ил..
  4. Стрижко Э.А. Непознанная реальность. Образование и наука в России и за рубежом. Журнал, вып.8, 2014г. – 80с.: ил.
  5. Филатов В.П. Научное познание и мир человека. – М.: Политиздат, 1989. – 270с. – (Над чем работают, о чем спорят философы).
  6. Философский энциклопедический словарь /Редкол.: С.С.Аверинцев, Э.А.Араб-Оглы, Л.Ф.Ильичёв и др. – 2-е изд. – М.: Сов. энциклопедия, 1989. – 815с.